интервью

Александра Бурико: «Цена на алюминий в 2015 году будет стабильной»

В 2015 году компания РУСАЛ планирует направить значительные сред­ства на техническое перевооружение своих предприятий и нарастить выпуск продукции с высокой добавленной стоимостью. О планах на ближайшее будущее в условиях сложившейся экономической конъюнк­туры рассказала изданию «Интерфакс» в преддверии года финансовый директор РУСАЛа Александра Бурико.

Александра Бурико
Александра Бурико, финансовый директор РУСАЛа

— Что ждет алюминиевую отрасль в следующем году? Продолжится ли стремительный рост цен на алюминий?

— РУСАЛ закладывает стабильную цену — $2400—2500 за тонну с премиями и, в принципе, для нас не имеет значения, какая часть приходится на премии, а какая — на цену LME.

Относительно стабильности на мировом рынке алюми­ния: с точки зрения потреб­ления эта отрасль демонстри­ровала устойчивый рост на протяжении послед­них лет, который даже в кризисный пери­од составлял 6—8% в год.

РУСАЛ ожидает, что потребление про­дол­жит расти, тем более что есть ряд отраслей, в которых традиционные металлы, сталь заменяются алюминием. Например, в автомобилестроении.

После того, как мировые производители закрыли объективно убыточные мощности, ни у нас, ни у наших коллег по отрасли не возникло желание нарушать дисциплину и наращивать производство. РУСАЛ ранее заявлял, что мировой рынок алюминия будет дефицитным, накопленные во время прошлого кризиса складские запасы будут сокращаться — и на рынке установится здоровый баланс спроса и предложения.
Гигантского роста цены в следующем году не ожидаем, но, безусловно, какие-то скачки и пики возможны.

В 2015 году цена на металл будет стабильная, возможен небольшой рост, порядка 5%.

— Какие инвестпроекты приоритетны для РУСАЛа в 2015 году?

— Инвестпрограмма компании на следующий год запланирована на уровне $700 млн, в том числе на поддержание мощностей и техперевооружение. У РУСАЛа несколько ключевых направлений инвестиций. Во-первых, это экологическая модернизация. Мы планируем внедрять технологию «Экологический Содерберг» на КрАЗе и БрАЗе. Также в рамках экологического направления идет строительство новой шламовой карты на Ачинском глиноземном комбинате, сухих газоочисток на ряде производств.

Во-вторых, техперевооружение. Прежде всего это коснется российских предприятий. Мы были вынуждены экономить на всем, в том числе и на техперевооружении, стараясь, безусловно, сохранить безопасность на производстве. Сейчас необходимо вернуться к этим инвестициям, в первую очередь на глиноземных предприятиях — Ачинском комбинате, на Богословском и Уральских алюминиевых заводах, где сохранено глиноземное производство.

В-третьих, увеличение продукции с добавленной стоимостью.

Наш стратегический ориентир в этом направлении — довести долю этой продукции в следующем году до более чем 50% от общего производства. Есть интересный проект на КрАЗе по выпуску цилиндров большого диаметра, на Кандалакшском заводе — катанки, на Хакасском и Саяногорском заводах — проекты по литейным сплавам. Именно продук­ция с добавленной стоимостью является самой высокомаржинальной, она более всего востребована рынком.

Еще есть проект Диан-Диан в Гвинее, к которому мы планируем приступить в ближайшее время. Для этого необходимо строительство инфраструктуры и достижение определен­ных договоренностей как с местным правительством, так и с другими игроками на местном рынке. Мы сейчас активно этим вопросом занимаемся и рассчитываем уже в следующем году начать активную фазу инфраструктурного строительства. Разработка бокситового рудника в Гвинее — очень интересный проект. Дешевый и высококачест­венный боксит позволит заместить покупной боксит на нашем ирландском глиноземном заводе.

— Продвигаются ли проекты по развитию новых производств на закрытых алюминиевых заводах? Планирует ли РУСАЛ возобновлять алюминиевое производство на них?

— Возобновление производства на заводах, которые мы закрыли в прошлом году, будет зависеть не только от цены на металл, но и от наличия долгосрочных контрактов на электроэнергию, но пока местные поставщики не готовы предоставить нам скидки. Без таких договоров перезапуск не имеет смысла.

Тем не менее, РУСАЛ развивает на всех закрытых заводах новые совместные проекты, которые предполагают более высокие переделы алюминия. И, что особенно важно, дают новые рабочие места, налоги в бюджет. Это, например, выпуск автокомпонентов на Волховском заводе. На заводе в Надвоицах в активной фазе развивается производство радиаторов. Вы удивитесь, но в России вообще нет производства радиаторов из алюминия! Они закупаются в Китае или Европе. РУСАЛ считает, что этот рынок весьма интересный и перспективный, при этом технология производства не самая сложная. Все эти проекты направлены на развитие внутреннего рынка.

На базе Богословского алюминиевого завода (на нем сохранено глиноземное производ­ство) создается индустриальный парк, соучредителем которого мы являемся. На территории индустриального парка уже зарегистрировано 10 проектов. Один из производителей уже начал выпуск продукции — это стиральные порошки, сырье для производства туда поступает с нашего БАЗа. На Волгоградском заводе сейчас рассматривается проект по производству обожженных анодов для КрАЗа, НАЗа и УАЗа, что позволит нам уйти от китайского импорта.

В общем, мы стараемся ничего не бросать и все пристроить к делу.

— В августе РУСАЛ завершил рефинансирование синдицированных и двусторон­них кредитов. Когда компания планирует начать погашение?

— Мы уже произвели в ноябре первое после августовских договоренностей с банками погашение в размере $20 млн по cash sweep. Следующий транш у нас запланирован на декабрь, объем зависит от ряда факторов, в том числе и от поступления дивидендов «Норникеля». В 2015 году РУСАЛ намерен продолжить погашение. При благоприятной ситуации на следующий год мы планируем выплатить $1—1,5 млрд.

— Как вы расцениваете основные риски наступающего года?

— В РУСАЛе два основных макроэкономических фактора риска — это цена алюминия на LME и курс рубля к доллару.

В принципе, РУСАЛ достаточно консервативен в своем планировании и прогнозирует стабильную цену на металл. Иными словами, по нашим расчетам, на протяжении следу­ющего года стоимость алюминия сохранится в диапазоне $2400—2500 за тонну с учетом премий.

Мы также придерживаемся консервативного подхода к прогнозам по курсу валют на будущий год.

Мы не используем текущие значения для прогнозов по причине крайней волатильности курсов в последнее время. Очевидно, чем слабее рубль, тем ниже наша себестоимость в пересчете на доллары. Но, наверное, если курс стабилизируется на уровне 50 руб. за доллар или выше, то будут уже другие факторы, которые сейчас трудно учесть. Нельзя сказать, что затраты в рублях останутся неизменными при любом курсе доллара.

— С одной стороны, курс доллара растет, цена на алюминий тоже. Но есть и неприятные моменты — например, расторжение двустороннего договора на поставку электроэнергии для КрАЗа. Как продвигаются переговоры с поставщиком — Евросибэнерго?

— Начиная с октября 2014 года Красноярская ГЭС уведомила РУСАЛ о том, что будет поставлять электроэнергию предпочтительному покупателю, не нам. Мы в связи с этим стали покупать электроэнергию на рынке по ценам РСВ (на сутки вперед) для КрАЗа. РУСАЛ сейчас находится в активной фазе переговоров, пытаемся достигнуть новых пониманий с поставщиком. Думаю, что до конца года о каких-то договоренностях станет известно.

— Ранее вы заявляли, что РУСАЛ заинтересован во вторичном размещении облигаций «дочек», но подчеркивали, что пока говорить об этом рано. Не настало ли время серьезно об этом задуматься, учитывая сильные финансовые результаты РУСАЛа и оптимистичные прогнозы по рынку алюминия?

— Мы всегда изучаем возможности по оптимизации кредитного портфеля. Если можно будет заместить какой-то дорогой долг более дешевым, мы, безусловно, будем к этому стремиться. Сейчас ситуация на российском рынке кредитования не самая благопо­лучная из-за низкой ликвидности, желания срочно разместиться нет. Возможно, после определенных действий Центробанка на российском рынке наступит некоторая стабильность, и со своей стороны РУСАЛ готов к размещению. Более того, у нас даже есть зарегистрированный выпуск облигаций КрАЗа, который может в ускоренном режиме реализоваться.

— Традиционный вопрос для РУСАЛа за последнее время. Компания по-прежнему намерена получить первый металл на БоАЗе до конца года?

— Есть целый ряд причин, по которым в целях рациональности РУСАЛ рассматривает перенос запуска, в том числе и из-за наступившего сурового зимнего периода в Сибири, ведь есть определенные ограничения по запуску производства. Поэтому вместе с партнерами сейчас обсуждаем сроки запуска весной 2015 года. Перенос запуска завода на несколько месяцев не принципиален для такого крупного проекта.

© ДЕЛА.ru

 

информация
новости

Стоимость проезда в автобусах Красноярска поднимется на 6 рублей Стоимость проезда в маршрутных городских автобусах Красноярска повысится на 6 рублей с 1 февраля 2022 года и составит 32 рубля за поездку. Об…

Алексей Туманин: «Контейнеропоток увеличивается из года в год» 2021-й стал для Красноярской железной дороги годом напряженной и масштабной работы. Росли грузоперевозки, отправлялись по назначению новые контейнерные…

Анна Бель: «Люди уходили в реанимацию и уже не возвращались» Депутат городского совета Железногорска Анна Бель не верила в опасность коронавируса, пока болезнь не поразила всю ее семью и не забрала сына. Врачи вытащили…

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»