новость

Красноярским митингующим меньшинствам дадут второе место

Обсудив законы о митингах, которые готовятся ко второму чтению, депутаты Заксобрания пришли к выводу: в случае действительно крупных народных волнений все законодательные нормы окажутся бесполезны, и разруливать ситуацию властям придется с помощью ударных ракетных дивизий.

1 марта депутаты Заксобрания собрались, чтобы обменяться мнениями по законам о митингах, ранее принятым краевым парламентом в первом чтении.

Начали депутаты с документа, которым устанавливаются места, где проведение митингов и шествий запрещается, — по мысли законодателя, к таковым следует отнести объекты инфраструктуры, которые играют важную роль в обеспечении жизнедеятель­ности города.

Митинг на Красной площади
Депутаты попытались конкретизировать, как и где проводить митинги в Красноярске

Депутат Артем Черных отметил, что некоторые моменты в законе не конкретизированы.

«Логика закона понятна: необходимо определиться с объектами, где мероприятия должны быть запрещены априори, поскольку они могут угрожать безопасности граждан. Но мы ограничиваем возможность проводить производственные собрания на таких объектах», — сказал Черных.

Он предложил прописать в законе возможность проводить производственные собрания в специально определенных помещениях даже на объектах социальной и транспортной инфраструктуры.

Всеволод Севастьянов отметил, что традиционные маршруты митингов зачастую проходят мимо объектов, рядом с которыми проведение массовых акций запрещается законами, и привел для примера «телеграф на Мира».

В связи с этим он призвал не распространять действие закона на традиционные маршруты шествий,

поскольку «у нас не Болотная и не Пушкинская», и налагать запрет на манифестации рядом с объектами инфраструктуры следует только «в случае возможности возникно­вения реальной угрозы для функционирования этих объектов».

Кроме того, он предложил освободить от действия закона вузы, поскольку «даже при царе и в советское время управление вузом осуществлялось на демократической основе». В этом требовании его поддержали и Татьяна Волоткевич, и Алексей Клешко — последний объяснил, что «студентов сейчас и так образовывают так, что хоть учись, хоть не учись».

Депутат Владимир Бедарев предложил конкретнее сформулировать понятие объектов жизнеобеспечения, поскольку к ним при желании можно отнести и продовольственные магазины, и дать определение «прилегающей к объектам инфраструктуры территории», на которой, согласно закону, митинги также планируется запретить, «указав ее в метрах».

Черных возразил, что в федеральном законе понятие прилегающей территории опреде­лено как земельный участок, закрепленный за объектом, а значит, «как бы нам со своим краевым метражом не попасть впросак».

Но Клешко идею с метражом подержал, заметив, что помимо территории объекта важно еще и не перегородить подходы к нему.

«В Москве какое-то молодежное движение живой сетью окружало торговые точки, которые продавали алкоголь несовершеннолетним, и не давали людям пройти, не заступая на территорию этих ларьков. В трезвом уме мы надеемся, что этого не будет, — невольно встал на защиту незаконопослушных торговцев алкоголем Клешко. — Но у нас, я извиняюсь, как с законом о тишине — одному нужно в 10 утра гвоздь вколотить, а другой кричит: по закону не имеешь права. И вместо того, чтобы дать договариваться между собой соседям, мы принимаем краевой закон».

На этом с обсуждением закона о запретных для митингов местах рабочая группа закончила, и депутаты перешли ко второму документу — о специально отведенных для митингов местах, где массовые мероприятия могут проводиться без уведомлений.

Клешко внес предложение не ограничиваться одним специально отведенным на весь город местом, а определить несколько.

Летний митинг
Партии продолжат собираться по уведомлению в центре Красноярска

Депутаты же поставили под сомнение принцип отказа от уведомлений. Клешко подтвердил, что слово в законе действительно было использовано «не самое удачное». Севастьянов призвал искать правильную формулировку.

«Нормальным оппозиционерам скрывать намерение провести общественное мероприятие нету смысла. Скрывать могут лишь те, кто злоумышление затевает», — сказал Севастьянов.

И в слове «намерение», и в слове «злоумышление» ударение он сделал на предпоследнюю «е».

Отсутствие уведомлений, по мнению Севастьянова, создает правовую основу для провокаций.

«Недавно на территории Госдумы нетрадиционного образа лица решили провести молчаливый протест — собраться и просто целоваться, больше ничего. После этого появляются представители православной общины и начинают махать кулаками», — привел пример провокационных действий Севастьянов.

Акции без уведомлений, по его мнению, вредны и с точки зрения обеспечения безопасности.

«Чтобы обеспечить безопасность, надо, чтобы кто-то знал, что эти мероприятия проводятся. 2 сержанта, которые будут в этом специально отведенном месте дежурить, пока сообразят своим сержантским соображением, что нужно делать, пока дозвонятся до нашей бюрократии, будет уже поздно», — сказал Севастьянов.

Волоткевич страхов Севастьянова не разделила.

«Меня не очень пугает, что придет 500 ужаленных на предмет, допустим, того, что надо не на четырех колесах на машине ездить, а на пяти. И еще столько же придет и скажет — нет, на трех! И будут между собой драться. Меня это не пугает. Если им нравится этим заниматься, если они другого самовыражения в жизни не нашли, пусть оно такое у них и будет», — сказала Волоткевич.

Но Клешко констатировал, что право собираться без уведомлений прописано на уровне федерального закона. Он подчеркнул, что предыдущая форма проведения массовых акций с подачей уведомлений городским властям никуда из закона не уходит, но появ­ляется и новая — о проведении акций без согласования с муниципалитетом в специально отведенных местах.

Однако рецепт для устранения претензий Севастьянова у него был — он предложил снизить предельную численность участников публичных акций в специально отведенном месте с 5 тыс. до 1 тыс., что понизит риски возникновения беспорядков.

Митинг против ферросплавов
Без уведомления разрешат собираться только в специально отведенных местах. Но малыми группами

Депутат Черных и вовсе предложил ограничить порог пятью сотнями участников.

«Все сложившиеся политические силы края привыкли к системе проведения акций через подачу уведомлений. Площадь Космонавтов сегодня стоит рассматривать как место для проведения оперативных небольших мероприятий, заявлять здесь громадную численность не имеет смысла», — сказал Черных.

Члены других фракций подтвердили — все партии, как и раньше, намерены проводить свои массовые акции в центре, согласовывая их по старинке с муниципалитетом.

Своеобразный итог теме подвел уполномоченный по правам человека в крае Марк Денисов.

«Сфера публичных массовых мероприятий в крае выстроена органично. Вы стремитесь в законе предусмотреть все возможные случаи, даже анекдотичные.

Вы говорите — придет одна партия, приведет 5 тыс. человек, другая еще 5 тыс. и третья 5 тыс. Это форс-мажор, вообще революция, массовые беспорядки.

В этом случае власти города и края вводят чрезвычайное положение, сюда вводятся войска, начинается как в Египте и так далее. Если про такой сценарий говорить, то в нем вообще никакие законы не действуют, тут нормального развития ситуации не будет.

Сейчас к обычному формату проведения митингов через уведомления добавляется второй — для маленьких партизанских групп, для флешмобов, собаководов, фила­телистов и любителей космических полетов: чтобы они не путались под ногами у политических тяжеловесов.

Много надуманного, потому что информационная среда разогрета Болотной и Манежной. Но у нас не Москва и даже не Урал», — сказал Денисов.

Клешко добавил, что в случае египетского сценария привлекут не войска, а сразу ракетную дивизию.

© ДЕЛА.ru

 

Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»