статья

Генплан Красноярска послали на миссию

Генеральный план Красноярска стал очередным поводом для споров между горсоветом и мэрией. Депутаты возмутились тем, что новый главный градостроительный документ чиновники решили сделать без нового экономического документа — программы социально-экономи­ческого развития (СЭР). Не определившись с «миссией» города и заказав генплан, администрация, по сути, поставила телегу впереди лошади, полагают народные избранники.

Часовня
Депутатов познакомили с концепцией нового генплана Красноярска

На самом деле формулировка вопроса не выглядела провокационной — «концепция разработки нового генплана». Появление его в повестке дня председатель комиссии по градостроительству Юрий Туров объяснил вкратце так: депутатам неплохо бы иметь представление о документе, который потом придется утверждать.

Докладчиком на комиссию позвали руководителя НКО «КрасноярскНИИпроект», профессора кафедры «Архитектурное проектирование» СФУ Валерия Крушлинского. Ученый начал с того, что концепция создавалась «по поручению главы города» в преддверии разработки технико-экономического задания для нового генплана.

Действующий документ, создававшийся на протяжении 10 лет и утвержденный только в 2001 г., по выражению чиновников, уже не отвечает нынешним реалиям. Но все же Крушлинский решил сказать о нем несколько слов. Он отметил, что генплан предполагал два варианта развития города: экологический (в сторону СФУ) и экономический (на восток).

Но все пошло в другом направлении — в сторону Взлетки,

констатировал Крушлинский.

А уже далее, по его выражению, генплан «осваивался странными рывками»: «промпло­щадки превращались в торговые центры», а «в рекреационных территориях появлялись новые объекты».

Очевидно, что новый генплан должен решить наболевшие проблемы. А их пять.

Главной архитектор назвал «некомплексность застройки», в которой не осталось места под соцучреждения.

«Это привело к транспортной проблеме, — продолжал цепочку Крушлинский. — Потому что примерно 30% перевозок — это перевозки детей из одного конца города в школу или в детсад. Перевозят и себя, потому что в новом микрорайоне совсем нет социальной функции. Дорожная сеть оказалась не готова к большому потоку транспорта. Тут же накладываются отсутствие транспортно-пересадочных узлов и прекращение строительства метро, которое могло бы снять 30% перевозок».

На второе место докладчик поставил проблему трущоб.

В Красноярске 3 млн кв. м ветхого жилья — это по старому генплану. Плюс к ним 11 млн кв. м — «дома первой серии». В совокупности они составляют чуть меньше половины всего жилого фонда, отметил Крушлинский.

«Не решать эту проблему нельзя, — добавил он. — В Советском Союзе эту тему стыдливо обходили. Имелось в виду, что у нас не должно быть трущоб, но по классификации ЮНЕСКО эти дома относятся к трущобам».

Деревянные бараки
Красноярск остается городом трущоб и хрущоб

Деградация производственных площадок — это третья проблема города.

Старые заводы занимали 60% территории Красноярска. Половина предприятий развалилась, и теперь эти промзоны нужно рекультивировать.

На четвертой проблеме — экологической и всем известной — докладчик остановился ненадолго.

Пятой проблемой была названа ситуация в историческом центре,

где не проводилось серьезной «работы по реконструкции».

По словам Крушлинского, в конце 80-х годов уже было понятно, что историческая часть города «не выдерживает ни транспортной, ни деловой нагрузки», поэтому «был спроектирован новый центр» — на Взлетке.

Но его, как известно, стали застраивать «только жильем». А параллельно центр города тоже стал обрастать новостройками методом «впендюривания», подчеркнул Крушлинский.

«То есть дома ставились там, где их можно было вставить», — подытожил он свою мысль.

Таким образом, любая из перечисленных проблем «утыкалась в неплатежеспособность», сделал вывод Крушлинский:

«Метро не стали делать, потому что не было денег. Экологические вопросы не решались, потому что не было денег. Школы и детсады не строились, потому что не было денег, ну, или не было программ. То есть практически все проблемы несут в себе очень важную вещь — нет денег».

При этом реконструкция трущоб и промплощадок еще и «утыкается в вопрос эффек­тивности». Чтобы заниматься такими «дохлыми площадками», по его мнению, нужна определенная градостроительная политика, когда это выгодно и государству, и бизнесу, и людям.

«Эти площадки должны стать самодостаточными, — сказал докладчик. — Они по 200–400 га — малые города такие бывают. Каждая должна иметь жилье, полный набор соцкультбыта и рабочие места».

В завершение Крушлинский продемонстрировал депутатам график соотношения цены «квадрата» жилья и уровня дохода населения.

«Сегодняшний строительный бизнес ориентирован только на платежеспособное население — это всего вот эта часть, — архитектор ткнул пальцем в небольшой сегмент на графике. — А неплатежеспособное — это около 70%».

Из ситуации есть два выхода: либо поднять доходы населения, либо строить новое жилье эконом-класса.

Строительство домов
Покупать квартиры по нынешним ценам может лишь 30% населения

«Мы тут возили иностранцев по Енисею, и они мне задавали, на наш взгляд, глупый вопрос: почему в богатом крае люди живут в трущобах? Я не знал, что ответить», — пояснил ученый. По его мнению, в Сибири нужна целая госкорпорация по строи­тельству жилья эконом-класса, так как «бизнесу его строить невыгодно: он должен строить виллы, эксклюзивные дома и так далее».

На этом, по сути, доклад был закончен. Председатель комиссии дал отмашку на вопросы.

«А вы нам хотели что представить?» — первым спросил депутат Геннадий Торгунаков, видимо, ожидавший, что Крушлинский покажет ему, как и где планируется располагать зоны городской территории.

В ответ он услышал, что это, можно сказать, была ознакомительная лекция. Тем более, что эти идеи частично легли в основу действующего генплана. Тогда депутаты задались вопросом: а зачем делать новый генплан, может, нынешний просто доработать?

Однако Крушлинский настаивал, что генплан нужен новый, чтобы «разобраться получше в проблемах».

Тут в дискуссию вступил глава департамента градостроительства Андрей Лапицкий. Чиновник признал, что «основные параметры места, которое выбрали наши предки», не меняются, но в городе накопилось множество проблем, и без нового генплана их не решить. Предлагается, к примеру, исключить из городской черты «производства с 1 по 3 класс опасности».

Депутат Сергей Толмачев попробовал перевести обсуждение в другую плоскость. Он заявил, что «прослушал внимательно 40 минут, но не понял, как концепция развития Красноярска соотносится с программой социально-экономического развития».

Докладчик не ответил. И тут же слово перехватил лидер «Патриотов России» Аркадий Волков. Депутат выдал респект Крушлинскому, который, как оказалось, для него является «человеком очень опытным», «солидным», да еще и «авторитетным».

«Но у вас очень противоречивый доклад, — оговорился Волков. — С одной стороны, вы поддерживаете концепцию прошлого генплана, но в то же время выступаете за разработку нового».

То, что сказал минутой ранее Лапицкий, депутат тоже не понял. Зато он хорошо запомнил, что ему сообщили «серьезные» специалисты из аэрокосмической академии, и поспешил этим поделиться:

«Так вот, мне говорят, что при обсуждении вопроса генплана мы должны обсуждать такие вопросы, как вопросы геолокации».

Значение последнего слова явно поняли не все. А Лапицкий тем временем посмеивался — очевидно, ему оно было ясно.

«Я не строитель, но специалисты многие сходятся во мнении, что по руслу Енисея строить дома категорически нельзя, потому что те ветровые потоки, которые идут по Енисею… Причем это очень серьезный вопрос, а мы о нем не говорим! Тот ветровой поток, который бы просто расходился по равнине, сейчас будет зажат многоэтажками. У нас большинство промзон как раз по руслу Енисея. И непонятно, что происходит у нас с экологией. Мы сегодня платим огромные деньги за концепт в новых экономичес­ких условиях. А какой у нас концепт? У нас заводы не строятся, страна разваливается, город разрушается, а строительный бизнес непонятными путями захватывает строительные площадки», — выдал очередное соло Волков.

Вице-мэр Лапицкий обошел речь депутата стороной и объяснил, что пока никакой концепции нет, а программу социально-экономического развития освежат «с учетом новых реалий».

Слова попросил депутат Владимир Владимиров.

«Все заводы развалились, и сейчас кому-то эти площадки принадлежат. Нужно было думать, что с этими площадками делать. То есть раньше нужно было думать!» — дал дельный совет ресторатор.

Завод Медпрепаратов
Промышленным площадкам нужна реконструкция

Депутат-строитель Александр Коропачинский копнул глубже коллеги и устроил комиссии экскурс в историю о том, что Красноярск на каждом этапе развития имел свою функцию. Дескать, в 1628 г. это был острог для защиты от набега кочевников, а к 1957 г. здесь появились предприятия химико-лесного комплекса, так как началось освоение ресурсов края.

Сейчас же Красноярск совсем другой: производств меньше, рабочих меньше, офисов больше. Так что нужно сначала разобраться, какой город строить, заказать стратегию социально-экономического развития, а потом уже работать над генпланом.

«А мы сегодня говорим: «Да, нам нужен генплан». Да, нужен. «Гипрогор», а ты нам разработай и стратегию, и техзадание, а потом выдай нам генплан» — вот с этим я не согласен», — считает он.

Вице-спикер Александр Глисков напомнил присутствующим, что у города есть программа социально-экономического развития до 2020 г.

Однако, на его взгляд, документ «абсолютно пустой», и надо вернуться к его ревизии.

«Там много слов: «инновации», «кластеры», «креативное предпринимательство», но ответа на вопрос, какая у Красноярска миссия, там нет, — отметил он. — Можно зайти на сайт администрации, и там написано, что «Красноярск — город инноваций, партнерства и согласия».

Ну, во-первых, это вранье. Во-вторых, пустые слова.

Центр Красноярска
Разработчики нового генплана, по словам чиновников, должны отталкиваться от идеи повысить уровень жизни красноярцев. Первые наработки документа будут представлены к середине декабря

Есть еще один документ — стратегия социально-экономического развития края. Там вообще о нас ничего нет. Там нас обозвали центральной группой районов и как-то вскользь упомянули, что в центре центральной группы районов находится Красноярск, который является административно-культурным центром. А мэр говорит, что Красноярск — это промышленный город».

Конкретного ответа на такое противоречие у чиновников не нашлось.

Лапицкий лишь весьма обтекаемо сообщил, что главной мыслью генплана, от которой будут отталкиваться разработчики, является «человек, уровень жизни красноярца, как хочет красноярец жить». Программа социально-экономического развития же будет актуализирована и затем положена в основу генплана, заверил вице-мэр.

В итоге вопрос о концепции депутаты приняли к сведению, а им на это пообещали, что первые наработки концепции генплана подрядчик — институт «Гипрогор» — привезет до 15 декабря.

© ДЕЛА.ru

 

информация
новости

Как самим лечить «легкий» ковид? Заболеваемость коронавирусом в Красноярском крае продолжает стремительно расти: на пике пятой волны медики ожидают до 2000 новых заразившихся в день. …

Жители Академгородка опасаются отмены 83-го автобуса Жители Академгородка в Красноярске собирают подписи в защиту маршрута №83. По их опасениям, мэрия может отменить этот автобус, как уже поступила с другими…

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»