интервью

Эдхам Акбулатов: «Люди слишком разные, но надо искать компромиссы для объединения»

Со времени предыдущего разговора ДЕЛА.ru с Эдхамом Акбулатовым прошло ровно полгода. Срок небольшой, но многое за это время изме­нилось радикальным образом. О ситуации в экономике, настрое­ниях в обществе, а также стадиях решения самых знаковых для Красноярска вопросов как раз и рассказал красноярский мэр.

— Эдхам Шукриевич, давайте начнем с самого актуального — прогноза эконо­мического развития города, о котором мы писали.  На самом деле сегодня, когда положение дел меняется на глазах, никто не дает прогнозов: говорят, что все слишком зависит от политики, и для коммерческих организаций просчитать что-либо невозможно. Каким образом прогнозируется ситуация в городе и на основе чего?

— Прогноз социально-экономического развития страны или города формируется на основе модельных условий, которые задаются Минэкономразвития России. Такова практика. Это предполагаемые инфляция, курс доллара, дефляторы цен по различным позициям, темпы роста тарифов естественных монополий и масса других параметров.

Эдхам Акбулатов
Эдхам Акбулатов: главная задача при составлении прогноза — попытаться достоверно определить доходы и спланировать расходную часть бюджета

Естественно, что прогноз для таких крупных структур, как муниципалитет и регионы, весьма приблизительный, тем не менее, нужно иметь какую-то основу, чтобы строить планы.

Отмечу при этом, что даже небольшой город невозможно сравнить, например, с предприятием — существует слишком много компонентов, которые не укладываются в параметры министерства, и есть масса факторов, влияющих на результаты деятельности тех или иных систем. Так что, безусловно, точность прогнозов не может составлять 100%. Более того, мы зачастую сталкиваемся с тем, что условия прогноза могут коррек­тироваться в течение года. Но на начальном этапе мы должны для себя понимать прогнозные характеристики.

Я читал мнение вашего автора о представленном прогнозе социально-экономического развития Красноярска. Однако хочу отметить, что

у нас в городе мало что зависит от курса доллара.

У нас есть оставшийся валютный кредит, который был взят в 2002 году и по которому осталось заплатить миллион долларов, или около 45 млн рублей, — сумму, по сути ничтожную к общему объему заимствований, которые осуществляет город. Так что заметно повлиять на расходы городского бюджета разница курса не в состоянии.

Кроме того, продукция работающих в Красноярске предприятий несущественно зависит от конъюнктуры внешнего рынка и своего эквивалента в долларовом выражении. Да, КрАЗ реализует экспортный продукт, но его экономика цеховая, она считается в рублях.

Безусловно, в конечном итоге деятельность экспортеров зависит от курса доллара, и в нынешней ситуации компании получат конъюнктурные доходы. Поэтому от наших экспортно ориентированных предприятий, тех, которые выплачивают часть прибыли в крае, как, например, «Норильский никель» и другие, краевой бюджет получит дополнительные доходы — естественно, в рублях.

Что касается цены на нефть, то она носит опосредованный характер,

и для нас важнее цены на ГСМ, которые формируют инфляцию.

Хотя, безусловно, показатели цены на нефть, цветные металлы и курс валют

повлияют на общий уровень цен в Красноярске с учетом того, что значительная часть потребительских товаров у нас импортные.

Какой будет инфляция? Думаю, выше, чем было заявлено, и бюджет может быть откорректирован уже по ходу исполнения.

Еще раз подчеркну, что прогноз цены на нефть и стоимости валют для планирования бюджета Красноярска не является определяющим, хотя, тем не менее, его необходимо учитывать. Наша задача, когда мы формируем прогноз, — попытаться достоверно определить доходы и спланировать расходную часть.

— Вы упомянули экономических гигантов, но доходы учитывают также малый и средний бизнес, а они, на мой взгляд, испытывают сегодня наибольшее давление из-за валютных колебаний и прочих сложностей в макроэкономике. Компании просто уходят в тень, что приведет к снижению поступлений…

— Конечно, ситуация весьма осложняет работу таких компаний, и потому в прогнозе заложен очень низкий темп роста объемов производства. Да, какие-то компании смогут конъюнктурно заработать дополнительную инфляционную премию, но будут и те, кто заказал оборудование, планировал получить его по контрактам, но не сможет исполнить свои обязательства, поскольку продукция в евро подорожала на 20—30%. Поэтому мы и определили показатели роста деловой активности порядка полутора процентов.

Что вообще является системообразующим для бюджета? Фонд оплаты труда, потому что налог на доходы физических лиц — самый крупный источник формирования городской казны. Далее идет налог на прибыль организаций, затем единый налог на вмененный доход, земельный налог, налог на имущество физических лиц. Что касается двух последних, то налогооблагаемая база по ним не изменяется, она не зависит от цены валюты и нефти.

Общая ситуация в экономике будет влиять на поведение экономических субъектов в таких процедурах, как приватизация имущества. От ситуации зависит, будут ли люди вкладывать свои деньги, покупая муниципальные площади на торгах, будут ли приоб­ретать право аренды земельных участков под застройку, например. Но и это учтено в прогнозе, который предусматривает практически стабилизацию темпов изменения показателей, характеризующих рост объемов производства и динамику ввода в эксплуатацию нового жилья. Прогноз учитывает современные реалии, насколько точно — это уже вопрос к сценарным условиям, на основании которых он формируется.

— А форс-мажорные обстоятельства прогноз предполагает?

— На то они и форс-мажорные, что никто не может их предсказать.

— Ну вот при пожаре все знают, куда бежать. А что делать, когда банки говорят, что они не могут выдать кредиты, поскольку деньги подорожали? Валютный кредит город из каких средств будет погашать?

— Эти суммы предусмотрены общим бюджетом. Мы каждый год занимаем деньги и реструктуризируем кредиты.  Цена обслуживания долга, безусловно, увеличилась. Если раньше город брал кредиты под 9,5% годовых, то сегодня, объявляя аукционы, мы рассчитываем на ставку от 13,14% до 13,27%. Однако цена денег выросла по всей стране, и это учтено прогнозом.

Дефицит бюджета Красноярска в 2015 году составит 1,2 млрд рублей.

Мы стараемся не доводить дефицит до максимума. На текущий год он составлял порядка 300 млн рублей, и благодаря этой подушке безопасности мы смогли откорректировать параметры бюджета, увеличив его, но осуществив при этом все необходимые расходы. На будущий год также предполагается дефицит меньше предельного, порядка 7% от объема собственных доходов — в то время как бюджетный кодекс позволяет до 10%.

Таким образом, мы сохраним некий резерв на случай того самого форс-мажора.

Объем собственных доходов города планируется на уровне 16,4 млрд, это почти на 1,0 млрд выше, чем ожидается в этом году. Но это как раз тот уровень, который мы планировали год назад, когда формировали текущий бюджет 2014-го. Таким образом, в этом году получается по факту на 1,2 млрд меньше — в силу того, что не состоялся прогноз по налогу на доходы физических лиц, уменьшились платежи по прибыли, объем акцизов за ГСМ, на которые мы рассчитывали. Мы пытались перекрыть недостаток другими доходными источниками, но пока разрыв остается.

— Какие это доходные источники?

— В последние годы, например, мы расширяем практику неналоговых доходов, которые за последние годы выросли вдвое — благодаря продаже права на размещение реклам­ных конструкций, платежам от владельцев временных сооружений, продаже права аренды земельных участков под застройку, штрафам, которые тоже зачисляются в городской бюджет. Один из основных источников, повторюсь, это налог на доходы физических лиц, и потому чем больше у нас рабочих мест, тем выгоднее для бюджета.

Сегодня безработица в крае, кстати, находится на историческом минимуме, 0,3% от численности населения.

— По налогам, пополняющим бюджет, уже приняты изменения — повышены налоговые ставки на элитное жилье. Что-то еще будет меняться?

— Да, мы внесли изменения по налогу на имущество физических лиц, повысив ставки на дорогое жилье — они коснутся тех, кто владеет несколькими квартирами или имеет одну дорогую квартиру.  Считаю, что для владельцев такой недвижимости это обоснованное повышение. Больше никаких новаций по налогам нет.

Кроме того, разработан проект, предусматривающий повышение арендной платы за землю под размещение временных сооружений в 3 раза.

— А есть ли примеры, когда в администрацию поступают инициативы по введению новых или повышению старых налогов? Например, журналисты в этом году поднимали тему налога на дождь…

— На дождь? Это как в сказке «Чиполлино»: «После введения налога на воздух люди стали меньше дышать,  и это возмутительно».  Я считаю, что если мы хотим стабильного развития города, то налоговое законодательство должно быть достаточно инертно, ему противопоказаны революционные решения. Считаю, что абсурдные налоги недопустимы.

— А новые муниципальные сборы по 22 видам бизнеса ?

— Это предложение как минимум требует изучения, быстро такие решения приниматься не могут. Прогноз развития края сформирован исходя из того, что налоговая база не изменится.

В 2015 году какие-либо законопроекты о налогах уже не могут стать законами и вступить в действие, поскольку кодекс требует их опубликования за месяц до начала налогового периода.

— Эдхам Шукриевич, давайте перейдем к не менее актуальной теме развития города по генплану. На прошедших недавно общественных  обсуждениях некоторые участники даже пытались проводить  чуть ли не митинги. Раньше мы с вами говорили, что люди не ходят на слушания. Что получается, теперь механизм заработал? И какая польза генплану от такого количества предложений — я читал, их около 300? Может ли вообще общество что-то решать вместо профессионалов?

—  Я бы сказал, что слушания у нас — это формирующийся механизм.

Люди только начали осознавать, что публичные слушания — это возможность реально повлиять на ситуацию, высказать свои предложения.

Например, не случайно на обсуждении генплана в Свердловском районе было много речников. Сейчас идет дискуссия о судьбе речного порта. С одной стороны, это не очень экологически чистое производство, с другой — цепочка, которая замыкается на северах, и от ее разрыва пострадает экономика. Авторы генплана предложили  вынести порт за городскую черту и открыть выход к реке. Но если мы говорим, что Красноярск — это мультимодальный транспортный узел, тогда он должен иметь современную флотилию, систему подъездный путей, развитое судоходство. Стало быть, под порт необходимо предусмотреть специальную зону в генплане, которая не может быть открытой для горожан.

Речники воспользовались механизмом слушаний и высказали обеспокоенность судьбой предприятия. И это была не обструкция, а аргументированная позиция людей. В итоге комиссия согласилась с мнением коллектива.

Много обсуждался вопрос сохранения зеленого пояса Красноярска.

Знаковый, на мой взгляд. Развитие города будет происходить в северо-западном направлении. Те, кто ратует за сохранение лесного массива, говорят, что его вообще нельзя трогать. Но что тогда получается: люди должны жить в каменных джунглях? Если мы хотим жить в нормальных условиях, то городу придется искать пути гармонич­ного соседства. Задача при этом, конечно, заключается в том, чтобы сохранить леса по максимуму, сберечь экологичную среду. Посмотрите, например, на Дивногорск, один из самых обеспеченных зелеными насаждениями городов страны, или Железногорск — город, который вписался в тайгу.

Были во время слушаний и дискуссии о енисейских островах. К сожалению, действующий сегодня генплан конфликтует с действующими же правилами землепользования и застройки, не хочу разбираться, почему так получилось, но это факт. Новый генплан предусматривает, что острова должны остаться зелеными. Правда, остров Отдыха более застроен, к тому же там предусмотрено строительство школы — потому что на Пашенном места под нее не осталось. Это опять же следствие отсутствия работающего генплана и градостроительных документов.

Но нам удалось отстоять остров Молокова, и мы добьемся того, что он останется зеленой зоной. Хотя в действующем на сегодняшний день генплане  этот остров является зоной деловой застройки. Считаю, что это категорически ошибочно и может создать массу проблем. Коммунальный мост и так стоит в пробках.  К тому же  опасно перегораживать русло реки. События в Крымске и на Дальнем Востоке показывают, насколько серьезной проблемой является паводок, пусть даже вероятность его возникновения составляет в среднем раз в 100 лет.

Почти в каждом районе на слушаниях задавались вопросы по поводу набережных. Они будут обустраиваться на протяжении всей городской черты, чтобы сформировать наряду с островами и целым рядом микрорайонов, где будут реализованы проекты по озеле­нению,  зеленый каркас  Красноярска. И красноярцы активно поддерживают это решение.

Вот в этом обсуждении, в объяснении и разъяснении различных точек зрения, в поиске «золотой середины» интересов различных групп городского сообщества и заключается главная задача публичных слушаний. В данном случае они помогли изучить разные точки зрения горожан, выявить слабые места и нестыковки проекта генерального плана — и в итоге подойти к его принятию с проектом, понятным всем красноярцам.

— Вопрос, который вытекает из общественных слушаний. Люди сейчас, на мой взгляд, не слышат друг друга, обсуждение любого вопроса скатывается к разделению на два противоположных лагеря. Как вы считаете, единство в обществе вообще достижимо? Философский вопрос, конечно. И насколько расколот Красноярск, по вашему мнению?

— Единство общества — это государственная идея. Для нашей огромной страны принципиально важно избавление от сепаратистских настроений. Единство крайне необходимо и Сибири, поскольку мы еще долго будем развиваться за счет централизо­ван­ных решений руководства страны. Это не обязательно деньги на дороги, мосты или Универсиаду, а в принципе создание условий, преференций для развития региона.

Необходима идея, которая мобилизовала бы и объединила население. Но общество разнородно во все времена.

Раньше единство навязывали, старались идеологически унифицировать общество — «народ и партия едины», «смычка города и деревни». Но и тогда единодушие было невозможным, официально говорилось одно, на кухнях обсуждалось другое, люди формировали свое мнение. Нет единства и сейчас, но его нет и в других странах, потому что все люди разные. Различия колоссальны, однако требуется искать компромиссы для объединения, думать над тем, что нас больше объединяет, а не над тем, что разъединяет. Это необходимо и  государству, и обществу.

Мы должны понимать, что в развитии Сибири заинтересовано не руководство, а вся страна — и в первую очередь мы, сибиряки, — поскольку она живет на природную ренту от добываемых здесь природных ресурсов, в частности, углеводородов, которая изымается через таможенные пошлины и идет в федеральный бюджет.

— Насколько, по-вашему, инфляция, рост курса валют сказались на росте нетерпимости, неприятия чужого мнения?

— Безусловно, экономические трудности влияют на общество, общественные настроения. Но ведь кризис, как не раз говорилось, это еще и возможности, шанс. В кризис 1998—1999 годов мы тоже были в шоке, но ведь очень быстро тогда начало развиваться импортозамещение. Да, тогда было много незагруженных отраслей, предприятия стояли, можно было нарастить объемы. Сейчас ситуация иная, но я все же предлагаю относиться к происходящему так: экономические трудности имеют и другую сторону,  открывают возможности в каких-то новых секторах. Задача государства в том и заключается, чтобы противопоставить трудностям возможности, которые могут открыться. И таким образом минимизировать потери.

— К финалу давайте от философии перейдем к конкретным вопросам. Как обстоят дела с платными парковками?

— Завершилась подача заявок от желающих заниматься их обустройством, на 24 ноября намечено подведение итогов. В 2015 году платные стоянки должны стать реальностью. В проект будут вложены частные инвестиции. Город берет на себя только подготовку территории, карманов, разметки.

— А реформа городского транспорта будет?

— Реформирование  в этой очень важной для людей сфере возможно только взвешенное и планомерное. У нас строятся новые жилые районы: Бугач, Покровский, Белые росы, появятся дома и на месте завода «Сибэлектросталь». Новые маршруты до них не должны повторять предыдущих ошибок. У нас сейчас очень много длинных маршрутов, центр забит транзитными автобусами. Нужно переходить к схеме, где будут  состыко­вочные пересадочные узлы. По этому пути мы идем постепенно, внедрили для этого транспортную карту. Почти 50% пассажиров сегодня используют ее как средство расчета за проезд. Расчет по карте, кроме всего прочего, позволяет пассажиру экономить деньги.

Наше дальнейшее движение будет состоять в том, что

новые маршруты начнут работать по принципу пристыкованности к существующей сети. Я называю это не реформой, а поступатель­ным развитием.

Конечно, мы должны сделать так, чтобы общественный транспорт стал более привлекательным. В городе должны появиться выделенные полосы, и в первую очередь в центре, где мы обустраиваем платные парковки. Еще раз замечу, что мы организуем их не для того, чтобы заработать денег в бюджет, создать новые рабочие места, внедрить новые технологии — парковки нужны, чтобы освободить от стоящего транспорта центральные улицы города, которые являются транзитными и будут таковыми еще длительное время.

Эдхам Акбулатов
Новые дороги, предусмотренные Генпланом, разгрузят центр города

В будущем, как предусматривается в Генплане, центр разгрузится, когда появится магистраль через Покровскую гору, которая соединит проспект Свободный с ул. Мужества, Молокова и Ястынской, или когда будет построен пятый мост на Злобино через Стрелку и Татышев.

С другой стороны, с развитием города на северо-запад все больше людей будут ездить через центр. И надо в любом случае делать выделенные полосы, чтобы на автобусе было ехать быстрее, чем на личном автомобиле.

— А борьба с павильонами будет продолжена?

— С незаконными — да. А законный сегмент должен будет стабилизироваться. В Красноярске достаточно много павильонов — они, если помните, появились в середине 90-х, когда была массовая безработица, торговая сеть была неразвита. После начали возникать красноярские сетевые магазины, потом пришли федеральные сети. А количество покупателей не изменилось. Вопрос: раз торговые площади создаются эшелонами, какие-то из них становятся избыточными, и покупатели станут, я думаю, голосовать рублем.

Отмечу, что я лично категорически против павильонов, в которых по ночам торгуют водкой. К таким торговцам будут применяться самые жесткие меры. То же будет и с незаконными павильонами.

Дмитрий БОЛОТОВ
ДЕЛА.ru

© ДЕЛА.ru

 

информация
новости

Стоимость проезда в автобусах Красноярска поднимется на 6 рублей Стоимость проезда в маршрутных городских автобусах Красноярска повысится на 6 рублей с 1 февраля 2022 года и составит 32 рубля за поездку. Об…

Алексей Туманин: «Контейнеропоток увеличивается из года в год» 2021-й стал для Красноярской железной дороги годом напряженной и масштабной работы. Росли грузоперевозки, отправлялись по назначению новые контейнерные…

Анна Бель: «Люди уходили в реанимацию и уже не возвращались» Депутат городского совета Железногорска Анна Бель не верила в опасность коронавируса, пока болезнь не поразила всю ее семью и не забрала сына. Врачи вытащили…

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»