статья

Бизнес вернется в тень

Вот уже месяц в России действует новый порядок налогообложения. С 1 января 2010 г. Единый социальный налог отменен: вступил в силу Федеральный закон № 212-ФЗ, который регламентирует изменения в порядке уплаты страховых взносов.
Отныне все предприятия страны обязаны делать выплаты не в государственный бюджет, а в страховые организации — Пенси­онный фонд, Фонд социального страхования, Федеральный и тер­рито­риальный фонды обязательного медицинского страхования.

Деньги для призраков

Цель реформирования — обеспечить денежное наполнение системы соци­ального страхования и пенсионной системы. С каждым годом пенсионеров становится все больше, да еще и пенсии заметно увеличились… Значит, решило государство, должен подрасти и оброк с работающего населения.

Деньги
Пенсионные взносы не успевают за нифляцией

Вроде бы и неплохо, что деньги от предприятий теперь не будут рас­творяться в государственном бюджете, а пойдут напрямую на обеспечение будущей пенсии каждого работника, на его лич­ный счет. Но теперь новость плохая. По расчетам фракции «Справедливая Россия» — единственной, ко­торая летом голосовала против принятия ФЗ №212, — 15% всех пенсион­ных взносов мгновенно обесценивает инфляция.

«Интерес в этих деньгах только у тех финансовых структур, которые их обслуживают, — цитирует Forbes слова Оксаны Дмитриевой, депутата Гос­думы от «СР». — От нынешних пенсионеров эти деньги отнимаются, до будущих не доходят. Сравните доходность и инфляцию последних пяти лет — 10% против 70%».

По мнению некоторых экспертов, с мате­матической точки зрения пен­сионная реформа вообще оказалась про­вальным мероприятием. И еще не­известно, не придется ли возвращаться к выплатам пенсий из бюджета.
А что? К страховым взносам же вернулись. До того, как в 2001 г. был вве­ден ЕСН, в стране уже существовала практика прямого перечисления денег в социальные внебюджетные фонды. Почему-то теперь мало кто вспоми­нает, что тогда ее отменили за неэффективность и непрозрачность: как считают многие эксперты, именно фонды, а не взятки в 90-е гг. стали основой для многих российских бизнесов.

Перезагрузка

В пересчете на деньги для 2010 г. ситуация на первый взгляд остается прежней: размеры отчислений в фонды не превысят 26%, которым рав­нялась ставка бывшего ЕСН. Однако уже с 2011 г. размеры всех взносов для большинства хозяйствующих субъектов вырастут до 34%, то есть более чем на треть.
При этом для предприятий малого бизнеса, которые сегодня работают по упрощенной схеме налогообложения, государство приготовило сюрприз: им придется платить 34% вместо сегодняшних 14, или на 20% больше. Напомним, что 34% — это 26% в ПФР, 2,9% в ФСС, 2,1% в ФФОМС и 3% в ТФОМС (см. «Сначала налоги, потом зарплата?»).

Пока не кончился 2010-й, не будут платить страховых взносов организации особой экономической зоны и предприятия, использующие труд инвалидов. Но с 2011 г. постепенно возьмутся и за них.

Поменяются также размеры страховых взносов в зависимости от зарплаты. Если до Нового года налог был обратно пропорционален размерам «по­лучки», то теперь сумма страховой выплаты станет единой для всех, кто зарабатывает меньше 34,5 тыс. руб. в месяц (это 415 тыс. руб. в год). Если зарплата работника выше, страховые взносы для него отменяются вообще. Установление порога предполагает, что работодатели будут стремиться повышать зарплаты и «срывать покровы» с высоких доходов сотрудников, а сотрудники — немедля задумаются о приближении старости и сами поне­сут деньги в пенсионные фонды.

(Отступление в тему: фракция КПРФ уже подготовила законопроект, кото­рый устанавливает прогрессивную шкалу налогообложения на доходы физи­ческих лиц. Пока не принят, но для нашего парламента нет ничего не­возможного.)

Деньги на руки
Сотрудники могут ли­шиться компенсаций

От нововведений пострадают не только работодатели, которым придется поломать голову над тем, где взять дополнительные деньги на страховые взносы, но и сот­рудники. Например, те, чья работа связана с высоким риском травм и профессиональных заболеваний. Если раньше предприятие по закону предоставляло им необ­лагаемые налогом компенсации, то сего­дня на любую подобную выплату придется делать страховое от­числение. Чтобы не увеличивать затратность, рабо­тодатель или уменьшит такие вы­платы, или совсем отменит их.

Так же, как какие-нибудь глупые компенсации за обеды или неис­пользованный отпуск, небольшие премии и прочее, что раньше можно было не облагать ЕСН.

«Письма счастья» возвращаются

По словам российского премьера, общество должно было выбрать, «где деньги оставить — в бизнесе либо пенсионерам отдать». Общество (не при­поминается, правда, что его спрашивали) выбрало так, что наибольшее на­ло­говое бремя отныне придется нести малому бизнесу. По расчетам опять же «Справедливой России», для большинства предприятий денежная на­грузка вырастет в среднем в 1,3 раза. А для субъектов малого бизнеса — в 2,4.

«Хотелось бы сказать, что новый закон неоднозначен, но язык не повора­чивается. Он однозначен — однозначно плох. У нас в очередной раз долго­срочные цели (сбалансированная пенсионная система) достигаются боль­шими жертвами, причём удар придётся принять сразу. Всё чаще создаётся впечатление, что бизнес в нашей стране вполне планомерно уничтожается, и если это делается умышленно — то ворами, если неумышленно — то людьми, не видящими всех последствий своих действий», — считает Сергей Бадамшин, руководитель отдела ООО ИЦ «Искра».

Денежка
Некоторые получат зарплату в подарок

Для крупного бизнеса мало что изменится, ему на новые правила плевать с нефтяной вышки. Но для малого и среднего новые правила уплаты нало­гов — прямая до­рога в сумрак. Что им останется делать? Зависит от рода занятий. Банкиры, которым „серые схемы“ стро­жайше запрещены, просто сни­­зят зар­платы. А все ос­тальные, как и прежде, примутся клеить кон­верты. Со­ответственно, должны активизироваться нало­говые органы.

Глава российского союза промышленников и предпри­нимателей Александр Шохин полагает, что отноше­ния бизнеса и власти заметно ужесточатся. В эфире «Эха Москвы» Шохин заявил: «Схемы оптимизации будут ис­пользоваться активнее в связи с ро­стом налогов и платежей. Опять зар­плата пойдет в конвертах, а если за это начнут сажать, то и работать бу­дет некому», — цитируют «Ведомости».

К вам лезет ревизор

Сажать не сажать, но штрафовать будут точно. Проверяющих теперь за­метно прибавится. Кроме налоговых инспекторов, частыми гостями в АО и ООО станут контролеры Пенсионного фонда и Фонда социального страхо­вания. Получается, что негосударственные органы получили полномочия государственных структур, причем сотрудники ПФР и ФСС обрели право беспрепятственного доступа на территорию или в офис предприятия, кото­рое платит страховые взносы.

Очевидно, что число работников ПФР и ФСС в связи с новыми фискальными функциями должно резко увеличиться. По оценкам самого ПФР, на 10 тыс. человек (и каждый из них должен как минимум год учиться на контролера).

Получается, как в известной цитате: «Правительство вечно обещает наро­ду курицу в каждом горшке, а для начала дает налогового инспектора на каждую курицу».

Согласно новым правилам, фонды имеют право на внесудебное взыскание страховых платежей, несмотря на то, что это нарушает постановление Кон­ституционного суда 1996 г., по которому во внесудебном порядке можно взыскивать только налоги как воплощение интереса всех членов общества. Собственно, с законодательной базой у нововведений вообще большие проблемы.

Адвокат Михаил Орлов, руководитель налогового подкомитета «Опоры Рос­сии», приводит конкретные примеры. Предположим, вы не согла­ситесь с решением контролера фонда и захотите обжаловать его в суде. Как это сделать? Поскольку ПФР является негосударственным органом с полномо­чиями органа государственной власти, неизвестно даже, какие сроки от­пущены на обжалование решения. Если мы имеем дело с госорганом, обжалование возможно в течение только трех месяцев, если с негосу­дарственным — в течение трех лет.

Еще один момент: если истец пытается обжаловать через суд решение государственного органа, орган сам должен доказывать свою правоту; в прочих случаях доказательствами занимается сам истец. Кто что будет доказывать при особом статусе Пенсионного фонда?

Пока по всем спорным моментам предлагается обращаться в Минздрав­соцразвития РФ. Или искать ответ самостоятельно.

Так что даже самым мелким предприятиям неплохо будет обзавестись ква­лифицированным юристом. А заодно и бухгалтером: вместе с суммами на­логов заметно возрастет количество бумаг. Например, работодателям каж­дый квартал придется отчитываться в территориальных отделениях ПФР и ФСС и не запаздывать с отчетами, чтобы не платить штрафы. Скорее всего, требовать ведение бухгалтерского учета начнут даже с совсем небольших компаний.

«Государству бизнес неинтересен»

Рыбки в аквариумах
Государство и бизнес воспринимают меры поддержки по-разному

Весь прошлый год правительство стремилось по­могать малому бизнесу: выделяло финансовые средства на его поддержку, отменило обяза­тельное применение контрольно-кассовых аппа­ратов для плательщиков единого налога на вме­ненный доход, увеличило с 20 до 60 млн руб. порог по дохо­дам, разрешающий использовать упро­щенную систему налогообложения.

Были за­пре­щены частые проверки и закрытие пред­­при­ятий без веских на то оснований, пере­смотрены неко­торые техрегламенты. И вот по контрасту — Федеральный закон о страховых взносах. Почему же государство принимает такие противо­речивые решения?

Сергей Бадамшин рассуждает так: «Если рас­сматривать нашу власть как единый организм во главе с президентом, то станет заметно, что конеч­ности этого организма думают спинным моз­гом. Когда голова про­возглашает поддержку малого бизнеса для поднятия экономики России, спин­ной мозг активизирует моторные функции с целью обшарить карманы пополнения бюджетов и фондов, растраченных на поддержку частных банков и АвтоВАЗов.

Когда голова говорит о снижении налогового бремени, руки изменяют раз­меры и базу отчислений, вытягивая из бизнеса дополнительно около 100 млрд руб. за 2010 г., и около триллиона — за 2011-й. Когда голова обещает снизить количество проверок — руки увеличивают их число в три-пять раз (для всех фондов-выгодоприобретателей).
Когда голова предлагает „обелять“ зарплаты, руки загоняют её обратно в тень. Когда голова говорит о правовом государстве — руки делают пре­ступниками простых работников, получающих зарплату в конверте.

И, судя по всему, работа рук идёт успешнее. Всё идёт к тому, что малый бизнес уходит в ИП, зарплаты — в конверты, а средства пенсионного фон­да — на ликвидацию последствий кризиса».

Противоречивые меры правительства прокомментировал для «РМ» и красноярский бизнесмен Алексей С., пожелавший скрыть свою фамилию: «От государства давно ничего не жду. Ни хорошего, ни плохого, просто максимально от него дистанцируюсь. Государству бизнес не интересен. В настоящий момент он не приносит ощутимого вклада в ВВП, не является крупным работодателем, не является крупным плательщиком налогов (это всё по сравнению с крупным бизнесом и самим государством).

В моём понимании малый бизнес находится в зачаточном состоянии по сравнению с „развитыми странами Запада“, где он как раз и является основным работодателем, и привносит наибольший (или, по крайней мере, в разы больший) вклад в ВВП. Но чтобы малый бизнес у нас тут подтянуть до сопоставимых с Европой и США параметров, его надо поддержать и по­дождать. Поддержать — значит недополучить налоги (в моём понимании — вложить), а подождать отдачи придётся годы (от 3 до 5 лет хотя бы).

Струкутра экономики
Малому бизнесу тяжело «пробиться» в общей структуре экономики

Я думаю, государство (Минфин, МЭРТ и ещё кто-нибудь) считает, что прямо сейчас делать это возможности нет. А когда возможность будет — неизвестно. Есть ли желание и понимание, что это делать нужно, мне неиз­вестно. Сейчас нужно получить побольше денег в бюджет, любыми спо­собами, потому что там дефицит (почему там дефицит — отдельный во­прос). Этим и зани­маются. Но говорить правильные слова надо. Это поли­тика.

А наш бизнес ко всему готов. Будет защищаться всеми доступными ему (бизнесу) способами. Будет уходить в тень. Всё дальше и дальше. Если кто-то выходил оттуда, все помнят, как туда вернуться».

Так и просится тут еще одна цитата, на этот раз из Монтескье: «Начнет ли государство обогащать себя посредством разорения своих подданных или оно подождет, пока достигшие материального благосостояния подданные обогатят его? Начнет ли оно с богатства или кончит богатством?»

Чем оно кончит, всем нам интересно. Сергей Бадамшин резюмирует:
«По прогнозу агентства PricewaterhouseCoopers, Россия через 20 лет станет самой мощной экономической державой Европы, а в мировом рейтинге по этому показателю выйдет на 5-е место. Единственное, что непонятно — кто её туда выведет?»

Татьяна АЛЕШИНА
РЕКЛАМА-МАМА

© ДЕЛА.ru

 

новости

Как жить в режиме самоизоляции: ответы на вопросы

Как жить в режиме самоизоляции: ответы на вопросыВласти Красноярского края дали разъяснения о том, как населению вести себя в период строгой самоизоляции.

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»