новость

От милиции банковских тайн нет

На прошлой неделе Госдума должна была рассмотреть поправки в ст. 26 закона «О банках и банковской деятельности», ограничивающие ми­лицию в поводах для запросов информации о счетах юрлиц и ПБОЮЛ. Забегая вперёд, скажу, проект был отозван авторами, но правительство таки успело его не поддержать.

Анастасия Потёкина - портал Финансист, г. Красноярск
Анастасия Потёкина

Однако обсудить нестыковки различных документов, поддер­живающих статус России, как «правового государства», пола­гаю, стоит. Итак, в чём же, так сказать, камень преткнове­ния? Им, на мой взгляд, в данной ситуации является пресло­вутая «банковская тайна», а пресловутая она потому, что законода­тельное определение её до конца в России не сформулиро­вано, да и тема — скользкая. Детали — далее.

Гражданский кодекс РФ вводит понятие «банковской тайны» и гарантирует гражданам её сохранение. Кроме того, рос­сийские банки в своей практике руководствуются законом «О банках и банковской деятельности», который обязывает кредитные организации выдавать правоохранительным органам справки по операциям и счетам юрлиц и ПБОЮЛов для «выявления, предупреждения и пресечения налоговых преступлений». То есть, тайна как бы есть, но в некоторых случаях таковой быть перестаёт. И это, безусловно, правильно... было бы, если бы не часто встречающиеся в нашей действительности перегибы.

Довольно долгое время банки находились в весьма щекотливой ситуации, когда и банковскую тайну блюсти надо, и «парням в погонах» отказать сложно. По неофици­альным рассказам знакомых банкиров, довольно часто запросы о той или иной информа­ции были «слегка» необоснованными. Однако кто ж в здравом уме будет у нас спорить с милицией? Информацию давали...

В январе 2009 г. в силу вступил закон «О внесении изменений в отдельные законода­тельные акты РФ в части исключения внепроцессуальных прав органов внутренних дел РФ, касающихся проверок субъектов предпринимательской деятельности», который существенно ограничил права органов внутренних дел. Они утратили право вне рамок проведения предварительного следствия и без согласия руководителя следственного органа требовать от кредитных организаций предоставления информации о клиентах, составляющей банковскую тайну. То есть, в настоящее время согласно п. 33 ст. 11 зако­на «О милиции» до возбуждения уголовного дела работники органов внутренних дел имеют только право участвовать в налоговых проверках по запросам налоговых органов.

Вместе с тем, признают банкиры, отдельные должностные лица органов внутренних дел, ссылаясь на ч. 3 ст. 26 закона «О банках и банковской деятельности», продолжают требовать от банков предоставления информации, составляющей банковскую тайну, вне рамок налоговых проверок и предварительного следствия без согласия руководителя следственного органа. То есть, закон, как бы, и не писан…

В новой, так и не рассмотренной, редакции ст. 26 закона «О банках и банковской деятельности» предлагалось данные о счетах юрлиц и физлиц в статусе ПБОЮЛ выдавать милиционерам только «в порядке, предусмотренном законодательством РФ о налогах и сборах», не учитывая никакие оперативные нужды сотрудников органов.

Правоведы сразу предположили, что милиция найдёт пути и требуемое получит не мытьём, так катаньем. К примеру, будет запрашивать информацию, ссылаясь на другие, уже возбужденные уголовные дела, пользуясь невозможностью проверки обоснованности запроса. А банкам будут чаще напоминать про ответственность за укрывательство экономических преступлений. Эксперты предлагают усилить контроль, в том числе прокурорский, за обоснованностью милицейских запросов в банки. То есть, как часто бывает, законность соблюдаем под палкой, над которой висит ещё одна палка...

Да, и ПЫ.СЫ. Если вы не знали, всю информацию о сомнительных операциях банкиры передают в Росфинмониторинг… А что подразумевается под «сомнительными операциями», уточните у своего банкира :).

Анастасия Потёкина
Портал«Финансист»

© ДЕЛА.ru

 

Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»