новость

Дело о падении стены в Красноярске: отвод судьи и очередь свидетелей

Железнодорожный районный суд Красноярска сегодня приступил к рас­смот­рению по существу дела о падении стены на проспекте Свободном. Обвиняемых двое — бывший замглавы города Олег Гончеров и экс-гендиректор муниципального предприятия «Красмостдоринж» Александр Ковригин.

Напомним, что ЧП с падением стены на Свободном произошло 2 августа 2013 г. В результате происшествия погибли два человека. По версии следствия, Гончеров дал указание провести на аварийной стене ремонт, но ход его выполнения не проконтро­лировал, а Ковригин допустил проведение работ с нарушением СНиПов.

Первому вменяется ч. 3 ст. 293 УК РФ («халатность»), второму — ч. 3 ст. 216 УК РФ («нарушение правил безопасности при проведении строительных работ, повлекшее по неосторожности смерть двух лиц»). Обоим грозит до 7 лет лишения свободы.

Суд по делу о падении стены
Заседание суда началось с опозданием, а свидетели выступить не успели

Накануне состоялись предварительные слушания, по итогам которых судья Иван Иванов назначил дату судебного заседания на сегодня, 8 апреля. Попасть на процесс в этот день оказалось нелегким делом. Еще на входе в здание суда растянулась очередь: всех пришедших досматривали и записывали приставы. На руках у людей были повестки. Причем в толпе были замечены хорошо знакомые лица бывших чиновников администра­ции — экс-главы департамента горхозяйства Виктора Ящука, его зама Михаила Малыхина, главы Железнодорожного района Леонида Беглюка.

Как оказалось, все они были приглашены на процесс в качестве свидетелей, но, забегая вперед, отметим, что дать показания им так и не удалось.

Заседание началось с большим опозданием. Подсудимые с адвокатами, потерпевшие и журналисты томились в зале около получаса, а вместе с ними в коридоре — толпа свидетелей. Едва ли не влетевший в кабинет судья Иванов извинился и объяснил задержку непунктуальностью гособвинителя.

Иванов объявил заседание открытым. После ознакомления со всеми участниками процесса он поинтересовался, есть ли у защиты или потерпевших какие-нибудь ходатайства. Выяснилось, что есть. Защита Гончерова заявила требование об отводе судьи. Адвокат указал на якобы имеющееся расхождение в сроках передачи материалов дела в прокуратуру для утверждения обвинительного заключения и на то, что, по мнению защиты, этому факту судья не дал какой-либо оценки.

«Кроме того, судья Иванов не стал обсуждать мое ходатайство об истребовании из прокуратуры журнала учета поступивших уголовных дел и не принял по нему решения, что тоже указывает на предвзятость к доводам защиты, — пояснил адвокат. — Таким образом, еще не приступив к судебному разбирательству, Иванов проявил обвини­тель­ный уклон, дал основания для сомнения в его компетентности и не сможет соблюсти требование ст. 14—15 УПК, поскольку не показал свою беспристрастность.

Судья Иван Иванов
Защита Гончерова потребовала отвода судьи

Также согласно информации на стенде секретаря судебного заседания известно, что судья Иванов находится в отпуске. На период отпуска судья складывает с себя полномочия и не может осуществлять рассмотрение дела. Сведений о том, что судья вышел из отпуска или отозван, в деле не имеется, что дает усомниться в правомоч­ности его действий».

Судья Иванов удалился для решения вопроса о собственном самоотводе и, вернувшись через несколько минут, объявил, что в удовлетворении данного ходатайства отказывает. Суд приступил к рассмотрению дела по существу.

Иванов сообщил, что на заседание явились 29 свидетелей, хотя приглашение рассылали большему количеству людей.

Так, судья сообщил, что письмо с уведомлением о невозможности прийти на процесс прислал глава города Эдхам Акбулатов, который отбыл в командировку в Москву. Аналогичная весточка пришла от бывшего первого вице-мэра Виталия Боброва, пояснившего, что он теперь проживает в столице и приехать не может, но полностью подтверждает показания, данные в ходе следствия.

Также известили о том, что не придут на суд, глава Октябрьского района Владимир Мелехин, ранее работавший первым замом руководителя администрации Железнодо­рожного района, и глава департамента транспорта Игорь Ким, которые в этот день участвовали в работе сессии горсовета.

«Мы потом еще обсудим, что делать с данными свидетелями», — сказал Иванов и передал слово прокурору для оглашения обвинительного заключения. Гособвинитель начала издалека: со строительных нормативов, правил и определений. Потом она рассказала, что, дескать, обвиняемые знали, что подпорная стена находилась в аварийном состоянии и отклонилась в сторону проезжей части на критическое расстояние — 18 см.

Однако вместо того, чтобы запретить эксплуатацию стены на пр. Свободном, ограничить там движение автомобилей и пешеходов, провести обследование объекта, размытый участок засыпали 6—7 тоннами песчано-гравийной смеси, а сверху уложили 10 тонн асфальта. В том числе из-за дополнительной нагрузки сверху конструкция в итоге рухнула на дорогу и погребла под собой ВАЗ- 2109 с двумя мужчинами.

Александр Ковригин
Александр Ковригин сообщил, что давал указания лишь отвести воду из трещины в асфальте

Ковригин заявил суду, что вину не признает.

«А почему не признаете? Можете пояснить?» — поинтересовался судья.

«Я не давал указаний проводить работы, которые мне вменяются гособвинением, — сказал Ковригин. — Стенка на балансе у меня не находилась, и я не мог выполнять эти работы. Согласно документации, которая была обнаружена в архиве, стенка имела пирамидальную конструкцию и не могла быть обрушена. Опорная часть ее была 4,5 метра шириной. Я давал согласованные с администрацией указания на временный отвод воды, которая попадала в трещину».

Олег Гончеров
Олег Гончеров также не признал своей вины

Гончеров также выразил несогласие с предъявленными обвинениями. Бывший вице-мэр обратил внимание на то, что, по его мнению, ему «как управленцу вменяется преступ­ление против государственной власти, а в качестве довода приводится нарушение СНиПов» — «точно так же, как обычному прорабу».

«То, что предъявили — мне понятно, а смысл данного обвинения мне непонятен», — заключил он.

Гончеров также поспешил добавить, что готов изложить свою позицию и дать показания даже на сегодняшнем заседании. Прокурор же просила сначала заслушать потерпевших. Но тут обнаружилось интересное стечение обстоятельств: выяснилось, что один из представителей интересов потерпевшей стороны — Петр Боднар — до 2010 г. был супругом дочери подсудимого Ковригина. Тот все подтвердил.

Суд решил, что данному факту нужно дать оценку, но для этого требуются документы. На руках их не оказалось, а пока их не принесут, настаивала гособвинитель, выслушать показания потерпевших невозможно и заседание нужно отложить. Защита заявила ходатайство, что раз не удается начать с потерпевших, можно дать выступить Гончерову.

Прокурор настояла на отложении судебного разбирательства
Прокурор настояла на том, чтобы отложить судебное разбирательство

Однако судья внял просьбам прокурора. Никто из свидетелей, прождавших три часа в коридоре, до трибуны не добрался. Чтобы в следующий раз не создавать в суде толкучку (свидетелями по делу проходят 47 человек), решили вызывать их на допрос по очереди. Впрочем, начнется это нескоро. Судья объявил, что уходит в отпуск, поэтому следующее заседание состоится лишь 20 мая.

© ДЕЛА.ru

 

Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»