новость

Красноярские бизнес-леди все чаще ложатся под нож

В Красноярске с каждым годом делают все больше пластических операций — что, в общем, говорит об улучшении качества жизни в регионе. При этом пластическая хирургия в городе не отстает от мировых трендов, и поправить форму груди и носа в Красноярск нередко едут жители столиц.

Об этом сегодня журналистам на пресс-конференции в Сибирском агентстве новостей рассказали местные эксперты в области пластической хирургии.

Пластическая операция
Спрос на пластические операции в Красноярске устойчиво растет

Назвать точные цифры, сколько операций по изменению лица и тела совершается в Красноярске в год, специалисты затрудняются: официальной статистики в нашей стране не ведется. Известно лишь, что сертифицированных пластических хирургов в России работает около 6 тыс. — в США таковых более 25 тыс., а операций по улучшению внешности – с эстетическими целями — в Америке делают по 2 млн в год.

«По количеству эстетических операций можно судить об успешности страны», — считает Геворк Карапетян, зам главного врача по хирургической помощи НУЗ «Дорожно-клиническая больница на станции Красноярск ОАО РЖД».

По его мнению, оценить объемы работы и в городе достаточно сложно, но их рост наблюдается ежегодно. При этом Карапетян отмечает, что вмешательства в эсте­тических целях составляют примерно треть от общего объема хирургической пластики – остальное приходится на реконструктивную хирургию: восстановление форм после ожогов и онкологических операций.

Пластическая операция
В 70% случаев красноярцы обращаются к пластическим хирургам с просьбой изменить лицо и в 30% — тело

По словам экспертов, у красноярцев есть свои предпочтения при выборе хирургических вмешательств в эстетических целях.

Если во всем мире соотношение операций на лице и теле составляет примерно 60 на 40%, то в Красноярске на лице выполняется 70% всех вмешательств, а на теле — 30%.

Наиболее востребованы блефаропластика (подтяжка век), ринопластика (изменение формы носа) и фейслифтинг – коррекция возрастных изменений кожи лица.

Что касается тела, то на первом месте стоит липосакция, далее идет абдоминопластика — коррекция формы живота.

«А вот пластика ягодиц или голеней у нас не развита в отличие от, например, Бразилии, где наблюдается настоящий бум на пластические операции по увеличению нижней части тела, — рассказал Сергей Кузнецов, директор Института медицинской косметологии. — С этим в наши клиники обращаются единицы».

Среди тенденций последнего времени Кузнецов отмечает моду на короткие носы: красноярки нередко приходят к хирургам с просьбой подкорректировать слишком длинный нос.

Главную клиентуру пластических хирургов составляют женщины: это 90% всех пациентов.

Мужчины чаще всего обращаются за липосакцией либо коррекцией каких-либо дефектов, например, при гинекомастии — увеличении грудных желез. Лишь немногие делают что-нибудь вроде пластики век.

«Фраза «Не родись красивой» канула в Лету, — считает Карапетян. — Современный человек чувствует себя несчастным, если не может ощущать себя красивым».

Мало того, внешний вид часто определяет и успешность в деловой жизни.

«Существенный поток пациентов составляют сегодня активные представители бизнес-класса, которые отдают себе отчет, что должны лучше выглядеть «на камеру», ощущают дискомфорт во время переговоров с деловыми партнерами», — говорит хирург.

В последнее время возможности стать краше предоставляет развитие новых технологий. Техника хирургического вмешательства, по словам Карапетяна, за сто лет практически не изменилась, зато стали совершенно другими шовные материалы, состав протезов, качество наркоза и прочие сопутствующие работе хирурга факторы.

«Значительное развитие получили анти-эйдж технологии: косметология сделала колоссальный рывок, — отмечает Кузнецов. — Косметологи работают параллельно с хирургами. Появились новые техники моделирования лица: под нож ложиться уже необязательно. Достаточно ввести специальные гели, которые увеличивают объемы и сглаживают морщины. Мы видим это на примере звезд политики и шоу-бизнеса, которые меняют внешность без помощи хирургов».

По его словам, существует ряд материалов: специальные нити и филеры, которые помогают избавиться от возрастных изменений при обращении к косметологу. А всем известный ботокс теперь можно вкалывать не только в верхнюю часть лица, как раньше, но и в другие лицевые области — к примеру, чтобы приподнять уголки рта, которые опускаются с возрастом, достаточно сделать укол в одну-единственную мышцу.

Однако в целом арсенал косметологических средств хорош только до 55 лет — после желающим стать красивее неизбежно приходится подставлять физиономию под скальпель.

Пластическая операция
Современные протезы для груди имеют пожизненную гарантию

Эксперты отмечают и появление новых имплантов для пластики груди.

«Эти протезы выдерживают колоссальные нагруз­ки и гарантируют результат на сто лет, — говорит Карапетян. — Однако и при пожизненной гарантии пациентки, сделавшие пластику молочных желез, нуждаются в повторном вмешательстве хирурга через 15-20 лет после операции: протез остается неизменным, но ткани растягиваются».

Активно выходят на рынок и лазерные системы — например, лазерная липосакция, а также радио­частотные технологии. Их применение при удалении жира позволяет сразу разглаживать ткань, как утюгом, и добиваться полного восстановления кожи.

В целом, по мнению специалистов, красноярские пластические хирурги находятся в курсе всех мировых тенденций

и по нескольку раз в год посещают различные международные форумы и конгрессы, где знакомятся со всеми новшествами. При этом цены на подобные услуги в городе значительно ниже, чем в столице.

«Около 75% наших пациентов — это жители Красноярска. Остальные приезжают из Ачинска, Канска, Норильска, Иркутска и других сибирских городов. При этом все больше становится тех, кто едет на операцию из Москвы и Санкт-Петербурга: здесь изменить внешность намного дешевле», — говорит Карапетян.

К примеру, операция по протезированию груди стоит в Красноярске в среднем 100-105 тыс. вместе с имплантом, а в Москве за такие услуги возьмут от 300 тыс. до миллиона руб.

Следует помнить, однако, что в 25-30% случаев тех, кто приходит с желанием изменить свою внешность, разворачивают обратно: люди не всегда адекватно оценивают свои потребности и возможности хирургов.

«Хороший пластический хирург обязан быть еще и психологом, он должен предус­мотреть все, чтобы вмешательства не привели к катастрофическим изменениям. Он должен критично оценить все «хотелки» пациента», — считает Геворк Карапетян.

© ДЕЛА.ru

 

Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»