статья

Красноярский туризм: летать будем реже, но дешевле

Этой публикацией РЕКЛАМА-МАМА и тележурнал «Дела» открывают совместный проект, который называется «Бизнес-саммит». В рамках проекта мы будем собирать ведущих представителей разных сфер красноярского бизнеса для разговора «по душам» — о том, как обстоят дела в той или иной сфере, как живется и выживается в условиях глобального финансового кризиса, вот уже несколько месяцев перманентно перерастающего в экономический, что ждать красноярцам в самом ближайшем будущем и так далее.

Открывает «бизнес-сезон» на РЕКЛАМЕ-МАМЕ туристическая сфера. С тремя представителями ведущих туристических компаний мы беседовали в конце минувшей недели.

Участники «Бизнес-саммита»:

ДМИТРИЙ БИБИКОВ, туристическая компания «Данаско»

ГАЛИНА ДУДИНА, туристическая компания «Самэй»,
председатель Ассоциации туристических организаций Красноярска

ЛЮБОВЬ РОМАЩЕНКО, туристическая компания  «Красинтур»

Журналисты:

Максим Глазунов, редактор сайта «РЕКЛАМА-МАМА»
Александр Дьяков, редактор тележурнала «Дела»
Модератор — Владимир Перекотий

Участники Бизнес-саммита: Дмитрий Бибиков, Галина Дудина, Любовь Ромащенко
Участники «Бизнес-саммита»:
Дмитрий Бибиков, Галина Дудина, Любовь Ромащенко

Кризисные страхи отдыхающих красноярцев

Модератор - Владимир Перекотий

ВП: Добрый день всем участникам. Поскольку от темы кризиса мы никуда не уйдем, давайте немного поговорим о том, как он коснулся туристического бизнеса, в целом, и каждой из представленных здесь компаний, в частности.

ГД: Кризис, конечно, коснулся. Например, если две с лишним тысячи сотрудников компании «КрасЭйр» раньше регулярно ездили отдыхать, то теперь они уже такого себе позволить не могут. Мы все чувствуем сокращение рынка — примерно на 15-20%.

Я представляю интересы крупного москов­ского туроператора «Капитал тур». Если сравнить, сколько в прошлом году бронировалось туров через Москву и сколько в этом — получится намного меньше.

Новосибирские туроператоры хлопают в ладоши нашему внутреннему кризису с «КрасЭйр». Потому что Красноярск всегда был богатым перспективным рынком в сфере туризма. Новосибирцы считают, что красноярцы намного более платежеспособны.

МГ: Насколько я знаю, новосибирские турфирмы всегда работали с красноярским рынком, даже когда был «КрасЭйр»...

ГД: География полетов у них всегда была шире, чем в Красноярске. Но они все равно всегда «подкармливались» другими регионами, не только новосибирцев возили. Рядом у них — богатый Кузбасс, Томск, Красноярск, Барнаул. Они красноярцев очень любят, потому что если наши летят, то берут обязательно пять звезд.

ВП: Прямо гордость берет за красноярцев...

МГ: Гордость была бы, если бы новосибирцы летали отдыхать через нас!

ДБ: Я уже лет 10 об этом мечтаю.

Галина дудина и Любовь РомащенкоГД: Сегодня в Новосибирске переизбыток емкостей в связи с кризисом. Они поставили столько же рейсов, сколько всегда, к тому же обычно берется немножко с запасом, с учетом того, что каждый год спрос растет. А нынче он упал. И поэтому там сегодня есть различные спецпредложения по новогодним программам.

ВП: Но мы еще и в худшей ситуации, поскольку на общемировой кризис у нас наложилась ситуация с «КрасЭйр»...

ДБ: Действительно, у нас к обычным кризисным страхам еще и этот страх добавляется. Кризисные страхи — это:

1). Смогу ли я через два месяца вообще куда-то поехать?
Отпустят ли меня дела?

2). Если я не руководитель бизнеса, а офисный сотрудник, я не знаю, позволит ли ситуация в моей организации отлучиться. Отпустят ли меня в отпуск?

3). А может, поездка еще подешевеет к моменту вылета?

Вот такие примерно ожидания у людей. И к этому добавляется еще четвертое: а не произойдет ли что-нибудь с тем самолетом, на который я через два месяца собираюсь сеть? Не снимут ли рейс, не разорится ли вообще авиакомпания? Последний пункт есть только у красноярцев. У новосибирцев в этом плане все стабильно, «Сибирь» летает.

Нас всех буквально ошеломил случай с программой на Хайнань, которая в городе два месяца продавалась. Сняли рейс буквально в один день.

МГ: А кто перевозчик был?

ДБ: Шанхайские авиалинии.

ГД: Но там дело не в перевозчике, там заказчиком был московский оператор, он и снял программу.

ВП: А что случилось? Разорился?

ГД: Да нет! В принципе, я им сразу говорила, что программа нереальная. Во-первых, очень низкая цена, а во-вторых, регулярные китайские рейсы не могут летать раз в две недели. Сейчас пытаются кого-то на другие рейсы посадить, кого-то отправить по другому направлению. Ну, а кто-то категорически решил забрать деньги.

Владимир Перекотий, Александр Дьяков и Максим Глазунов
Владимир Перекотий, Александр Дьяков и Максим Глазунов
разговаривают о красноярском туристическом бизнесе

ВП: Мы говорили о массовом туризме, а я хочу поговорить о дорогих индивидуальных турах. От них тоже отказываются? Я просто знаю массу людей, которые давно оплатили туры, а сейчас с радостью превеликой никуда бы не поехали. Но не могут, потому что штраф 100%. И таких половина, наверное. Или мне кажется?

ДБ: Ну, насчет половины — вам, действительно, кажется. Это как раз к разговору о страхах. «Я не могу покинуть свои дела». Хотя какие дела могут быть с 27 декабря по 10 января? Никаких дел в это время не будет! Эти деньги уже у тебя там, на твоем острове под пальмой, и именно туда, к этим деньгам, и надо ехать. Использовать их, чтобы отдохнуть и набраться сил на следующий год. Потому что год будет реально сложный.

Москва становится ближе

Галина Дудина
Галина Дудина

ВП: Будут ли снижаться цены в связи с кризисом?

ГД: Должна сказать, что по нашей программе «Красноярск — Бангкок» начиная с 17-го января мы снижаем цену на $70-80 — в связи со снижением цены на керосин. Я думаю, не будет в этом году и повышения цен на отели, хотя обычно повышение бывает на 10-12%. Таиланд и Хайнань сейчас делают интересные бонусные предложения. Скажем, летите на 7 дней, а платите всего за 6. То есть какое-то снижение будет, но, конечно, не в два раза, как многие ждут.

Хотя, посмотрите — цены на нефть упали в три раза, а топливо подешевело по сравнению с августом на 15%. Это по красноярскому рынку. Конечно, если здесь мы выровняемся, то можно ждать существенного снижения цены.

МГ: Но ведь на московском направлении билеты подешевели уже значительно...

ГД: Это связано с конкуренцией. На сегодняшний день на Москву два раза в день летает «Аэрофлот», два раза — «Сибирь». Два рейса в неделю с 27 декабря будет выполнять «Трансаэро» во всеми любимый Домодедово. «UTair» заходит, будет летать во Внуково. И еще «Атлант Союз» летает еженедельно. Сейчас можно улететь тысяч за 10 туда и обратно.

Но это Москва. А кроме Москвы сейчас пока ничего нет...

ДБ: У красноярцев сейчас какой выбор! Прямые рейсы за рубеж, их два: Бангкок — чартер, «Оренбургские авиалинии», Пекин — «регулярка», китайцы летают. И с 27 числа «Атлант Союз» будет летать в Таиланд. Есть «Узбекские авиалинии» с регулярным рейсом в Ташкент и оттуда — в Бангкок. Это что касается вылетов отсюда.

Вторая возможность — уехать в Новосибирск и оттуда куда-нибудь полететь. Там у них есть Бангкок, Хайнань, Вьетнам, Дубаи, Бали.

Третий вариант — Москва. И Москва сейчас, конечно, стала гораздо ближе. Раз билет туда-обратно всего 10 тыс. По сравнению с тем, как в августе летали за 50 тыс., это буквально шаг шагнуть.

ЛР: А в Москве сегодня интересных предложений много. Таиланд на неделю от $530, к примеру.

ВП: Да уж, середина России гордости добавляет, но так неудобно...

МГ: Но ведь Юго-Восточная Азия могла бы стать нашим «коньком»! Лететь гораздо ближе, билеты, по идее, должны быть дешевле. И направление перспективное. Так когда  уже Москва через нас будет летать, а не наоборот?

ГД: Никогда!

Дмитрий Бибиков
Дмитрий Бибиков

ДБ: Только когда население в нашем городе и в радиусе 1000 км от Красноярска превысит население Москвы.

ГД: Нельзя сказать, что вообще ничего нового не будет в следующем году. Мы открываем совершенно новую программу в Турцию. Хотя и с учетом того, что каждый год по Турции был рост, а в этом году впервые было снижение.

ВП: Летом этого года? Люди спинным мозгом, что ли, чувствовали кризис?

ДБ: Не то чтобы чувствовали, а, возможно, были вовлечены в различные кредитные или лизинговые схемы. Напокупали много всего, за что нужно рассчитываться, и в списке приоритетов поездка на отдых переместилась, скажем, со второго места на пятое.

МГ: А на каком месте в приоритетах у красноярцев турпоездка? После чего от нее будут отказываться и перед чем?

ГД: В первую очередь, это зависит от уровня жизни человека. Чем выше материальный достаток — тем более чутко человек относится к своему внутреннему состоянию. Ведь отдых — это твое здоровье. Смена обстановки — это эмоции, которые положительно действуют на тебя. И после бешеного ритма жизни происходит релакс, человек возвращается, полный новых сил.

Ну, а если есть какие-то другие первоочередные надобности, например, нужно купить новый холодильник, то он, конечно, свои деньги потратит на это.

Региональный рынок картельного типа

ВП: А почему у нас до определенного момента на туристическом рынке была какая-то монополия? Почему нет до сих пор в Красноярске крупных московских  туроператоров?

ГД: Вы сами себе ответили: потому что до определенного момента у нас была монополия.

ВП: А сейчас они сюда придут?

ГД: Сейчас они сюда уже не придут, поскольку московских операторов кризис коснулся куда больше, чем нас.

МГ: Недавно красноярский союз туриндустрии собирал все компании, чтобы выработать единую политику...

ГД: Начнем с того, что у нас есть две туристические организации — Российский Союз туриндустрии (РСТ) и Ассоциация туристических организаций Красноярска (АСТОК), которую возглавляю я.

МГ: А с РСТ конкурируете?

ГД: Почему конкурируем? Работаем на одних направлениях.

МГ: Так вот, недавно прошло собрание компаний, входящих в красноярское отделение РСТ (см. подробнее «Завтра туриста. Красноярского»). Там говорили о новом перевозчике, который будет участвовать в красноярских чартерных программах, и даже, вроде бы, о необходимости выработать общую тарифную политику. Некоторые поторопились окрестить это «очередным картельным сговором». Что же будет на самом деле? Придет новый «КрасЭйр» и некоторые турфирмы снова все подгребут под себя?

ГД: Не все там так просто, как говорят. Давайте подождем 28 декабря (дата первого чартера «Атлант Союза» в Бангкок — прим. ред.), а потом на эту тему поговорим.

ДБ: На сегодняшний день, начиная с 25 октября, выполнено 7 рейсов в Бангкок компанией «Оренбургские авиалинии». Они летают раз в 12 дней. И скоро стартует еще одна программа в том же направлении - с «Атлант Союзом». Вот когда она стартует, тогда и можно будет сказать, что началась нормальная конкуренция на рынке Красноярска.

Любовь Ромащенко
Любовь Ромащенко

ЛР: Там все благополучно, уже сделаны все проплаты. Так что, можно сказать, это свершившийся факт. То объединение, которое вы называете «картелем», было всегда, ничего нового не произошло. Просто летали на «КрасЭйр», сейчас будут летать на другом перевозчике. У меня блок на этом рейсе. Соответственно, у моих коллег — на рейсах другого перевозчика. Вот и все.

ДБ: На самом деле, на красноярском рынке сейчас очень интересное время. Одна программа уже летает, сейчас запускается вторая на том же направлении. Это то, чего на моей памяти не было никогда — реальная конкуренция на туристическом рынке. И это уже интересно...

ВП: Потребителю-то как это интересно!

ДБ: Конечно! И пока еще это биполярная ситуация, то есть два крупных игрока. А когда будет третий, четвертый — будет еще интересней. Я вот все время на москвичей смотрю — у них там столько компаний, такое широкое предложение...

ЛР: Хотя, ты знаешь, на региональных рынках, наверное, так все устроено. Ведь в Новосибирске тоже есть один большой «картель» вокруг перевозчика. Да еще москвичи сейчас появляются, делают свои программы, но строго на определенном сегменте рынка. А все остальное...

Основной перевозчик у них — компания «Сибирь». Именно вокруг «Сибири» и формируется такой «картель», куда новичку тоже не пролезть. И с какой-то стороны это понятно: люди все знакомые, есть наработанная репутация, связи. А новый игрок еще не известно, как себя поведет. Это же долгосрочная программа, люди финансово зависят друг от друга...

Очень культурная революция

ВП: Повлияла ли ситуация в Бангкоке, как ее назвали, «революция босых пяток», на поток туристов? Мне кажется, у нас народ бесшабашный такой: пусть, мол, европейцы боятся, а я все равно поеду...

ГД: Да, повлияла. У нас конкретно от путевок отказалось 7 человек. Но спрос и сам по себе упал, не только из-за волнений в Таиланде.  Хотя в самом Таиланде не было ни взрывов, ни смертей. Еще и туристов подкармливали в том аэропорту, который захватили.

ВП: Вот интересно, я лет 10 думал и всем рассказывал, что тайцы — самый миролюбивый народ...

ДБ: ...и они в очередной раз это подтвердили. Посмотрите, насколько лояльна была армия к выступающим! Никакого насилия — просто локализовано выступление, и все. И сами демонстранты очень мирно себя вели. Никакого оружия — только песни. И насколько лояльно протестующие относились к иностранцам!

А вот корректность освещения тайских событий в СМИ оставляла желать лучшего. В основном, в федеральных СМИ, конечно. Не во всех, но в некоторых...

ЛР: Действительно, кто-то давал полную информацию, а кто-то говорил: ах, какие плохие туроператоры, отправляют людей практически в район боевых действий, не думая о жизни людей.

Журналисты внимаютГД: У нас в тот момент там находилось 150 человек. И никто ничего не почувствовал. Только что вылетали не из Бангкока, а из Утапао. Еще и ближе — можно подольше на пляже полежать.

МГ: Но ведь было официальное обращение МИДа России, который не рекомендовал россиянам на этот период ездить в Таиланд!

ГД: А как оно было сделано, это заявление? Опять же через СМИ! Хотя должны были сделать его по официальным каналам. По Таиланду вообще некрасивая получилась ситуация. Туристические компании должны были нести всю ответственность и 100% денег возвращать за путевки. Но для этого мне нужен официальный документ о том, что в стране не все благополучно, там  чрезвычайная ситуация. Не в СМИ объявлено, а официальная бумага должна быть. А так заложниками ситуации стали туристические компании.

ВП: Ну, не говорите, что самые несчастные — это туристические компании. У нас заложниками ситуации чаще всего являются люди. Когда их компании некоторые кидают за границей на произвол судьбы...

ГД: Но, согласитесь, это единичные случаи. Возьмите ту же ситуацию по Турции, которая была не так давно и много шума наделала. Когда обанкротилась московская компания. Те же блочники, консолидаторы, кто были на этом рейсе — никто не бросил людей, всех вывезли оттуда. За свой счет. Не было такого, чтобы туристы были брошены и сидели в стране, не зная, что делать...

Фингарантии выгодны страховому лобби

ВП: Что изменится в связи с кризисом? Кто-то уйдет с рынка, наверное, кого-то поглотят более крупные компании? Может быть, новые игроки появятся?

Дмитрий Бибиков и Галина ДудинаГД: Новые — вряд ли. Меня терзают смутные сомненья, что кто-то может и уйти, не выдержать. Здесь ситуация такая: кто кого пересидит. У кого есть какой-то финансовый запас...

ДБ: Слияние в турбизнесе — редкое явление. Как правило, такое слияние происходит, если, например, одна из российских компаний продает пакет акций своим зарубежным партнерам. Иностранцы взамен предоставляют свои технологии, отельную базу, какие-то свои наработки. Для Красно­ярска это неактуально. Что нам тут сливать-то?

ГД: Невыгодно какому-то оператору поглощать какое-то агентство. Да продавай ты, ради бога, мои путевки и получай свою комиссию и живи на нее спокойно!

В сегодняшней ситуации, с введением новых финансовых гарантий, получается, что мелким кампаниям вообще невыгодно работать. На сегодняшний день, если у вас обороты до 100 млн., вы должны иметь финансовую гарантию 30 млн. А если у вас выше 100 млн., то гарантия 100 млн. Если, конечно, законопроект будет принят, пока только первое чтение прошло. И в законе нет разделения — столичный ты оператор или региональный. А объемы, вы сами прекрасно понимаете, не сравнимы.

И среди красноярских компаний, если это хороший, крупный оператор, 100 млн. оборота — не редкость. Сколько меня не спрашивали журналисты, я всегда честно говорю: да, эта гарантия ляжет бременем на плечи туристов. И все зависит от того, какое количество клиентов у этой компании. Если это пять тысяч человек — одна сумма, если сто тысяч — другая.

Мы в своем кругу это обсуждаем и приходим к мнению, что есть определенное лоббирование этого закона в Госдуме со стороны страховых кампаний. Им этого выгодно! Два года существуют фингарантии, а у меня не было ни одного случая, чтобы страховая кампания выплатила какую-то сумму денег. Не знаю, как у других, у меня не было ни одного страхового случая! Как правило, если есть какая-то ситуация, мы пытаемся полюбовно на месте решить этот вопрос. И я так думаю, что в Красноярске ни у кого не было таких случаев — я не слышала...

ДБ: Я думаю, что и во всей стране таких выплат наберется десятка два. Из них крупных - два.

ВП: Получается, это преувеличение проблемы?

ГД: Она не то, чтобы преувеличена, — она неправильно решена!

Дмитрий Бибиков и Галина ДудинаДБ: Получается ситуация, когда и турист не защищен, и, вроде бы, деньги туроператоры платят страховщикам. А те туристам не выплачивают ничего, но деньги берут с туроператоров регулярно. Получается, одни страховщики в плюсе.

ГД: Вот, скажем, тайский случай. Он не попадал под страховку. Если клиент, наслушавшись о том, что там происходит, отказался от поездки, у меня нет официальных документов, чтобы ему вернуть деньги. У меня чартер проплачен, гостиница проплачена, чрезвычайной ситуации, когда мы обязаны вернуть клиенту деньги, официально нет. Так что под страховой случай это тоже не попадало.

Недешевая Сибирь

МГ: Как вы считаете, в связи с кризисом изменятся направления поездок? Не будет ли больше российских направлений, Сибири? Ведь у нас есть удивительные места...

ГД: Если брать Красноярский край, то посмотрите — у нас дешевых направлений нет! У нас все направления дорогостоящие! Если Север - это сразу самолет, плюс вертолет...

МГ: А Байкал?

ГД: А он не дешевый! И при этом там качественного продукта очень мало. Они сейчас за голову хватаются, потому что в свое время, когда еще была земля, ее отдавали под что попало. Избушку на курьих ножках построил — и хорошо. А сейчас есть и программы, и инвестиции — а строить негде. Нет единой концепции развития Байкала и территории вокруг.

ДБ: Летом проживание в такой вот избушечке на Байкале сопоставимо по ценам с трехзвездочным отелем в Турции, причем по системе «все включено».

ВП: Напоследок — про перспективы местного, красноярского, туризма. Я помню, принимали какую-то программу — концепцию развития туризма до 2010 года. Это уже через год. И как вы считаете, что-то изменится?

АД: Там, где начинают принимать концепции развития, ничего развиваться не будет...

ГД: Будучи председателем туристической ассоциации, я была у одного нашего высокого чиновника, не буду называть фамилию. И очень хорошо поняла, что туризм как был у нас падчерицей, так и остается, Хотя о нем много и красиво говорят.

В крае есть много других крупных составляющих, которые приносят деньги. И те регионы, где нет никеля, алюминия, золота и нефти, придумывают сказки, делают все, лишь бы привлечь туриста. Возьмите Горный Алтай. Красоты там, конечно, изумительные. Но что, у нас этого нет? Есть! Однако они из этого делают «конфетку», рекламируют на всех уровнях, мифологию свою создают.

ВП: Это же «голландская болезнь»: если нефти нет — будет развиваться и наука, и промышленность. Если нефть есть — все, ничего больше не надо...

ГД: Совершенно верно! У нас нет таких крупных туроператоров, чтобы бренд Красноярска, Красноярского края развивать на мировом уровне. Чтобы иностранцы поехали сюда...

ВП: Инфраструктуры тоже нет...

Галина дудина и Любовь РомащенкоГД: Естественно! В свое время, когда принималась концепция, господин Хлопонин спрашивал: «Что вам надо? Что вы хотите?» А вы условия создайте! Дороги постройте! Потому что это должно делать государство.

Возьмите тот же самый Шарыповский район, Серебряные озера в Канском районе. Летом мы кормим всю Хакасию — ездим на их озера. Но у нас же есть свои! И когда еще господин Сокол здесь был, я поднимала этот вопрос: «А что мы с Хакасией-то все носимся? Давайте на своих местах создавать условия для нормального отдыха! Будем развивать свой туризм!» Ведь всего много, но нет самого главного — нет дорог. В Хакасию потому и едут, что там хороший асфальт прямо до места отдыха.

А в самом Красноярске до сих пор нет ни одной гостиницы сертифицированной! Единственная трёхзвездная гостиница — «Октябрьская», все остальное — две звезды. У нас краевой центр, миллионный город — и нет ни одной пятизвездной гостиницы. А для иностранцев это очень важно. Не для тех, кто по работе, — те и так поедут. А именно для туристов.

По большому счету, у нас был единственный раскрученный бренд в крае — Енисей. А сейчас, простите, какой Енисей, если у нас нет ни одного корабля на этой реке? И какое агентство сегодня может позволить себе купить корабль? При нашей навигации, которая длится всего два месяца? Нам нужны кораблики на 20-30-40 мест. Чтобы у него цена была соизмерима. И они будут загружены. Ко мне обращались из «Газпрома», им нужен был ВИП-тур по Енисею на 25 персон. Я всех частников, кого могла, подняла — нет у нас таких кораблей! Есть максимум на 8 мест, и, как говорится, «тильки для себэ».

Да что говорить про нас. Байкал — явление планетарного масштаба. Бренд его был раскручен еще при советской власти. Но у меня подруга — директор туристического агентства в Иркутске, говорит, что у них серьезно снизился спрос...

МГ: Потому что становится дороже, но не становится лучше...

ДБ: Совершенно верно! Очень большое падение вообще по въезду в Россию. Главным образом, естественно, по Москве и Питеру. Потому что дорого.  Москва вон вообще «выкосила» все трехзвездочные гостиницы, жить там негде.

И у нас тоже идет снижение. Вообще, все региональные туристические программы всегда базируются на решениях властей. Власть создает какие-то структуры, которые придумывают программы и быстро и эффективно их организуют. Они как-то финансируются, частными ли деньгами, государственными...

ГД: На Байкале сейчас, кстати, создается рекреационная зона, выделены серьезные деньги на это. И там с помощью федеральных и областных денег создается именно инфраструктура. Дорога, электричество, водоснабжение — все. А дальше — пожалуйста! Берите в аренду землю, стройте гостиницы и все остальное.

У нас такого места нет. Все, что делается, — это индивидуально и очень дорого. На ту же рыбалку слетать в Эвенкию стоит 2,5 тыс. евро...

МГ: Опасаюсь спросить... На Плато Путорана слетать сколько будет стоить? Есть у меня мечта  побывать там...

ЛР: А это уже будет зависеть от того, сколько будет человек. И за сколько вы договоритесь с вертолетом.

МГ: Понятно. Видимо, не в этой жизни уже...

ВП: Вот на этой радостной ноте предлагаю и закончить нашу беседу.

© ДЕЛА.ru

 

информация
новости

Как QR-коды влияют на новогодние корпоративы Меньше чем через месяц наступит главный праздник – Новый год. И, как обычно в начале декабря, красноярцы задумываются о проведении новогодних корпоративов…

Экология как драйвер инвестиций Работающая в Красноярском крае горно-металлургическая компания «Норникель» значительно увеличила свой прогноз по инвестициям до 2030 года…

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»