мнения красноярцев

21 октября 2014 года

Наступил ли в России экономический кризис?

Валерий Зубов

Мы уже вошли в очень тяжелый кризис. Сигналы его — остановившийся экономический рост, рост цен на потребительскую группу товаров, и в первую очередь на продовольствие, и жуткая задолженность регио­нальных бюджетов.

К сожалению, в отличие от финансового кризиса 2008 года этот кризис долгосрочный. В силу сложившихся сегодня отношений с зарубежными партнерами, введения санкций, мы оказались фактически отрезаны от современных технологий, и это скажется на качестве производимой нами продукции и возможностях модернизации в долгосрочном периоде.

Все отрасли технологического плана: металлургия, космическая, нефтяная и газовая отрасли сильно зависят от технологий ведущих западных стран, включая Корею и Японию, — а сейчас этот канал перекрыт. Поскольку нынешний кризис внутренний, будет очень непросто из него выйти.

Только ленивый не говорит и о финансовой стороне вопроса. Но у нас есть примерно год, чтобы удержать финансовую ситуацию, которая сегодня не самая острая.

В худшем варианте развития событий мы не сможем решить политические вопросы, и тогда ухудшение экономического положения будет очень заметным, затронет множество сфер, включая занятость молодежи и моногорода.

Не хочу даже называть цифры, которые крутятся в голове. Лучший вариант — если в ближайшее время найдется приемлемое политическое решение. Тогда для выхода из кризиса понадобится 4—5 лет. К сожалению, положительный исход событий, на мой взгляд, менее вероятен.

Валерий Зубов
Государственная дума
Депутат

Валентин Богомолов

Я не могу сказать, что наступил кризис, но стабильный эконо­ми­ческий спад наблюдается. Ослабление курса рубля создает для многих компаний определенные проблемы, хотя для экспортеров это, напро­тив, может оказаться в плюс — издержки в рублях, выручка в долларах.

Спад наблюдается, но резкого штопора вниз в экономике нет, нынешняя ситуация точно не является повторением 2008 года. Сейчас наблюдается процесс более затяжной, чем был в 2008 году, и в итоге, может быть, все окажется даже хуже, поскольку после кризиса 2008 года мы восстановились довольно быстро, а сейчас платим в том числе и за это быстрое восстановление.

Что касается причин, то нельзя не сказать об экономических санкциях в отношении РФ, потому что доступ многих компаний к рынкам капитала сейчас ограничен или полностью перекрыт. Но ухудшение экономической ситуации — это общемировой тренд, потому что даже в Германии, которая считается оплотом экономической стабильности в еврозоне, дела обстоят не самым лучшим образом. Это общий тренд — где-то хуже, где-то лучше, но везде динамика отрицательная. Если не ошибаюсь, сейчас ни одна экономика мира не показывает бурного роста.

Идеально оптимистичный сценарий развития событий — это резкое улучшение политических отношений между Россией и Западом, отмена санкций, оптимизация всех торговых и инвестиционных связей — и в первом полугодии 2015 года рост по всем статьям экономики. Но я не особо допускаю возможность такого исхода.

Самый пессимистичный сценарий тоже не могу назвать слишком вероятным — это резкий обвал цены на нефть, трудности с исполнением бюджета, банкротство государственных компаний и так далее. В такое развитие событий я тоже не верю.

Валентин Богомолов
Русские инвесторы — Сибирь
Генеральный директор

Наталия Орлова

Мы находимся в состоянии бокового тренда в эконо­мике, и повторения кризиса 2008 года ждать не стоит. Просто наблюдаются очень низкие темпы роста, связанные со структурными ограничениями.

Очень большая нервозность присутствует на финансовых рынках — сейчас она на пике, поскольку связана с санкциями, которые стали неожиданным событием этого года. В моем понимании, основная волна санкций прошла: мы уже увидели их введение, но с последствиями, безусловно, еще будем сталкиваться в будущем. Ожидать новых санкций, думаю, не стоит, поскольку уже примененные травматичны не только для России, но и для Запада. Поэтому полагаю, что нервозность на финансовом рынке в дальнейшем должна пойти на спад.

Нынешняя ситуация не очень сопоставима с 2008 годом. Конечно, можно формально сравнивать их по различным показателям, например, по уровню сбалансированности бюджета по нефти или степени покрытия внешнего долга резервами. Эти показатели стали ниже, чем в 2008 году, мы видим, что макростабильность немного исчерпалась. Но в целом у нас по-прежнему низкий уровень госдолга, резервы Центробанка по-прежнему достаточно высокие и покрывают больше 15 месяцев импорта.

И самое главное отличие — в 2008 году это был мировой кризис, то есть падал внешний спрос на российскую продукцию, что и послужило причиной тогдашнего падения ВВП. А сейчас мирового кризиса нет, это больше локальные явления.

Мне кажется, что есть некоторое разочарование российским ростом, потому что 2013 год был очень показательным — мировая экономика начала немного оживать, и возникло ожидание, что через цены на нефть этот спрос отразится и на России.

Но оказалось, что Россия не следует в фарватере этого улучшения: у нас своя траектория, боковой тренд, который говорит о том, что наша экономика не может воспользоваться улучшениями, которые проявились в мировой экономике. Однако если в мировой экономике ситуация ухудшается, то мы полностью разделяем негативные последствия.

Таким образом, сложилось такое положение дел, когда мы поддержкой мировой экономики не пользуемся, но все риски делим с другими странами.

Самый пессимистичный сценарий наступит в случае, если нефть упадет в цене до 60—70 долларов. Это повлечет большое напряжение и для бюджета, которому придется расходовать средства более экономно, и для бизнеса, потому что большая часть бизнеса «заточена» под использование бюджетных ресурсов. Это заставит правительство менять стратегию, что очень травматично для России.

Не совсем разделяю точку зрения, что чем хуже будет экономическая ситуация, тем быстрее правительство найдет выход. На самом деле, если бы оно могло найти выход, то оно бы это уже сделало, просто у таких решений большая политическая стоимость, и в условиях кризиса она только растет.

Положительный сценарий развития событий связан с тем, что цены на нефть стабилизируются, а мы увидим какой-то компромисс и диалог по санкциям. Все это радикально развернет настроения рынка.

Наталия Орлова
Альфа-Банк
Главный экономист

Дмитрий Зотов

Считаю, что страна вступила в эпоху кризиса. Есть определенные пока­затели, которые четко говорят о том, что экономика наша сегодня не растет, а наоборот, снижается — это в первую очередь показатели валового внутреннего продукта и промышленного производства, которые уже два квартала подряд показывают отрицательный прирост, что говорит о рецессии.

Падение не глобальное, но, тем не менее, ситуация не становится лучше. Ее поддерживает только экспорт наших товаров, и за счет экспорта при ограничении импорта ввиду санкций удается поддерживать положительный баланс.

Промышленное производство и выработка продукции, безусловно, снизились. Начала снижаться и платежеспособность населения — это также говорит о том, что доходы населения в реальном выражении не растут. В номинале они увеличиваются, но корректируются на инфляцию, показатели которой также свидетельствуют о том, что кризисные явления в экономике усугубляются.

Сравнивать нынешнюю ситуацию с кризисом шестилетней давности нельзя — там работал общемировой фактор, происходило общее снижение цен на энергоносители и металлы, которые тогда провалились на 70—80% от своих максимальных значений.

Но на сегодняшний день мы находимся в нашем локальном кризисе, который связан в первую очередь с геополитикой, нестабильностью ситуации на Украине и ее последствиями. Это санкции, ограничение ввода и вывода капитала, снижение финансирования со стороны зарубежных банков, отток капитала из страны и так далее.

В худшем варианте развития событий, при неразрешимой ситуации, санкции могут быть ужесточены, и самая крайняя точка — ограничения для нашей финансовой системы в международных платежах, а также ограничение наших экспортно ориентированных отраслей на поставку энергоносителей и металлов либо запрет на поставку комплектующих с Запада, который уже частично имеет место. Тогда мы рискуем еще более глубоко провалиться в экономике.

Позитивный сценарий возможен, если в ближайшем году мы увидим улучшение ситуации с Украиной, снятие ограничений. В таком случае можно будет говорить о том, что через год—два мы вернемся к предыдущему состоянию экономики. Через год — потому что как минимум такой период должен пройти после снятия санкций, чтобы зарубежные инвесторы вновь зашли в Россию и начали инвестировать в нашу экономику, а деловой климат улучшился. Сейчас его улучшению помешали, например, наши же власти, когда завели дело на Евтушенкова — это тоже не создает позитива для бизнеса. Если все ограничения будут сняты, тогда мы увидим хороший рост — но не раньше, чем через год.

Дмитрий Зотов
ЗАО «Финам»
Коммерческий директор красноярского представительства

Светлана Пентегова

Кризис — само по себе инте­ресное понятие, особенно в такой инте­ресной стране, как наша. Все должны понимать, что кризисы бывают разные: финансовые, экономические, политические и так далее, и для каждого требуются индивидуальные антикризисные меры. Попробуем разобраться, грозит ли нам кризис экономический?

Как экономист, я понимаю, что спады в рыночной экономике неизбежны — это часть непрерывного циклического процесса, и как день сменяет ночь, так и подъем экономики сменяется ее спадом. Поэтому призываю всех смириться и принимать эти спады в экономике как неизбежную закономерность нашей жизни.

С другой стороны, рыночной экономики в чистом виде нет ни в одной стране мира, ведь есть такой регулятор, как государство, которое может и должно эти экономические спады сглаживать, используя имеющиеся у него инструменты: ставку рефинансирования ЦБ, ставки налогов и другие элементы денежно-кредитной политики.

Один из главных показателей, характеризующих состояние экономики, — валовой внутренний продукт (ВВП). По данным Министерства финансов РФ, ВВП растет с 2009 года по сей день, но нужно заметить, что темп его роста последнее время снижается, что является негативной тенденцией.

Если посмотреть налоговые поступления по данным, опубликованным ФНС России, то мы увидим рост почти по всем показателям в 2014 году по сравнению с 2013 годом. Отсюда вывод: внутренних проблем с экономикой у нас пока нет, ну или почти нет, так как проблемы перекредитованности населения, низкого уровня жизни и другие никто не отменял, но пока они не достигли критических значений.

Соответственно наблюдаемые сегодня негативные тренды вызваны исключительно внешними причинами, имеющими скорее не экономические, а политические корни.

Не возьмусь делать каких-то однозначных прогнозов, так как кризис 2008 года также начинался извне и до 2007 года мы наблюдали рост ВВП, поэтому время покажет.

Теперь попробуем посмотреть на происходящее глазами финансиста компании. Особенных задержек платежей от контрагентов сегодня мы не наблюдаем, хотя, естественно, нас не обошли последствия дефицита бюджетных средств в крае.

В остальном пока явлений 2008 года, когда, например, останавливали строительство, когда кредиторская и дебиторская задолженности компаний росли только потому, что руководители просто боялись завтрашнего дня, считая каждый рубль, мы не наблюдаем.

В 2008 году многие, особенно небольшие компании, отказывались от рекламы в страхе, что завтра у них не будет клиентов, а следовательно, и средств к существованию. В данном контексте кризис — элемент естественного отбора: выживает сильнейший.

Если смотреть на все происходящее глазами простого обывателя — пройтись по городу, торговым центрам, ресторанам, салонам красоты, то чтобы обнаружить какие-то намеки на экономические проблемы в стране, нужно как следует включить воображение. Впрочем, в 2008 году опустевших ресторанов и магазинов также не наблюдалось.

По моему мнению, чего-то глобально ужасного в будущем ждать не стоит, тем более что, во-первых, и для здоровья, и для душевного состояния гораздо полезнее с оптимизмом смотреть на жизнь, а во-вторых, как мне кажется, сегодняшнее положение президента заставит его сделать все возможное (а это, сами понимаете, совсем немало), дабы не опустить свой рейтинг.

Светлана Пентегова
Налоговый консультант

© МГ «Дела»
© АРК «БрэндОН»

 

что нам еще рассказали

30.12

Каким был для вас уходящий 2014 год?

Виктор Толоконский, Моника Дюсуше, Дмитрий Буевич, Анатолий Тартаковский, Алексей Логинов

15.12

Нужен ли городу генплан, если прогнозы не оправдываются?

Владимир Стасюк, Геннадий Торгунаков, Александр Коропачинский, Аркадий Супоницкий, Сергей Козупица

03.09

Возможен ли переезд органов федеральной власти в Красноярск?

Моника Дюсуше, Игорь Астапов, Константин Сенченко, Юрий Москвич, Вадим Востров

08.08

Что делать с лихачами на дорогах?

Аркадий Волков, Алексей Вербицкий, Алексей Корешников, Дарья Мосунова, Александр Пономарев

новости

Александр Новиков: «Люди готовы принимать решения в сфере благоустройства» В Красноярском крае началось голосование по выбору общественных пространств, которые благоустроят в 2022 году.

В Красноярске прошел IX Съезд депутатов Красноярского края В Красноярске прошел IX Съезд депутатов Красноярского края – «большая депутатская планерка», где обсуждаются актуальные для региона проблемы.

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»