интервью

Андрей Леушев: «Проиграв один раз, в России завязывают с бизнесом навсегда»

В прошлом году Сбербанк запустил масштабный проект, направленный на создание инфраструктуры для малого и среднего предприниматель­ства в России. Его начальным этапом стал запуск сайта «Деловая среда». О первых результатах работы «ДС», ее направлениях, главных препятствиях и потребностях для развития бизнеса в стране ДЕЛА.ru побеседовали с управляющим директором ОАО «Сбербанк России» — генеральным директором ЗАО «Деловая среда» Андреем Леушевым.

 

Андрей Леушев
Андрей Леушев, управляющий директор ОАО «Сбербанк России» — генеральный директор ЗАО «Деловая среда»

— Андрей Александрович, немного о предыстории «Деловой среды». В свое время мы общались с Германом Оскаро­вичем Грефом (см. подр. «Людям нужна свобода выбора и свобода мысли»): в своем интервью нашему изданию он говорил, что проектов вокруг бизнеса и крауд­сорсинга будет все больше. Как вообще появилась идея «Деловой сре­ды» и как она была сформулирована изначально?

— Лично я работаю в Сбербанке почти 10 лет, а вопросами малого бизнеса начал заниматься в 2008-м: тогда мы делали новый кредитный продукт и запускали деловой проект по созданию интернет– банка для юридических лиц. Сейчас он имеет 700 тыс. клиентов и является самой крупной централизованной системой в России.

Мне приходилось анализировать потребности бизнеса с разных сторон, и этот анализ показал: люди действительно зачастую действуют неэффективно, упуская важные возможности и не прилагая адекватных усилий в нужный момент. Необходимость проекта поддержки предпринимательства была очевидной.

«Деловая среда» как идея состоит из блоков. Они появлялись в 2008-м и 2009 гг., например, полную концепцию торговой площадки я написал в конце 2009 г. Собственно проект оформился в 2011-м: надо было утверждать новую стратегию малого бизнеса, я работал над инновационной частью и назвал ее «Деловая среда».

Мы записали туда много взаимосвязанных бизнес-направлений. Главной целью было решить проблемы взаимодействия компаний друг с другом, повысить уровень доверия, доступность инфраструктуры и сервиса, создать торговую площадку и предусмотреть возможность для встраивания в проект продуктов банка. Мы пришли к Грефу, идея ему понравилась, мы ее формализовали по стандартам Сбербанка и запустили процесс создания компании «Деловая среда».

— Почему понадобилось создавать отдельную компанию? Отдельную от Сбербанка?

— В чем сила Сбербанка? Он консервативен, надежен, хорошо управляет рисками, все процессы здесь тщательно прорабатываются и взвешиваются. Но это не очень хорошо сказывается на инновационных проектах.

Мы решили, что поскольку наш бизнес не банковский, а смежный, нужно вывести его из-под ответственности банка, чтобы не было зарегулированности, а, напротив, появилась возможность проявлять гибкость. Компания была создана в апреле прошлого года, и всего через несколько месяцев, имея в штате лишь трех сотрудников, мы стали ключевой идеей площадки Сбербанка на Санкт-Петербургском инновационном форуме.

— Что-то уже удалось сделать за такой короткий срок, 10 месяцев?

— Фактически не за 10 месяцев, а за полгода, до этого шел подготовительный этап, оформление документов. Могу сказать, что мы не отказались ни от одной идеи, заяв­ленной в плане: удалось построить практически все. Причем опыт показывает, что наш бизнес действительно эффективен с точки зрения денег. Всего за полгода мы вышли на окупаемость, у нас стабильный рост доходов. Что именно мы делаем? Ищем новую технологию, адаптируем ее для малого бизнеса и заодно передаем в Сбербанк, таким образом создавая сразу два проекта — и для бизнеса, и для Сбербанка.

— То есть работаете в авангарде предпринимательства.

— Верно. При этом мы не работаем с прицелом внедрить какие-то технологии через 5 лет. Наша цель — взять то, что можно применить уже сейчас, построить за 3 месяца. Максимальный проектный цикл «Деловой среды» от начала проекта до его внедрения — 3 месяца, мы его жестко придерживаемся. Пример — школа бизнеса, которую мы открыли.

— Почему именно школа?

— И исследования «Опоры России», и опросы Сбербанка показывают: предприниматели дошли до мысли, что им не хватает знаний. Самый распространенный запрос в поиско­виках — как открыть бизнес, что такое франшиза, как зарегистрировать предприятие, что лучше — ИП или ООО…

В прошлом году мы запустили две бизнес-школы. Одна из них — для начинающих предпринимателей, вторая связана с внедрением в Сбербанке системы корпоративного обучения, которая признана мировым лидером в этой области и работает для 31 млн пользователей по всему миру. На своем сайте мы построили виртуальный университет, в котором сейчас обучаются 20 тыс. менеджеров и топ-менеджеров Сбербанка. Очень приятно, что «Деловая среда», будучи молодой компанией, оказалась удостоена награды за лучшее внедрение этой системы в ее последней версии.

— Вы первыми в России занялись этим?

— Да, это первое внедрение в России. Система имеет колоссальный багаж надежности и функциональности. Новая версия вышла на веб-сервисах, и ее можно сделать привле­кательной с точки зрения интерфейса. Мы как раз занялись этим, и впервые в мире система оказалась «накрыта» красивым порталом. Прежде недостатком как раз было то, что она выглядела как Excel, а мы сделали ее привлекательной.

— Система находится «на облаке»?

— Чтобы развивать ее, используется три облака. Само ядро вертится в Голландии, контент-сервер расположен на хорошо защищенном облаке в России, а клиентские данные хранятся на сертифицированном с точки зрения персональных данных облаке.

Помимо школ мы зарегистрировали СМИ, выпускаем журнал для малого бизнеса.

— Почему именно журнал — во времена, когда бумажная пресса испытывает кризис?

— Мы изучали мировой опыт, ездили по разным странам, и все, кто работает с малым бизнесом — а это широкий сегмент компаний, — говорят, что если мы хотим изменить тенденции, повысить эффективность бизнеса, то должны привлечь и удержать пользо­вателей, донести свою идеологию до каждого. А для этого нужен контент. Залог успеха здесь — это три фактора: контент, контент и контент.

— Ваш журнал издается «под Сбербанком»?

— Нет. Он заявлен как независимое СМИ. Никто ни из Сбербанка, ни из «Деловой среды» не диктует редактору, о чем писать. Единственное ограничение: он должен писать не с политической, а с экономической точки зрения. Мы стараемся публиковать статьи, которые считаем достаточно острыми.

— То есть вопрос окупаемости не стоит?

— По контенту не стоит. Мы хотим зарабатывать на других вещах. Помимо журнала и школы нам, например, удалось запустить магазин. В нем продаются SAS-приложения, облачные и профессиональные сервисы для малого бизнеса. Причем профессиональных сервисов у нас будет все больше. Компаниям, которые создают бизнес-модели, тяжело идти в регионы наращивать клиентскую базу, а мы помогаем им с продвижением. Уже сейчас наш магазин стал крупнейшим в России по ассортименту, и мы надеемся, что среди мультибрендовых он станет самым крупным.

— Вы говорили о встраивании в проект банковских продуктов. О чем идет речь?

— Считаю очень важным для бизнеса то, что мы открыли на сайте закладку «Банк». В банковских продуктах довольно тяжело разобраться. Я работаю здесь 10 лет — и то не все из них знаю досконально. Мы разработали каталог самых востребованных продуктов, который постоянно расширяется.

— Для каких клиентов?

— Пока B2B. Частные клиенты нам тоже интересны, но пока мы сфокусировались только на клиентах, которые хотят стать предпринимателями.

Клиентская база делится 50 на 50 на тех, у кого есть бизнес, и тех, кто хочет стартовать. Люди приходят и смотрят, какие продукты может предложить банк, на каких условиях.

В феврале мы запускаем навигатор: вводите параметр своей компании и получаете рекомендации, какие продукты нужны именно вам исходя из вашего профиля. А весной планируем открыть инфобизнеспортал со сценариями.

— Как это будет выглядеть?

— К примеру, на портал обращается клиент, который хочет открыть свой бизнес. Ему предлагается сценарий из трех шагов. Нужно определиться с бизнес-моделью, зарегистрировать компанию, снять помещение, нанять персонал...

Мы рекомендуем: на первом этапе нужно прочитать такие-то статьи, пройти такие-то курсы, прилагается полная калькуляция проекта. На втором этапе через наш портал мы будем регистрировать предпринимателей по договоренности с Мишустиным и ФНС, а если подправят закон о нотариате, то будем регистрировать и юрлиц. Предусмотрено дистанционное открытие счета, причем ИП может сделать это не только в Сбербанке, но и в других банках.

Такие сценарии мы предусматриваем для каждого этапа жизненного цикла бизнеса.

— Сколько их всего?

— Мы делим существование любого бизнеса на семь этапов: предприниматель ищет идею; он стартует; он быстро растет; достигает эффективности, но не знает, что делать дальше; хочет выйти на новый уровень и расширить бизнес; испытывает проблемы; хочет закрыть свое дело.

Предполагается увести банковские продукты немного в бэк для клиента, а отстраивать внебанковские сервисы, предлагая предпринимателю то, что ему нужно в данный момент. Мы хотим сделать для него ситуацию прозрачной, адаптируя продукты под спрос, исходя из реальных потребностей, а не основываясь на исследованиях фокус-групп.

— То есть во фронте у вас, по сути, именно консалтинг?

— Да, причем консалтинг действительно очень важен. Анализируя истории успеха и неуспеха, понимаешь, что все неудачи базируются на одном и том же. Очень редко в их основе лежит неудачная финансовая модель. В основном причина краха бизнеса в том, что в критический момент его владелец принимает неправильное решение.

К сожалению, по статистике в России человек, который проиграл один раз, завязывает с бизнесом навсегда. Хотя на самом деле за одного битого двух небитых дают. Мы хотим, чтобы те, кто потерпел неудачу один раз, снова возвращались в бизнес.

Кстати, выясняется, что катастрофические ошибки в конкретном бизнесе носят статис­тический характер: их совершают массы! И наша миссия — показать, как делать не надо.

Вообще говоря, я считаю очень важной популяризацию образа предпринимателя. Это целевая задача для России, необходимая для формирования ее среднего класса, который сейчас состоит из чиновников и служащих крупных корпораций.

Средний класс должны на 30–40% составлять люди, имеющие свой бизнес, которые меняют среду вокруг себя, дают другим то, что можно потребить здесь и сейчас, а не отправляют за границу. Предприниматели — это маленькие моторчики, которые должны направить нашу экономику в более цивилизованное русло, сделать ее менее зависимой от сырьевого сектора.

— Насколько динамичное развитие малого бизнеса достижимо в стране?

— Вполне достижимо. У нас много идей и очень низкая конкуренция по сравнению с Европой, где этот рынок насыщен. В нынешних условиях хорошую идею реализовать в России просто. Не надо быть суперталантливым предпринимателем с многолетним опытом, чтобы построить, например, хорошую химчистку или парикмахерскую.

Причем, открывая свое дело, бизнесмену не нужно думать о том, как заработать 50 млн долларов, — нужно думать, как построить парикмахерскую, в которой будет приятно стричься. Сбербанк дает под такие проекты кредит «Бизнес-старт» с понятной финансовой моделью.

— Зачем вообще Сбербанку нужен проект «Деловая среда»?

— Банк преследует две цели. Во-первых, он заинтересован в развитии предпринима­тельства. Тогда конкуренция на международном рынке для Сбербанка станет более понятна и предсказуема, а российский рынок станет более прочной точкой опоры.

Мы хотим встряхнуть рынок, задать ему динамику, чтобы молодые люди больше задумывались о предпринимательстве, начинали свой бизнес и успешно его развивали. Подвижки уже есть.

Во-вторых, через «Деловую среду» развиваются небанковские сервисы. Мы играем на тех рынках, которые пока не заняты. К примеру, успешно продаем в магазине корпора­тивные решения, притом что обычно все SAS-приложения успешны только тогда, когда их продает сам производитель.

Известно однако, что IT-компании, призванные создавать продукт, очень много сил тратят на его продвижение. Мы хотим взять эту функцию на себя. Эффект для разра­ботчиков очевиден. К примеру, в одной из компаний нам рассказали, что их продажи в прошлом году выросли на 140% за счет того, что сеть «ДС» и Сбербанк продавали их продукт в течение всего 2 недель.

— Услуги магазина не бесплатны?

— Цена входа — 30 тыс. руб. За эти деньги продукт будет «обернут» в понятную упаковку, обеспечивается его безопасность. И если он действительно хорош, то его будут брать, потому что товар нашего магазина продвигается через 3 тыс. отделов по работе с корпоративными клиентами. Для маленького инновационного стартапа в сфере IT это шанс не распыляться на продвижение.

Так же и со школой. Мы инвестируем в контент, закрывая пробелы в информации, рассказывая то, что негде взять и посмотреть. Большое количество тренеров и преподавателей сейчас смотрят на динамику наших продаж. Как только мы пройдем порог их чувствительности, что это новый рынок, они будут готовы оцифровать свои лучшие курсы и предоставить их нам.

— А вы их проверите?

— У нас есть свои стандарты качества контента, мы хотим работать со звездами. Талант тренера — донести свои идеи до аудитории. Мы даем ему вещать на наш центр развития бизнеса. Опыт таких лекций по видеосвязи уже есть, собираем по полторы тысячи человек по всем городам России, планируем наращивать практику.

Кроме того, мы запустили вебинары, в которых предприниматели могут участвовать из дома. За несколько дней набралось уже несколько сотен желающих.

Хотим привлечь к обучению и представителей банков, налоговой службы, чтобы люди из федеральных ведомств объясняли начинающим бизнесменам различные вопросы — тогда им не нужно будет рыться в инструкциях, все будет понятно объяснено, четко показаны границы правового поля и те области, в которых возникают риски. Словом, проект будет расти.

— Рост как-то выражается в цифрах?

— За полгода у нас наблюдается по 150 уникальных посещений в месяц. Это динамика, на которую мы рассчитывали, при том, что инвестиции оказались в 4 раза меньше по сравнению с расчетной величиной.

— Что еще в ваших ближайших планах, в том числе по торговой площадке?

— В этом году мы хотим интегрировать торговую площадку с системой полного цикла электронного документооборота. Площадка призвана свести спрос и предложение и сгенерировать контракт. Российским правом предусмотрено огромное количество документов, так вот все они будут оформлены в электронном виде, компании будут ими обмениваться.

Кроме того, в течение 2013 г. мы хотим заказать у Сбербанка новые упрощенные продукты для предпринимателей, работать над программой лояльности, запустить свою социальную сеть для бизнесменов.

— Будет ли она востребована?

— Такие сети редко выстреливают, примеров успешных просто нет. Есть Linkedin, но он используется в основном для поисков работы и накопления отзывов. Мы же хотим сделать реальную сеть для решения деловых задач.

Поскольку Сбербанку принадлежит большая доля платежей в российских контрактах, мы можем гарантированно подтверждать наличие бизнес-связей. Кроме того, возможно создание рейтинга кредитоспособности.

Малый бизнес в России очень осторожен, компании друг другу не доверяют. Мы хотим публиковать рейтинг надежности от Сбербанка на основе кредитного рейтинга. Логика такова: если Сбербанк доверяет какой-то компании и готов дать ей в кредит 10 млн, то почему бы и потенциальным партнерам не испытывать к ней доверие?

Еще один рейтинг, который мы сможем предоставить клиенту, — это рейтинг собст­венных оборотов компании. Есть, к примеру, некое ООО «Ромашка», и никто не знает, большая это компания или маленькая. Сбербанк может дать заключение, каковы ее обороты. Это своеобразный аудит, но сделать его легко, так как мы в банке видим реальную модель расчетов.

А «Ромашка» получает сертификат с информацией, которая может интересовать других игроков рынка. Таким образом мы намерены поднять уровень доверия, который будет стимулировать экономику. Если бизнесмены начнут доверять друг другу, будет меньше издержек при поиске партнеров и заключении сделок.

— И снизится вероятность неправильных решений…

— Да, они будут минимизированы. Мы уже сейчас занимаемся бесплатной проверкой клиентов, на портале есть статус «проверен»: он означает, что такой-то предприниматель действительно является, например, директором, что его компания зарегистрирована. И если с ней случится процедура банкротства, эта информация отразится на сайте.

Словом, если вы будете работать в нашей социальной сети, то вам уже не потребуется ничего мониторить и искать. Мы намерены показывать текущие бизнес-связи и генери­ровать новые. Все это должно способствовать росту экономики в конечном итоге.

— А вы как-то анализируете на портале возможности начинающих предпринимателей?

— У нас большие планы в этом направлении. Мы запустили тест на выявление предпринимательских способностей в бизнес-школе. Люди, молодежь не верят в свои возможности, а тест помогает их выявить. В разных странах такие тесты банки нередко проводят как часть андеррайтинга.

Мы хотим адаптировать опыт тестирования к российским условиям, сделать серию тестов, которые будут показывать вероятность успешности человека в бизнесе. Хотим совместить их и с тестом, который необходим эйчару при поиске новых сотрудников.

Например, серия тестов предлагается первокурснику. Если он лучше других прошел их, показал высокие результаты, то у него две перспективы: работать в Сбербанке или получить кредит на старт своего бизнеса по облегченной процедуре. Важно отслеживать таких людей на ранней стадии обучения, когда есть время дать им дополнительные знания.

У американцев есть статистика по успешным бизнесменам — среди тех, кто имеет высшее образование, этот процент больше. Но та же статистика говорит, что самые яркие инновационные идеи рождаются у людей без высшего образования, которые не зашорены теориями и свободны от стереотипов обучения.

В России таких людей много, но порой они не могут переступить элементарные барьеры в бизнесе и даже не понимают, что это барьеры. Мы их видим и пытаемся в таких случаях помочь.

— То есть после тестирования человек либо может стать бизнесменом, либо пополнить ряды сотрудников Сбербанка…

— С персоналом очень большие проблемы у всех, в том числе у малого бизнеса. Предприниматель видит: дело пошло, есть первые результаты, но он уже не справляется в одиночку. Тогда он нанимает человека по принципу минимизации затрат.

Но зачем? Мы пытались анализировать вопрос. Выясняется, что 20% времени владелец бизнеса тратит на заполнение бумажек вместо того, чтобы производить или продавать. В таком случае мы советуем использовать услуги сертифицированного бухгалтера, который есть у нас на портале.

Или предприниматель не успевает продавать и берет для этого менеджера. Но на практике тот набирает себе клиентскую базу и уходит с ней. Для того чтобы покрыть потребность бизнеса в продажниках, мы хотим запустить инструмент агентских продаж.

Предлагать через наш сайт работу людям, например студентам, по продаже конкретного товара. При этом они будут и зарабатывать, и приобретать опыт общения с клиентами, и набирать свой рейтинг, в результате чего идти потом работать в бизнес уже не на грошовую зарплату, а в качестве специалиста с рейтингом и историей.

— Но обычно успешный продажник — это тот, кто досконально знает продукт и может среагировать на любые вопросы в диалоге с покупателем. А те, кто без опыта, не смогут действовать столь эффективно.

— Почему? У них будет возможность погрузиться в предмет. Как работает зарплатный менеджер? С ленцой, за эфемерные бонусы. А у студента нет ни лености, ни денег, и ради 5 тыс. он готов как следует изучить продукт. Да и предпринимателю-продавцу какая разница: вдалбливать информацию своему клиентскому менеджеру молотком в голову или выставить товар на открытый рынок продаж?

— По вашей логике лучше уж открыть представительство и работать по серьезным объемам.

— Представительство — это инвестиции, а ненужных инвестиций лучше избежать. Предпочтительнее, я считаю, работать по агентским договорам. Мы планируем нанимать таких агентов на нашей площадке, дать людям возможность попробовать свои силы.

А для компаний, которые ищут продажников, нанять агента у нас на портале — хороший способ найти нужный персонал. Не нанимать постоянного сотрудника, чтобы потом с ним болезненно расставаться: работать с персоналом эмоционально тяжело.

— У нас часто пристраивают на работу по знакомству.

— Да, а в бизнес часто берут друзей. Но это хорошо только на стадии идеи. А после нанимать друзей уже нельзя, ведь они полагают, что каким-то образом имеют право на использование твоих результатов. В этом случае все кончается плохо: дружба рушится, бизнес подрывается.

Надо брать наемных менеджеров, но через агентства это делать дорого, а на улице рис­кованно. В то же время на нашем портале можно будет посмотреть рейтинги кандидатов: кто сколько успевает продать, кому сколько надо платить…

Этой идее очень много внимания уделяют за границей. В США устроиться на работу тяжело, а вот заняться бизнесом — пожалуйста. А у нас власти много говорят о под­держке бизнеса, но то ли не хотят, то ли не умеют оказывать ее на самом деле. Мы же очень внимательно анализируем, как предпринимателям помочь.

— Как вы продвигали «Деловую среду»?

— В прошлом году мы вообще не тратили денег на продвижение, все наши мероприятия были совместными со Сбербанком. Но в 2013 г. планируем уделить этому много внима­ния. Та база, которая приходит к нам «самотоком», уже большая, но мы хотим, чтобы люди больше знали и пробовали. У нас около 60% бесплатных сервисов, которые посетители уже оценили как полезные.

В перспективе кроме нашего корпоративного университета для топов и школы для стартапа планируем организовать еще три университета посередине — для тех, кто уже ведет бизнес: чтобы обучать сотрудников; для средних компаний, чтобы они могли делиться друг с другом контентом; для крупных корпораций, который открывался бы по клику, без детализаций. То есть вместо двух школ сделать пять.

— Рынок бизнес-обучения в России развит, на ваш взгляд?

— Он очень большой по деньгам, но на что они тратятся, непонятно. Вот сотрудник приносит сертификат. А в нем не написано, какой результат он показал, чему его учили. Наша же система покажет, какие конкретно результаты набрал ученик, какие зоны развития у него были выявлены, насколько он был активен во время обучения.

— Какие еще сферы планирует охватить «Деловая среда»?

— Например, сферу внешней торговли. Ее легализация, на мой взгляд, очень важна для малого бизнеса. У нас огромные обороты с Китаем и Евросоюзом, но все это находится в тени, потому что велики риски прохождения таможни и прочие.

Андрей Леушев, интервью
Андрей Леушев: малому бизнесу в России не доверяют

Малому бизнесу в России не доверяют, хотя есть и интересные товары, и товары с вы­со­ким уровнем качества. Если же такая ком­пания будет проверена Сбербанком, вторым по величине в Европе, ей будет намного проще наладить международные контакты.

Также мы намерены создать мультиязычный инструмент, оформлять документы в соответствии с международ­ным правом, расширять профессиональ­ные сервисы с привлечением таможенных брокеров.

По возможности хотим интегрироваться и с иностранными банками, у которых есть про­граммы для предпринимателей по направ­ле­ни­ям экспортно-импортного оборота — по ним компании получают субсидии и кредиты. Сбербанк — это именно тот институт, который может на высшем уровне договориться о принципах подобного сотрудничества и имеет достаточно ресурсов, чтобы реализовать эту финансовую схему.

Если оборот выйдет из тени, станет абсолютно белым, то для малого бизнеса это будет означать упразднение рисков, а для государства — прозрачную схему уплаты налогов и пошлин. Мы очень хотим развиваться в эту сторону.

А с точки зрения самого Сбербанка мы сейчас хотим выйти на такой уровень, чтобы 10% банковских продуктов реализовывалось дистанционно по нашим каналам. В 5-летней же перспективе на альтернативные каналы должно приходиться 50% продаж. Это разгрузит офисы банка, клиентские менеджеры перестанут работать на поток, превратятся в финансовых консультантов. Уже в этом году планируем запустить в рамках «Деловой среды» виртуальный офис с онлайн-консультациями и обслуживанием.

-— То есть опять же онлайн-банкинг?

— Нет, это будет не просто сервис для совершения транзакций, а офис для более сложных банковских операций, например, оформления кредита, заключения договоров под банковскую гарантию. При этом мы, базируясь в Сколково, хотим сфокусироваться на обслуживании инновационных компаний-резидентов, которым не нужны «тяжелые» банковские инструменты. Таким образом мы сможем сэкономить их время.

Конечно, пока мы не умеем закрывать сегмент глубоких потребностей, но будем рабо­тать над этим, совершенствуя сервисы для юридических лиц. Предпринимательское сообщество является двигателем развития и общества, и России в целом — я в это верю.

Вот взять Красноярск — большой город, миллионник. А социальная сфера развита не очень, гостиниц не хватает. Форум не так уж велик по количеству гостей, но при этом забиты все гостиницы, в ресторанах невозможно заказать столик — это означает, что туризм здесь невозможен.

— Сейчас в городе как раз строятся несколько отелей — «Марриотт», «Хилтон»…

— Но малый бизнес мог бы организовать эту инфраструктуру динамичнее. Надо сказать, и услуги приятнее получать у малого бизнеса. Когда я приезжаю в страну с развитым предпринимательством, то практически не хожу в сетевые заведения, предпочитаю те, которыми владеет семья, и владеет давно.

— «Деловой среде» удалось сделать немало. Мы поговорили о достижениях, а теперь хочу задать традиционный вопрос: что не получилось?

— Вы знаете, получилось практически все. Хотя были временные потери — мы открылись на 3 месяца позже, чем планировали. Персонал очень трудно было найти квалифицированный, такой, чтобы у людей глаза горели.

Тем не менее явных проколов не было, а свершения есть, и с точки зрения средней компании они очень значительные. Выходим на самоокупаемость с опережением на два года, сэкономили банку денег, новых клиентов привели, развили рынок: до нас видеокон­тент в России никто не продавал успешно. Но поскольку мы ставим большие цели, то не считаем, что достигли всего.

Главное — чтобы получилось то, что мы планируем сделать в этом году. Мы хотим, чтобы через нас регистрировалось как можно больше предприятий: пока до той стадии, что благодаря нам предприниматель открыл бизнес, мы не дошли. Хотим, чтобы человек не думал о том, как же ему открыть бизнес, а шел и открывал его.

Дмитрий БОЛОТОВ
ДЕЛА.ru

© ДЕЛА.ru

 

новости

Россия готова наводить автомобильные мосты из алюминия В России собираются проектировать и строить первый в стране автомобильный алюминиевый мост.

Александр Шлегель: «Мы будем повышать надежность сетей» Директор Красноярского филиала СГК подвел итоги года. В интервью он рассказал о борьбе компании за экологию Красноярска, будущей модернизации станций и статусе ЕТО.

Дмитрий Свиридов: «В 2020‑м мы научились жить и работать в новых условиях» Со многим власти, как и жителям Красноярского края, пришлось столкнуться впервые: 2020 год был сложным и неоднозначным. Однако регион сохранил устойчивость и наметил новые точки роста.

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»