интервью

Владислав Соловьев: «Спрос на алюминий обгонит предложение в 2014 году»

В течение прошлого года спрос на алюминий показал положительную динамику. Каковы главные ожидания отрасли сегодня? О рентабель­ности алюминиевого производства, конкурентных преимуществах, перспективах рынка, а также о развитии зарубежных активов в Давосе рассказал первый замгендиректора ОК РУСАЛ Владислав Соловьев.

 

Владислав Соловьев
Владислав Соловьев, первый заместитель генерального директора ОК РУСАЛ

— Владислав Александрович, давайте начнем с прогноза рынка на ближай­шую перспективу. Каковы ваши ожида­ния в 2013 году?

— Я начну с 2012 года, чтобы было более или менее понятно, какие тенденции у нас на рынке присутствуют. В прошлом году, по нашей оценке, потребление алюминия со­ста­вило 47,4 миллиона тонн, это прирост на 5,5% к 2011 году.

При этом самый высокий прирост проде­мон­стрировали Китай — 9,5%, Индия — 5,5%, Северная Америка — 5,4%, Россия — 4%, по Европе произошло сокращение потребления на 3%.

Мы ожидаем, что по итогам 2012 года профицит алюминия со­ставит примерно 250-300 тысяч тонн. В 2013 году мы увидим такую же картину с точки зрения динамики роста.

— А по секторам экономики какая картина?

— Хорошую динамику демонстрируют авиационный и автомобильный секторы. Boeing в прошлом году заключил контракт на 1,2 тысячи самолетов, Airbus получил заказ на 914 самолетов. Автопроизводство находится на стабильном уровне. Именно этот сектор стал основным драйвером спроса на алюминий в Северной Америке. Производство легковых автомобилей выросло на 17,5% — до 15,4 млн машин. Содержание алюминия в них достигло 150 кг и продолжит расти на 3,7% ежегодно до 2020 года.

— Как будет вести себя спрос на алюминий?

— В целом по текущему году мы ждем прироста на 5,5-6%, как и в 2012 году.

— А что было с премиями к биржевой цене в 2012 году?

— Произошло необычное явление — рост премий. Американские премии выросли на 50%, европейские на 80%: они находятся на историческом максимуме. Мы ждем, что тренд увеличения премий продолжится. Они не будут расти такими же темпами, но будут на высоком уровне. Этому способствуют контанго — надбавка к котировке краткосрочных фьючерсов при заключении сделки на более отдаленные сроки — и отсутствие свободного, не связанного финансовыми сделками металла на складах.

— Каковы перспективы цен на алюминий?

— На текущий год мы считаем, что 2 тысячи долларов за тонну — это минимальный уровень, который уже достигнут. При таком контанго, как сейчас, и в силу инфляционных ожиданий мы думаем, что к концу года мы увидим 2,3 тысячи долларов за тонну.

С 2014 года, я надеюсь, начнется некоторое восстановление цен, они станут возвращаться к своему справедливому уровню.

— Что для вас справедливое значение цены?

— Мы полагаем, что это 2,5-2,6 тысячи долларов за тонну. Уже несколько лет никто не делает серьезных инвестиций в отрасль. Спрос, который растет на 5,5-6,0% в год, рано или поздно обгонит предложение, появится дефицит алюминия, что и станет драйвером цен. Остатки на складах, не по объемам, а в днях, сейчас постепенно снижаются, потому что растет спрос.

— Вы считаете, что спрос обгонит предложение в 2014 году?

— Да, мы очень этого ждем.

— При какой цене на алюминий производство РУСАЛа будет рентабельно в текущей экономической ситуации?

— Оно рентабельно и при текущих ценах, хотя это, конечно, плохой сценарий. Оно будет рентабельно и при более низких ценах. Для нас наихудший сценарий — это сохранение в нынешнем году цен на уровне второго-третьего квартала 2012 года. Хотя мы и при таких ценах будем рентабельны, но не сможем из текущей операционной деятельности финансировать проекты развития. Я сейчас не учитываю поступления от «Норильского никеля».

— Каковы планы компании по выпуску алюминия и глинозема в 2013 году? Сколько пойдет на экспорт, а сколько оставите потребителям в России?

— Мы не можем давать прогнозы. Могу лишь сказать, что мы не будем наращивать объемы производства, но будем увеличивать долю сплавов. Данные продаж скажу по итогам третьего квартала 2012 года, потому что, я думаю, такая же разбивка сохранится и в 2013 году. Итак, на Европу пришлось 37%, на Россию и страны СНГ — 32%, на Азию — 20%, на Америку — 11%. Если говорить по видам продукции, то первичный алюминий составил 60%, добавленная стоимость — 40%. Внутри них по видам продукции — цилиндрические слитки — 10%, литейные сплавы — 10%, катанка — 8%.

— Вы не планируете активизировать экспорт в Китай, например, за счет снижения поставок в Европу?

— Будем увеличивать не в Китай, а вообще в Юго-Восточную Азию: это и Япония, и Корея, и, конечно же, Китай. В Европе спрос не такой сильный, он перемещается в сторону Юго-Восточной Азии. Доля этого региона в экспорте у нас выросла в 2012 году на 2 процентных пункта. Мы будем продолжать этот тренд. Думаю, поставки в этот регион могут прибавить в текущем году минимум 2-3%, то есть сохранится тренд прошлого года.

— Заявлялось, что в 2013 году РУСАЛ будет направлять по 250 миллионов долларов ежеквартально для выплаты общего долга. Эти планы сохраняются?

— У нас объем выплат долга в 2013 году — 1,3 млрд долларов, в 2014 году — 1,5 млрд долларов, в 2015 году — 1,5 млрд долларов. Из суммы текущего года мы уже погасили 400 млн долларов в четвертом квартале прошлого года, следовательно, осталось 900 млн долларов. Мы можем их спокойно погасить из средств от текущей деятельности. Параллельно мы изучаем и рассматриваем возможности по рефинансированию долга.

Поступления от «Норникеля» мы направим на обслуживание долга, на сокращение, прежде всего, дорогих кредитов. Эти же поступления могут позволить нам выполнить программу выплат 2014–2015 годов. С учетом денег от «Норникеля» мы себя ощущаем совершенно спокойно до 2015 года по погашению долгов.

У нас могут остаться средства, которые при одобрении советом директоров мы можем направить на инвестиции в проекты развития, связанные с повышением эффективности нашего бизнеса.

— Часть денег может пойти на дивиденды?

— Вопрос о дивидендах находится в компетенции совета директоров. Мы предложим бизнес-план с корректировками, то есть с учетом дополнительных поступлений от «Норникеля», и совет директоров в марте решит.

— Есть ли у компании намерения привлекать новые кредиты?

— Планов по привлечению новых заимствования нет, но интересные варианты по рефинансированию долга мы рассматриваем. Если у нас появятся интересные предложения, мы рефинансируем часть долга, если нет — мы его погасим.

— Когда будет понятно — будет ли часть долга в этом году рефинансирована?

— Я думаю, к третьему кварталу. У нас погашения этого года все в третьем квартале. Поэтому где-то летом, ближе к третьему кварталу мы поймем, что у нас с рефинансированием.

— При благоприятных условиях, когда вам удастся рефинансировать долг и останутся свободные средства, каким может быть максимальный объем инвестиций в текущем году?

— Думаю, плюс 20-25% к утвержденной инвестиционной программе 2013 года, которая схожа по объему с программой 2012 года. Если, конечно, будет одобрение советом директоров.

— Когда совет директоров может одобрить обновление инвестпрограммы?

— Надеемся, в марте, когда будет рассматриваться годовой отчет.

— Каковы перспективы инвестирования у РУСАЛа?

— У нас много интересных проектов: и строительство прокалочного комплекса, и анодной фабрики — сейчас делаем ТЭО, недавно подписали договор по Диан-Диан. Есть точечные интересные проекты на конкретных заводах по модернизации, есть проекты по повышению эффективности.

Хочу отметить, что все эти проекты связаны не с увеличением объема производства, а лишь с увеличением эффективности, производительности, со снижением себестоимости. У нас на текущий год нет новых проектов по наращиванию производства ни алюминия, ни глинозема.

— Покупки новых проектов не планируете?

— Нет.

— На какой стадии находятся переговоры с КЭС-Холдингом по обеспечению теплом БАЗа? Какие варианты снабжения теплом еще рассматриваете?

— Переговоры идут, и мы рассчитываем в первом квартале их завершить. Надеюсь, завершить позитивно. Если не сможем этого сделать, всегда есть альтернативный вариант строительства собственной котельной. Мы считаем, что Богословская ТЭЦ строилась для этого завода как единый комплекс, поэтому я надеюсь, что мы найдем решение по выкупу.

— А каков план "Б" — только собственная котельная?

— Да. Ну, есть еще теоретически третий вариант — долгосрочный договор, но опять же с КЭС. Мы так или иначе в первом квартале договоримся.

— Скажите, на какой стадии находится сейчас проект строительства анодного завода в Иркутской области совместно с китайскими партнерами? Не изменился ли объем инвестиций — 850 миллионов долларов?

— Мы увеличили план по производительной мощности почти в два раза — до 870 тысяч тонн. ТЭО по этому увеличению будет готово в четвертом квартале текущего года. В этот же проект мы хотим предложить включить комплекс по прокалке нефтяного кокса объемом до 630 тысяч тонн. Примерный объем инвестиций в обе составляющие проекта — 1,5 млрд долларов.

Что касается китайских партнеров, то первый шаг уже сделан: компания NFC выбрана в качестве подрядчика на проведение базового инжиниринга прокалочного комплекса, для разработки технологических схем и подборки оборудования.

— Есть ли уже наработки по возможным совместным проектам с китайской Shandong Xinfa? Говорилось о возможной совместно с китайской стороной добыче бокситов. Есть какие-то ориентиры по странам, где возможна добыча?

— Мы только подписали совместное соглашение, создана рабочая группа для определения круга потенциально возможных вариантов сотрудничества. До 30 июня планируем определиться с приоритетными направлениями.

— Какова ситуация с заводом Alscon в Нигерии?

— Мы себя считаем полноправным собственником завода. Там много вопросов, в частности, суд не проверил дееспособность BFI Group. Мы подали ходатайство в суд Калифорнии на эту тему, оно было удовлетворено. BFI решение оспорило, к концу февраля суд Калифорнии вернется к этому вопросу. Мы также обратились в лондонский суд, чтобы осуществить все обеспечительные меры, чтобы не произошло экспроприации завода. Этот суд, мы надеемся, вынесет соответствующие решения. Обратились мы с иском к правительству Нигерии. Если оно компенсирует нам затраты, которые составили полмиллиарда долларов, мы отдадим этот завод.

— Какие здесь ожидания по срокам разрешения спора?

— Сложно сказать, с судами это год минимум.

— Какова сейчас ситуация с Диан-Диан?

— После двух лет работы над условиями мы договорились с правительством Гвинеи. Теперь договоренности должны быть одобрены нашим советом директоров и ратифицированы парламентом Гвинеи. Надеемся, что парламент Гвинеи это сделает в феврале. Наш совет директоров рассмотрит этот вопрос в феврале.

— РУСАЛ будет привлекать партнеров в этот проект?

— Пока не планируем.

— А какие средства будут направлены на его освоение — собственные или заемные?

— Конечно, мы будем привлекать средства на принципах проектного финансирования. Объемов пока не знаю, потому что еще не знаю точного размера инвестиций, для этого необходимо завершить ТЭО.

— Когда эта сумма будет известна?

— Думаю, в этом году мы уже будем понимать, сколько нам нужно инвестиций.

РИА Новости

© ДЕЛА.ru

 

информация
новости

Стоимость проезда в автобусах Красноярска поднимется на 6 рублей Стоимость проезда в маршрутных городских автобусах Красноярска повысится на 6 рублей с 1 февраля 2022 года и составит 32 рубля за поездку. Об…

Алексей Туманин: «Контейнеропоток увеличивается из года в год» 2021-й стал для Красноярской железной дороги годом напряженной и масштабной работы. Росли грузоперевозки, отправлялись по назначению новые контейнерные…

Анна Бель: «Люди уходили в реанимацию и уже не возвращались» Депутат городского совета Железногорска Анна Бель не верила в опасность коронавируса, пока болезнь не поразила всю ее семью и не забрала сына. Врачи вытащили…

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»