интервью

Роман Гольдман: «Мы ни один бизнес не делали с кондачка»

С красноярским бизнесменом и депутатом Законодательного собрания края Романом Гольдманом мы встречаемся не первый раз, и каждая встреча словно открывает еще одну, новую дверь даже не к секретам его бизнеса, а скорее к стилю мышления.
Рынок нефтепродуктов, сельское хозяйство, животноводство, продуктовая розница, политика, наконец… В любой своей роли Роман динамичен и целеустремлен. «Не важно, что происходит вокруг нас. Важно, как ты смотришь на вещи», – скажет он в финале беседы.

– Давно, когда ты шел на свои первые выборы в ЗС, я спросил, зачем тебе это надо, а в ответ услышал – я же мальчик, мне нужны победы. Я ловлю себя на мысли, что образ Гольдмана все время меняется. Первое впечатление – парень с заправкой, который в отличие от других торговцев нефтепродуктами не боится прессы и поэтому все журналисты ему рады.

Потом, бац, Роман уже аграрий, союз зернопроизводителей и все с этим связанное. Прошло еще немного времени и появляется уже легендарный свинокомплекс, в котором самые передовые технологии и уникальные показатели на выходе. Как у тебя происходят эти переключения? Это все та же страсть к победам?

Роман Гольдман– Страсть к победам и умение мечтать не просто абстрактно, а в деталях. Все получается, если ты чего-то реально хочешь, какую-то поставил внятную цель и к ней идешь. Но цель ты должен представлять очень конкретно. Это одно из моих правил – мечтай продуктивно.

Вторая тема. Когда ты зашел, увидел, победил, а потом говоришь – и что? У нормального мужчины всегда так – только какая-то победа, и ты сразу чувствуешь грусть. Почему так происходит? Когда ты мечтаешь, организм как бы дает тебе кредит психологической энергии. И тебя прет, несет…

Вот первые выборы – я спал по четыре часа несколько месяцев. Это организм дал кредит энергии, говорит – лети. Но когда ты подлетаешь, он же говорит – отдавай. И у тебя падение настроения, радости нет. И вот можно свой организм обмануть. Сказать – в смысле, мы же теперь вот туда летим, не сбавлять оборотов!

Меня как-то спросили, ты зачем занимаешься смешанными единоборствами, ведь это тяжело и травмоопасно. Бывают травмы, синяки, порезы, ссадины. Я сам себя спрашиваю, зачем? Но ты и в обычной жизни начинаешь чувствовать себя уверен­ней. И не важно, про тайский бокс мы говорим, про бизнес или про депутатство. Политика это что? Это продолжение боевых действий, просто с поля мы перешли за столы и стулья, обложились бумажками.

Поэтому – да, страсть сохранилась, даже превратилась во взрослую, осмысленную тягу к победам.

Я лет шесть плотно изучаю все, что помогает человеку быть максимально энергоемким и успевать максимальное количество вещей за день. Как этого добиться, что нужно есть, дыхание, гимнастика, все-все-все. Сейчас уже веду тренинги личностного роста, объясняю, рассказываю, своим личным примером показываю, что нужно ставить цели, что все они достижимы, вся энергия сосредоточена внутри вас, и не надо ничего ждать, надо идти и брать от этого дня все самое лучшее.

– Но для некоторых мечты в бизнесе, это скорее желание более высокого социального статуса. Я сейчас не про возможность приобрести яхту и вертолет, они у тебя есть, но вот, например, ты хочешь, чтобы коллеги по рынку тебя уважали?

– Свой вертолёт, яхта – это как раз те атрибуты статуса, которые не вызывают во мне никакого трепета. Гораздо важнее репутация надёжного партнёра, реальные дела и  достижения. Успешность в бизнесе важнее популярности, вот возьмем для примера сельское хозяйство, в котором я уже девять лет.

И вначале очень важный момент – мы ни один бизнес не делали с кондачка. Когда приняли решение, что туда идем, два моих зама, один по технике, а другой по будущему сельскому хозяйству, отправились в Канаду, Америку, Европу, Украину, чтобы перенять лучший опыт. Приехали с огромными от удивления глазами, напичканные знаниями, голова как у Страшилы! Я им говорю - вы выдохните, а потом давайте бизнес-план. Они мне приносят план, где не очень большие числа, и в конце подпись – «а дальше воля божья».

Это как так? Они отвечают – либо получится, либо нет. Даже детей так не делают, а бизнес и подавно. Замы подумали – ну, тогда бюджет будет другой. Я спрашиваю – другой бюджет гарантирует мне результат? Да… принесли другой план, там цифра 100 млн, девять лет назад-  колоссальные деньги. Я – хорошо, какую технику будем брать?

И мы набрали такой техники! Я привез из Америки гусеничный трактор, у которого стояла система навигации, им с ноутбука можно управлять. Купили итальянские комбайны, была куча головняков, нам не хотели давать субсидию в минсельхозе, мы пошли ругаться и познакомились с министром Шороховым.

Роман Гольдман, Сангилен+Короткое отступление. Господь дает мне две вещи. Он меня бережет, и даёт шанс встретить хороших людей на моем пути. Вот все, с кем я работаю, с кем дружу, общаюсь – надо еще поискать таких. И в сельском хозяйстве получилось также – если бы не министр, мы бы, я думаю, не пошли бы дальше. Если бы не мои ребята, поддержавшие меня, тоже не пошли бы. Потому что первый год у нас был провальный. Мы подготовились, но все-таки российские реалии сыграли.

Тогда я спросил – кто лучший в России и кто лучший в Еврозоне? Оказалось, есть Алиев и Петраускас. И мы поехали туда, поучились, посмотрели, привезли «машину времени», специальная такая штука, которая реально показывает, что у тебя будет через две недели на поле. Так и вышли на высокорентабельный и интересный бизнес. Конечно без субсидий он не так интересен, но субсидирование – оно во всем мире, это как роженицам дают молоко.

Свинокомплекс – это же была тоже не моя идея. Это была идея губернатора Льва Кузнецова. Который сказал Шорохову, мы вступаем в ВТО, ну есть у нас что-то крутое? Ну это же строить надо, хотелось что-то супертехнологичное с последующей возможностью применения этих технологий в нашем крае. Я же патриот, и вначале думали здесь не про экономику, а в воздухе собрали идеальный проект, включающий в себя все самые современные апробированные методики со всего мира. Его стои­мость была под миллиард. Но сейчас те показатели, которые есть у меня, никому в крае даже во сне не снились.

– Вот смотри, реально – ты харизматик, увлеченный человек, но когда ты говоришь, что в бизнесе нет экономики, я начинаю переживать за достоверность твоих слов. На чем тогда зарабатываете? Только на том, что субсидии дают, или ГСМ кормит?

– Каждое направление бизнеса рентабельно. Магазины, сельское хозяйство, свинокомплекс, горючка – все зарабатывает деньги. Новый мясоперерабатывающий комплекс – сверхдоходный проект, который за первые два месяца работы вышел на пиковую производительность и начал приносить прибыль.

– Хорошо, но ты сейчас закредитован насколько?

– 1,5 миллиарда рублей. И этот объем кредитов вполне сопоставим с нашей прибылью и тем постоянным денежным потоком, который генерирует весь Агрохолдинг. Я еще MBA окончил в Европе и есть такая в курсе формула компании «Дюпон», которая, как ты понимаешь, не только ручки делает. Формула из трех правил состоит. Первое – постоянно увеличивайте кредитный портфель. Второе – постоянно увеличивайте оборачиваемость. Третье – постоянно увеличивайте маржу. И я сегодня беру инвестиции на те направления, которые дают максимальную маржинальность.

– Как тогда убеждать инвестора, что это все не схлопнется в итоге?

– Берешь инвестора, привозишь на производство, показываешь, это же фактически машина по добыванию денег, она уже построена, она уже моя, заливай бензин, бери и вози. Все что нужно – только бензин, то бишь деньги. У меня-то вертолет, яхта есть, мне самому ваши деньги не нужны.

Растущему предприятию, как растущему организму, нужны инвестиции. А насчет схлопнется или нет – в жизни бывает всякое. Но мое личное выражение – будущее рисуется с настоящего. Сегодня мы чувствуем себя уверенно, только что закончили второй инвестпроект, он финансировался банками только на 30%, остальные 350 млн – это наши средства, которые мы вырвали у себя из оборотки. Мы построили мясоперерабатывающий комплекс и запустили его.

Мясоперерабатывающий комплекс Агроэлита, Красноярск

– А на кой тебе и розница еще понадобилась? Там такой же подход, как в свинокомплексе – чтобы был самый лучший магазин в крае?

– Своя розничная сеть – это шаг к независимости. У нас свои поля, своё зерно­хранилище, производство комбикормов, свинокомплекс. Логично реализовывать товар на своих условиях. А что касается перфекционизма – я тебе ничего не отвечу, кроме адреса: Новосибирская, 9А.

В магазине стоит шоурум, обвалка происходит прямо перед покупа­телем, из холо­дильника выезжает полутуша, стоят два обвальщика, камеры, щупы, которые показывают, какая температура туш. Дизайн магазинов разрабатывали украинцы. Когда мы его сделали, люди, которые занимаются ритейлом профес­сионально, сказали – это будущее. Это не мясная лавка. Москвичи приезжали к нам перенимать опыт.

– Как с таким подходом и уверенностью сохранять интерес к другим людям, не считать себя пупом земли? Ты вообще к кому-то прислушиваешься?

– Конечно! Если человек интересный, то у меня есть правило – не торопись с ним расставаться, возьми от него как можно больше. Часто говорят – я сам себя сделал. Но это не так. Тебя сделало окружение. Оно тебя направляло. Тебя сделали книги, которые ты прочитал. Моя методика – каждый раз, открывая книгу, перелистываешь с первой страницы и просматриваешь подчеркнутые ранее места. А с ними как за шнурок вытаскиваешь скрытую там информацию. Я сейчас читаю Роберта Грина «Законы власти. Законы войны», вот это надо читать в 20 лет. Там 800 страниц. Каждый раз пролистываю и спрашиваю, делаю ли я это. Каждый раз задаю себе этот вопрос.

– У тебя комплекса бога не возникает?

– Я очень самокритичный парень, у меня даже никогда такого ощущения не было, друзья с детства до сих пор продолжают со мной отношения, ничего для них не поменялось.

– А в бизнесе есть друзья с детства?

– Есть и с детства, есть из института.

– Подчиненные? И для них ничего не поменялось?

– Подчиненные – не совсем подходящее слово. Сангилен – это действительно большая семья, 600 человек, которые не просто выполняют необходимый рабочий минимум. Надеюсь, что мы вместе искренне верим в то, что делаем. Между нами нет статусной пропасти, каждый сотрудник может обсудить со мной личный вопрос в любой момент. Я не выстраиваю искусственных барьеров в отношениях.

– Есть ситуации, когда Гольдман свободен от всех правил?

– Конечно бывает, я кайфую от общения, когда я с друзьями, важно научиться радоваться тому, что у тебя есть.

– Слушай, а вот ты все время говоришь про чистоту, аккуратность, откуда это? Кто так воспитал?

– Это национальность. Я чистокровный немец. Фамилия Гольдман – это фамилия матери, фамилия отца – Дорцвейлер. Для меня очень важен порядок. У меня в тайге все чистится пылесосом, моются полы. И плюс это воспитание отца, очень жесткое.

– Ты фаталист? Веришь, что судьба предопределена?

– Разве что отчасти.  Ответ на твой вопрос зависит от моего состояния. А оно – от физиологии и картинок. Так вот, картинки можно менять. Физиологию тоже. Меняя картинки и физиологию, меняешь свое состояние. Полагаться только на судьбу – значит снимать с себя ответственность, а это слабая позиция, которая не может меня устраивать.

– Тебя эта тема занимает?

– Тема занимает, но она для меня уже как таблица Менделеева, ее не надо уже повторять.

– Но ты же не можешь быть постоянно в ресурсном состоянии? Вот в бизнесе ресурсное состояние насколько важно? Когда тебе решение принимать, ты уходишь куда-то, и приводишь себя в состояние? Или как?

– Состояние важно хоть где. Мы сейчас обсуждаем темы концентрации и расслабления. Вот мы оба находимся в ресурсном состоянии, но иногда нужно сконцентрироваться на задаче и приложить чуть больше энергии, чуть больше усилий. И другая ситуация, когда ты себя ловишь на мысли: «Ничего не хочу». Ломать себя не надо. Это тебе организм говорит, что у тебя энергетическая батарейка села, не надо бежать. Айфон разряженный работать не будет. Но наша культура говорит, что надо работать и с зарядом -1%. А это глупость. Надо уметь концентрироваться, добиваться результата, и расслабляться. Мы не постоянные спринтеры.

Я практически всегда нахожусь в среднересурсном состоянии, но, когда надо, концентрируюсь на результате, и потом расслабляюсь.

Очень важно еще не выстраивать встречи подряд, не ходить от одного человека сразу к другому. Потому что ты от одного вышел, не проанализировал, что он сказал. Может он сказал что-то, что изменит твою жизнь. Я себе запрещаю так делать. Поговорил, вышел – выдохни, отдохни, обдумай, набери энергию. Не важно, что происходит вокруг нас. Важно, как ты смотришь на вещи.

С Романом Гольдманом
беседовал Дмитрий Болотов

© ДЕЛА.ru

 

информация
 
новости

Красноярское золото: новые достижения

Красноярское золото: новые достиженияПроизводство золота в крупнейшей российской золотодобы­вающей компании «Полюс» в третьем квартале показало уверенный рост. Увеличивались также и другие основные показатели …

Егор Васильев: «В край идут большие инвестиции»

Егор ВасильевЧто ожидает Красноярский край с инвестиционной точки зрения? Об этом мы поговорили с министром экономики и регионального развития Красноярского края …

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»