статья

Четвертый мост в Красноярске

Мост через Енисей: особенности национального планирования

Тема строительства четвертого автомобильного моста через Енисей целиком находится в сфере футурологии. Причина не в том, что есть основания сомневаться в способности властей реализовывать заяв­ленные проекты. Просто в последнее время история стала штукой настолько оперативной, что никакое планирование угнаться за ней не в состоянии.

Красноярск ждет четвертый автомобильный мост через Енисей
Красноярск ждет четвертый автомобильный мост через Енисей

О четвертом мосте доподлинно известно только одно — он безусловно необходим. Это знали наши недалекие (в смысле времени) и весьма дальновидные предки, запланировавшие строительство автомобильной переправы, соединяющей Свердловский и Октябрьский районы Красноярска, еще в 1973 г., когда городские трассы, в сравнении с нынешними, напоминали пустыню.

Четвертый мост планировался вместе с Октябрьским
Четвертый мост планировался вместе со строительством Октябрьского моста

В новом тысячелетии мост в числе других нереализованных советских задумок перекочевал в «Генеральный план развития Красноярска на 2001-2020 гг.». Как сказал в начале нулевых в интервью одному из местных журналов тогдашний главный архитектор краевой столицы Аркадий Супоницкий, «думаю, к 2020 г. эти задачи будут частично выполнены».

Чаще шаг

С момента обрушения Союза казалось, что история идет хоть и тяжелыми, но довольно широкими шагами. На протяжении 90-х про мост и не вспоминали, по причинам вполне понятным — тогда вообще никому не приходило в голову что-то планировать. И если не считать презентации упомянутого генплана развития, то заговорили о Четвертом только во второй половине двухтысячных. Наступившее сытое трехлетие принесло ощущение «нового времени», в котором «жизнь налаживается» — зашумело Нижнее Приангарье, разразился строительный бум, метро еще казалось не совсем пропащим, городская власть объявляет о строительстве многоуровневых развязок, небоскребов и вообще фонтанирует креативом…

На таком фоне мост вовсе не выглядел маниловщиной. Проект 1200-метрового сооружения с шестиполосным движением в каждую сторону и обустроенными прилегающими территориями губернатор Александр Хлопонин презентовал на Сочинском инвестиционном форуме в 2007 г. Идея понравилась Путину — а это определяющий фактор — после чего настало время договоров, цифр и лозунгов.

Было объявлено, что строительство моста стоимостью 10 млрд руб. начнется не позднее 2009 г., а подготовительные работы и того раньше в 2008-ом. В финансировании проекта, который завершится максимум через пять лет после запуска, по распоряжению президента примет участие Минтранс. Строить будут на основах частно-государст­венного партнерства. Власти Красноярска тогда не исключали, что отдадут готовое изделие в концессию, поэтому проезд по нему будет платным. (Разумеется, с дежурными оговорками «возможно» и «на какое-то время»).

Четвертый автомобильный мост через Енисей в Красноярске ждет своего часа...
Четвертый автомобильный мост через Енисей - пока только на картинках

Но с 2008 г. шаги истории становились все короче, потом она и вовсе засеменила… Известный мировой катаклизм на короткое время вновь сделал мост непечатной темой, затем как на счетчике начали меняться стоимость и сроки проекта — от 23 млрд и 2015 г. до 18 млрд и 33 месяцев. Параллельно шили пертурбации в федеральных и — что особенно значимо — в региональных верхах. Вполне возможно, что мост мог (и может) стать для Льва Кузнецова одним из поводов заявить о себе и показать себя как минимум достойным отправленного на Кавказ предшественника.

Перед мартовской конференцией «Единой России» в Красноярске новый губернатор дает задание мэру Петру Пимашкову «актуализировать» всю информацию, связанную с мостом. При этом Кузнецов заявил, что говорил о проекте с главой Минтранса Игорем Левитиным и «принципиального отрицания не услышал».

— Дальше наша задача — показать, что это нужно городу, это реализуемо и теперь надо выходить с конкретными предложениями, — сказал он.

Однако, мартовское «сватовство» сорвали шахиды…

Буквально через неделю спикер Александр Усс объявил, что будет делать вторую попытку — на таком же мероприятии только в Новосибирске. Перед отправлением глава парламента выразил надежду, что делегаты, образно говоря, поддержат мост и планы станут реальностью к 2015 году…

На последней прошедшей в Новосибирске совещании по развитию Сибири проект нового четвертого моста через Енисей презентовали наряду с другими проектами Красноярского края
На прошедшей в Новосибирске партийной конференции «Единой России» проект
четвертого моста через Енисей презентовали наряду с другими проектами Красноярского края

Мост как тест

Конечно, хочется, чтобы именно так и было. Но между поддержкой со стороны партии власти и реальностью — дистанции огромного размера. Последнее не стоит считать камнем в огород «ЕР» и власти вообще. Попросту у страны сейчас заболела голова о другом. И как долго она будет болеть, никто не знает.

Судьбу любого проекта — а особенно такого красивого, как нерожденный красноярский мост — в нашей стране определяет чудовищно огромное число факторов. Разобраться в соединяющей их причудливой вязи, а тем более вычленить закономерности, решительно невозможно. (Автор не удивится, если в числе косвенных причин рывка или торможения при строительстве объекта в глубине Сибири окажутся очередные выборы на Украине или ядерная программа Ирана. Почему бы и нет, когда среди них уже есть провал американской ипотеки в 2008 г.?)

Можно лишь с определенной долей уверенности говорить о том, что на реальность проекта НЕ влияет фактор, который в России издавна считают определяющим — Личность.

Александр Хлопонин, безусловно, хороший менеджер, мудрый руководитель и обаятельный человек. После себя он оставил море начатого — например, Нижнее Приангарье. Почему не закончил – вопрос отдельный. Здесь на одну претензию приходится дюжина оправданий, причем вполне разумных. Скажем, все тот же кризис, завершившийся переводом на другую работу.

За время разговоров о  четвертом мосте федерация успела построить другой мост через Енисей на  трассе глубокого обхода Красноярска
За время разговоров о четвертом городском мосте федерация успела построить другой мост через Енисей на трассе глубокого обхода Красноярска

Словесный портрет (другого пока не имеем) Льва Кузнецова выполнен в не менее приятной тональности. Но Кузнецов по большому счету находится все в той же российской реальности, когда история кратно опережает планирование. Советский Союз, задумавший четвертый мост в Красноярске, мог себе позволить роскошь долгосрочных проектов, поскольку остановить такую махину, особенно в ее лучшие времена, могла только ядерная зима. Россия подобной роскоши лишена. И только поэтому краевой начальник Федирко остается в народной памяти как Строитель, а губернаторы — в лучшем случае Начинателями.

Правда, можно заметить, что сомнения по поводу моста неуместны хотя бы потому, что строительство в чем-то подобного объекта — 32-километрового глубокого обхода Красноярска — было завершено ударными темпами. Но «зачатие» этого сооружения по счастью пришлось на то самое сытое трехлетие, к тому же обошлось оно более чем втрое дешевле заявленной стоимости автомобильного моста. Из шести с лишним миллиардов 70% финансирования взяла на себя федерация. Наконец, само присутствие Путина на открытии глубокого обхода давало понять, что этот объект в первую очередь российский, а не городской. Напомню, тогда тема транспортной прозрачности страны была одной из основных — обход как раз в нее и ложился.

Новый мост разгрузит ул. Копылова, пр. Свободный и центр города Красноярска от внутригородского транзитного транспорта
Новый мост разгрузит
ул. Копылова и центр города
от внутригородского транзитного транспорта

По идее четвертый автомобильный мост должен замкнуть кольцо вокруг краевого центра. Но не надо быть специалистом, чтобы понять — город и горожане заинтересованы в этом мосте куда больше, чем «страна в целом».

В лучшем случае сооружение лишь косвенно встраивается в федеральные нужды (вроде той же транспортной прозрачности страны), но может кардинально повысить комфортность большого сибирского города: ездить станет на порядок удобнее, замена Николаевки современным жилым районом подправит аляповатый городской ландшафт и, кроме того, 400 жителей частного сектора получат благоустроенные квартиры (см. по теме «Николаевка: сносить нельзя оставить») . Носят ли эти выгоды «федеральный» характер — вопрос ритори­ческий.

В то же время, очевидно, что для края и тем более Красноярска профинансировать такой объект наполовину или даже на треть — попросту нереально. (Кто сомневается — взгляните даже не на бюджетные цифры — на метро).
Из этого следует только один вывод: дальнейшая судьба моста — своего рода тест на значимость Красноярска (и тем самым края) для страны. Без надоевших комплиментов про «центр России» и «регион-локомотив». Как гласит реклама одного ювелирного магазина «Любишь? Докажи!»

Кто платит

В чиновничьих и депутатских кругах идут споры о народившемся мосте. О том будет ли проезд платным и насколько платным. (А.Усс назвал оптимальную сумму — 20-30 руб.). Одни считают, что «расческа» для взимания денег приведет к заторам, другие уверены, что не все так страшно… Но эти дискуссии не более чем невинный феномен казенной психологии — говорить об идее, заявленной начальством, как о воплощенной и вполне объективной реальности.

Строительство четвертого автомобильного моста через Енисей - Красноярску стоит только надеяться на благосклонность федерации
Строительство четвертого автомобильного моста через Енисей -
Красноярску стоит надеяться только на благосклонность федерации

Вопрос о финансировании проекта остается открытым. По словам Дениса Пашкова сегодня вряд ли стоит рассчитывать на бюджетные деньги федерации и региона. (Недавнее заявление Алексея Кудрина о том, что нас ждет десятилетие жесткой экономии, подтверждает правоту краевого министра). Пашков предлагает выход — привлекать средства за счет облигационных займов под федеральные гарантии.

По сути это еще один тест — на степень доверия к государству со стороны бизнеса и населения.

— По результатам исследований доверие к исполнительным органам власти как федерального, так регионального и местного уровня значительно упало и имеет тенденцию к дальнейшему снижению, хотя непонятно куда ниже, — говорит доктор социологии, профессор СФУ Валентин Немировский.
— Доверием пользуются только две фигуры — президент и премьер. Если попросить денег от их имени, под их гарантии, то, думаю, люди пойдут навстречу. Если взять в займы захотят город или край — то сомневаюсь. Население не уверено, что деньги пойдут именно на мост. К тому же лишних денег у людей сейчас нет. Но все же попытаться стоит. Как в том анекдоте про Сталина: «Попытка не пытка — правда, товарищ Берия?» Ведь мост очень нужен, и хорошо, что о нем вновь заговорили.

Будем считать, город сказал свое слово. Подождем, что скажет история.

Александр ГРИГОРЕНКО
ДЕЛА.ru

© ДЕЛА.ru

 

информация
новости

Новая перепись населения: как не нарваться на мошенников В России проходит большое демографическое мероприятие – перепись населения. Она продлится до 14 ноября 2021 года. «Посчитаться» может…

Архейский рок-н-ролл и муравьи в керамике: в Красноярске проходит фестиваль науки «Кстати» В Красноярске впервые проходит фестиваль науки «Кстати»: занимательная и познавательная встреча, диалог науки и искусства. С 21 по 23 октября…

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»