интервью

Виктор Толоконский: «Я отвечаю за все происходящее в крае, и все знают меня в лицо»

Какой толчок уже сегодня кризис дал красноярской экономике, чем будут отличаться предстоящие выборы в Госдуму и Заксобрание края и каким образом власти намерены решать экологические проблемы Красноярска, в интервью ДЕЛА.ru рассказал губернатор Виктор Толоконский.

Виктор Толоконский– Виктор Александрович, насколько ухудшилась ситуация в экономике края в связи с кризисом?

– Экономика – настолько комплексная система, что однозначно ответить на этот вопрос невозможно. Последние два года мы находимся в очень сложной экономической ситуации, которая влияет и на уровень жизни граждан, и на возможности формирования бюджетов.

Тем не менее к серьезным качественным изменениям уровня жизни или функцио­нирования государственных систем и институтов эти негативные процессы не приводят: все-таки у России достаточно большой запас прочности за счет ранее созданных крупных резервных фондов. И несмотря на сокращение экономических возможностей и снижение доходов бюджета, все без исключения социальные обязательства безукоризненно выполняются.

Мы не имеем никаких сбоев в выплате зарплат и пособий, не подвергли снижению ни один из бюджетных расходов, имеющих социальное влияние и последствия. Не предполагается и значительной корректировки бюджета 2016 года – даже при недоборе доходов все социальные траты сохранятся.

Кризис, помимо негативных последствий, имеет и прямо противоположные, влияющие на рост экономики.

Во-первых, обострение международной обстановки, давления на Россию вызвали необходимость дополнительной поддержки оборонно-промышленного комплекса, а это достаточно большой сегмент экономики. В результате многие предприятия края растут даже быстрее, чем в самые благополучные годы, работая по госзаказу с устойчивым финансированием.

Причем это позволяет не только совершенствовать производственную базу, но и решать социальные задачи. Недавний пример – сдача в эксплуатацию четырех домов на 410 квартир в Октябрьском районе для работников радиозавода. Предприятие профинанси­ровало первоначальный взнос, сотрудники платят ипотеку по льготной ставке. Свои большие программы есть в системе «Росатома» и «Роскосмоса», на который работает ИСС в Железногорске, есть госзаказ по «оборонке» и у других предприятий края.

Во-вторых, введение санкций простимулировало открытый спрос на многие виды продукции. Мы стали продавать больше местных продуктов, больше заказов появилось и на те виды промышленных товаров, которые при засилье импорта с трудом проходили на наш рынок. Поэтому, несмотря на дорогие кредиты и изменившийся курс рубля, многие отрасли экономики края получили дополнительный импульс к развитию и чувствовали себя достаточно уверенно.

Далее. Эффективность красноярской экономики во многом определяется металлургической и нефтедобывающей отраслями. В последние время на все без исключения базовые продукты края – нефть, никель, медь, металлы платиновой группы, алюминий, золото – цена на мировых рынках резко упали. В конце 2015 года на все, чем богат край, мы имели самые низкие цены за всю современную историю.

Однако несмотря на это все предприятия работали уверенно, мы не получили спада производства, доходы бюджета выросли на 22 млрд рублей.

Это вклад и «Роснефти», и «Норильского никеля», и РУСАЛа, и «Полюс золото», и «Красцветмета»… Даже в крайне неблагоприятных внешних условиях мы получили позитивную отдачу, поскольку низкий курс рубля выгоден для экспорта. Произошел рост налогов на прибыль, это реально заработанные деньги.

Трудности с импортом серьезно стимулировали исследовательскую, инновационную деятельность. Раньше производители искали необходимую им продукцию на внешних рынках, а сейчас обратили внимание на красноярские лаборатории, институты, университеты. То, что раньше проще было купить где-нибудь в Голландии или Германии, сегодня разрабатывается в Красноярске. Материальные результаты этого процесса, который уже идет, мы увидим позже.

Кроме того, на качественный уровень край вышел и по кооперационным связям, это очень важная тенденция.

Крупные компании прежде были не слишком интегрированы в красноярскую экономику, привозили своих строителей, вахтовиков, материалы, но сегодня ситуация изменилась: органы власти сделали немало для того, чтобы были больше задействованы местные ресурсы. В 2015 г. «Ванкорнефть» удалось выделить из консолидированной группы налогоплательщиков, и теперь это отдельный налоговый агент края, заплативший в прошлом году с прибыли около 10 млрд рублей налогов.

Мы считаем, что стержнем нашей политики должна быть нацеленность не на выживание, а на развитие.

Надо добиваться большего роста доходов бюджета: я ставил и ставлю задачу за 6 лет, два бюджетных цикла, увеличить доходы на 100 млрд рублей. В первом году мы взяли 22 млрд рублей, в этом, думаю, прирост объективно будет меньше, от 5 до 10 млрд, но затем объемы, надеюсь, будут нарастать.

Прибавка доходов будет обеспечиваться за счет развития новых проектов. У нас заработали Богучанская ГЭС, новые мощности БоАЗа.

Уже начали действовать стимулы к росту переработки сельскохозяйственной продукции.

Мало кто верил, что мы быстро восстановим в крае производство птицы после потери «Сибирской губернии», но на днях уже приступила к работе фабрика в Сухобузимском районе, и в этом году мы получим как минимум 6,5 тыс. тонн мяса индейки.

В ближайшие недели будет принято решение о строительстве большой фабрики по производству мяса птицы в Шарыповском районе. Будут создаваться дополнительные мощности для выращивания овощей в закрытом грунте, а на юге края планируется создать молочный кластер. Десятки хозяйств молочной отрасли Курагинского, Ермаковского и частично Шушенского района уже работают над этим, в итоге производство молока на юге края вырастет почти вдвое.

Понятно, что доля предприятий сельского хозяйства не будет столь заметна в показателях роста налога на прибыль, но они дадут рабочие места. Для небольших населенных пунктов – это очень важно.

Людям важны не только качественные социальные услуги, которые предоставляются на бюджетные средства, но и собственная зарплата. Правительство края ведет целенаправленную политику на создание рабочих мест в территориях края, и нам нужно серьезно изменить структуру занятости, сокращая ее теневую сторону, предоставляя гражданам возможности для заработка.

– С экономикой понятно. Но не менее тревожит людей геополитическая обстановка. И на этом фоне начинается подготовка к выборам. Запад, как считают «эксперты из народа», этим воспользуется. Что делать, чтобы не усугубить положение страны?

– Я опять же не сказал бы, что геополитическая обстановка однозначно ухудшилась. Она стала иной, появились новые сложности, но, мне кажется, в этих сложных условиях геополитический авторитет России растет. И, полагаю, население положительно оценивает усилия нашего лидера и государства в целом. Опросы показывают и изменение отношения общества к армии: еще недавно никто не хотел служить, а сегодня патриотические чувства укрепились.

Безусловно, выборы простыми не бывают. И те, что нам предстоят, тоже предполагают серьезную политическую конкурентную борьбу.

И если геополитическая обстановка влияет на объединение общества, то выборы, напротив, всегда разделяют его по политическим пристрастиям и предпочтениям.

Я всегда говорю, что нам важно, понимая свою ответственность, не допустить раскола общества. Оно должно быть активным на выборах, обсуждать различные идеи развития, но мы россияне, и геополитическую стабильность, авторитет России обязаны не только сохранять, но и укреплять.

В крае все эти настроения должны проявиться еще значительнее, поскольку у нас очень силен региональный патриотизм. Я убежден, что местные политические силы и партии, отстаивая свои позиции и программы развития, руководствуются в первую очередь интересами нашего края. И это дает нам основания надеяться, что выборы не приведут к расколу, а повысят социальную активность граждан.

Время сейчас очень напряженное. Когда есть элементы кризиса, активность различных идей повышается, и настроения все разрушить, сломать проявляются сильнее. В то же время, я считаю, серьезный опыт развития России, реализация антикризисных мер позволяют нам преодолевать трудности, обеспечивать рост и уровня жизни, и экономики.

Мы имеем в стране и крае укрепление научного потенциала, университетского образования, всех социальных сфер, решаем разные социальные задачи, начиная с проблемы нехватки детских садов. И очевидно, что потенциал, который есть у России, позволяет и дальше эффективно развивать экономику, инфраструктуру и качество жизни.

Кстати, на старте предвыборной кампании – так совпало, –

в крае будет представлена стратегия социально-экономического развития региона на ближайшие 15–20 лет.

При ее подготовке мы провели масштабную работу с экспертным сообществом. Очень важно с максимальной точностью представить картину будущего края, чтобы на ее основе более конкретно формировать нашу политику.

К сожалению, большого опыта планирования в России нет, мы всегда увереннее чувствовали себя в преодолении кризиса, чем в реализации долговременных стратегий.

У нас есть какая-то психологи­ческая боязнь стратегического планирования, мы боимся этого слова, но такая картина будущего необходима. Требуется активизировать общественное сознание в этом направлении: нельзя жить одним днем, поддаваться соблазну установки «день простоять да ночь продержаться», нам нужно приближать будущее.

Участники выборного процесса могли бы обсуждать это видение будущего со своими избирателями. Не отвергать то, что было в прошлом: никто его не должен игнорировать, равно как и идеализировать. Но без будущего нет правильной политики развития.

Мы живем в крае, который самостоятельно может решать многие задачи – для целого ряда регионов, не имеющих своего бюджета, это нереально, но у нас сильная экономика и ресурсный потенциал, развитая наука… И конечно, главное конкурентное преиму­щество – человеческий капитал.

У края мощные традиции в образовательной сфере, у нас развивающийся университет, который включен в число 20 топовых университетов страны и имеет серьезную инвест­программу к Универсиаде. Кроме того, край получил право на создание опорного университета, и это тоже важное стратегическое решение.

Добавлю, что уже подписано и решение об образовании в Красноярске федерального исследовательского научного центра, одного из крупнейших в России, что позволит проводить современные интегрированные исследования.

– Тем не менее на выборах будут звучать громкие обвинения в адрес партии власти. Вы готовы ответить на них?

– Безусловно, выборы всегда сложнее для партии большинства, для действующей власти. Это своеобразный отчет, работа с обращениями людей о проблемах, с которыми они сталкиваются каждый день. И «Единая Россия», и губернатор будут настроены на прием претензий и жалоб избирателей.

В моей жизни это достаточно привычный диалог.

Люди часто говорят об ошибках власти, но это не должно быть обидным для нее.

Власть не имеет права обижаться, закрывать глаза на мнения граждан, их оценку, она обязана и будет идти к людям. И в этом процессе для меня важно состояние внутренней свободы, основанной на понимании того, что я честен по отношению к обществу.

Я могу где-то не успеть, чего-то недосмотреть, но мой 25-летний опыт работы убеждает, что люди мудрее, чем многие правители о них думают: они понимают, что я не Хоттабыч, у меня есть жесткие бюджетные ограничения. Но я и обязан слышать граждан, должен быть честным по отношению к ним.

Убежден, что даже при самых острых материальных проблемах людям крайне важно ощущение справедливости – во всем, в поведении власти, в решении экономических и социальных задач, в действии всех институтов. Я отвечаю за все, и все знают меня в лицо.

Психологически каждый день обсуждать проблемы непросто, физически тоже: у меня множество поездок по всему огромному краю, и везде я веду прием граждан. Без этих встреч нет нормального управления, нет энергии, которая нужна при решении управленческих задач.

Нельзя принимать решения без определенного эмоционального подъема. Силу убеждения, уверенность в правильности пути мне дают граждане, я должен потом трансформировать эту энергию, дополнить ее своим опытом и увидеть более общую, чем в представлении отдельного гражданина, картину, и выйти с проблемой на государственные структуры и институты.

– Нам предстоят предвыборные дебаты, но с участием все тех же знакомых лиц. Это хорошо или плохо?

– Готов предположить, что край увидит и новых, и узнаваемых интересных людей, которые будут представлять разные политические партии и силы. Многие делают первые шаги в политике благодаря праймериз: нет ни одной системы выборов, которая столь легко допускала бы к ним участников, как выборная система «ЕР». Здесь всего два условия: отсутствие судимости и членства в другой партии. Можно даже не быть членом «ЕР».

Сегодня предвыборные дебаты – это реальная оценка отношения общества к тебе: избиратели выберут своих кандидатов, и уже потом, на основе народного голосования, партия определит, кто останется в бюллетене.

Мы стараемся, чтобы выборы были интересны обществу. Конечно, у нас и в сам день выборов явка избирателей не всегда достаточна, это распространенная позиция: «власть обойдется без меня, я обойдусь без власти». Не хочу ее критиковать, поскольку смысл демократии состоит в свободном выборе человека. Конечно, нам хочется, чтобы в предварительном голосовании 22 мая приняли участие как можно больше жителей края.

Оно покажет, что партия, к которой предъявляется множество вопросов и претензий, не боится идти к людям, полностью доверяет мнению избирателей и стремится учесть их настроения.

Для избирателя важна уверенность в завтрашнем дне. Никто не будет работать без доверия, и важно, чтобы оно укреплялось, чтобы люди понимали решения, которые мы принимаем, и эти решения базировались на их настроениях и чаяниях.

– Еще один вопрос о выборах: существует мнение, что системная оппозиция, КПРФ и ЛДПР, перед выборами договариваются с «Единой Россией», делят протестную повестку и тем самым не дают истинным оппозиционерам прийти во власть… Что вы об этом думаете?

– Я отношусь к этому философски. На выборах будут конкурировать все партии. Доказательства того, что никаких договоренностей нет, состоит в том, что партия Единая Россия будет выставлять своих кандидатов во всех округах. Думаю, массово будут представлены и парламентские партии, которые объективно имеют больше возможностей подготовиться к выборам.

Но опять же если предыдущие выборы были выборами из четырех парламентских партий, то сегодня участников значительно больше. В масштабах России это 14 партий.

Однако любую из них будут представлять конкретные люди, личности, и многое будет зависеть от конкретного кандидата. Одна и базовых задач губернатора – обеспечить безукоризненное соблюдение законности в выборном процессе.

Я понимаю, что идеальной ситуация не будет, в ходе подготовки к выборам не избежать взаимных обвинений, компроматов, лжи, но, поверьте, сделаю все от меня зависящее, чтобы избиратели не теряли уверенности в своих силах, в силе и мощи края. Очень важно, чтобы в выборном процессе было больше людей с нравственным стержнем, без которого, как я уже говорил, невозможно качественное управление. Справедливость, порядочность, честность необходимы во власти.

Лично мне нечего скрывать, мне не стыдно прийти к людям, и все, что у меня есть, я отдаю работе.

Я неуязвим и всегда готов выслушать людей, если что-то не так, ответить на любые их вопросы и объяснить свою точку зрения.

– Раз так, поясните, пожалуйста, историю с обысками у министра строительства края Николая Глушкова.

– Я верю Николаю Сергеевичу и убежден в том, что в министерстве не предпринимали никаких нелегальных действий: там вскрыли несуразности проекта и действовали строго по закону, никто ничего «разруливать» не собирался.

– Виктор Александрович, давайте вернемся к экономике, к большому бизнесу. Вы уже немного рассказали о взаимоотношениях края с крупными финансово-промышленными группами, которые удачно складываются, например, с РУСАЛом и «Норильским никелем».

Но бывают здесь ситуации, которые негативно отражаются на населении и местном бизнесе. Например, история с СГК и «Жилфондом». Или постоянные жалобы местных игроков бензинового рынка на действия «Газпромнефти» и «Роснефти»… Вы в качестве руководителя региона как к таким вопросам относитесь и есть ли у вас возможность влиять на федеральные компании?

– Я твердо стою на позиции, что отвечаю за все происходящее в крае, и никогда не позволю себе сказать, что эти вопросы никак не регулируются. Если вижу проблему, то вмешиваюсь в нее.

В случае с «Жилфондом» я бы иначе расставил акценты. Сейчас часто говорится о том, что СГК создала проблему «Жилфонда» – но это не так, она, напротив, призвана решить проблему коммунальной компании. Исторически многое сложилось непродуктивно, и я хотел бы спросить у ответственных лиц: где вы были, когда «Жилфонд» получил 80% жилого фонда, почему не поддержали диверсификацию, почему никто этим не занимался, при том что в городе много хороших управляющих компаний?

Второе. Долги «Жилфонда» формировались 9 лет и потому так бросаются в глаза. На самом деле в процентах такой долг есть почти у всех УК. По счетам никогда не платит сто процентов населения, доля оплаченных счетов – не более 97%. 2-3 млрд долгов «Жилфонда» – это те же 3% от общей суммы платежей в 80 млрд рублей.

И вот в СГК было принято решение приобрести «Жилфонд», провести санацию всех долгов и получить шанс избежать задолженности в будущем. Они взяли на себя всю критику и все обязательства выполнить тот объем капитального ремонта, который уже оплачен людьми.

Поэтому, я считаю, процесс вхождения в этот бизнес СГК позитивен и поможет оздоровлению компании.

Что касается тарифов, то их устанавливает государство, и в Красноярске – самый низкий тариф на тепло и воду в крае. В других территориях, где меньше энергетических мощностей, мы вынуждены предоставлять коммунальные услуги населению по более высоким ценам.

Что касается горючего, то там положение дел не меняется. Помимо «Роснефти» и «Газпромнефти» в крае очень много оптовых поставщиков с гибкой ценовой политикой. Государством здесь предусмотрена «подушка безопасности» – биржа. Кроме того, в крае есть компания, способная влиять на ценовой рынок: «Красноярскнефтепродукт».

Поверьте, держать в государственном ведении большой опт и большую розницу непросто, но мы сохраняем компанию и тем самым тоже косвенно регулируем цены на топливо. Каждый понедельник на планерке я слушаю доклад о запасах горючего и ценах и лично за это отвечаю.

Сегодня в крае нет монополизации бензинового рынка.

При этом крупные нефтяные компании принципиально продают в рознице свое горючее – так, «Газпромнефть» везет бензин со своего омского завода. «Лукойла», к примеру, в крае нет, потому что Пермь далековато. Я разговаривал с Алекперовым, предлагал ему открыть розницу, участвовать в конкуренции – но он ответил, что не хочет рисковать, поскольку на своих фирменных заправках обязан гарантировать качество.

Мы всегда будем бороться с продажей фальсифицированного топлива. Пройдет время, и мы вынуждены будем выставить еще более жесткие требования к качеству бензина для всех участников рынка – посмотрите, какая у нас экологическая ситуация. Нам потребуется стройная система движения нефтепродуктов. Понятно, это не перво­очередная мера, не хотелось бы перекладывать нагрузку на граждан, поскольку автомобиль сегодня есть в каждой семье, но переход на более качественный и дорогой бензин неизбежен.

– Вы упомянули об экологической ситуации. В последнее время вопросы состояния природной среды стали особенно острыми, фразу «черное небо» постоянно используют СМИ. Вспомнили даже научные проекты по возвращению Енисея в нужный температурный режим… Вы следите за этой темой?

– Конечно. Экологическая проблематика сегодня одна из наиболее чувствительных. Состояние окружающей среды в Красноярске, Ачинске, Норильске – это сдерживающий фактор развития, негативно влияющий на экономику и социум. Но предложения закрыть заводы или там по-другому перекрыть Енисей непродуктивны.

Я сделал поручение внести изменения в госпрограмму по экологическому оздоровлению, принятую в 2013 году. Она подвергнется серьезной корректировке.

Есть и стратегические задачи, рассчитанные лет на 10, такие как газификация, развитие рельсового транспорта, и меры на ближайшие годы, связанные с повышением качества очистки выбросов ТЭЦ и котельных, закрытием маленьких неэффективных котельных. Планируется приобрести новые установки для мониторинга состояния воздуха: лабораторий и постов в городе будет больше.

Я не раз говорил и еще повторю: мы не допустим усиления экологической нагрузки на Красноярск.

Знаете, сколько желающих запустить здесь новые заводы? Если производство экологически безопасно, мы соглашаемся. Но если предполагается создание промзоны – нет и нет.

Меня до сих пор спрашивают про завод ферросплавов, и здесь мой ответ такой: не только население против – я лично против строительства в Красноярске этого предприятия. Когда я только приехал, сразу поставил условие: либо я, либо ферросплавный завод. Хотя в проект уже были вложены большие деньги. И эта позиция очень жесткая.

Или о другом вопросе, связанном с экологией. Власть часто упрекают за ямы на городских дорогах. Можно было бы сказать: давайте со строительством развязки повременим, пустим все эти деньги на ремонт полотна. Мы бы на эти миллиарды все старые дороги города в шикарный асфальт укатали!

Но именно развязка даст снижение экологической нагрузки на Красноярск. Все знают, что основные выбросы автотранспорта появляются не при движении, а в момент, когда машина трогается с места. По развязке машины будут двигаться без остановок, и выхлопы сократятся.

При этом будут обустроены надземные пешеходные переходы – ведь такое количество зебр только в Красноярске есть, так сложилось исторически. Надземные переходы можно было бы сделать даже не за счет бюджета: если ограничить размещение рекламы по обочинам, рекламодатели сами построят такие конструкции.

Виктор Толоконский
«Край – для человека: компромиссов больше не будет»

Наша стратегия развития края пронизана идеей, что нужно уйти от принципа развивать какие-то объекты в интересах государства или бизнеса. Первой строкой в ней значится «Край для человека», и никаких аргументов против быть не может. Компромиссов в крае больше не будет.

Здесь смогут строить только то, что не повредит окружающей среде ни сейчас, ни в будущем.

Мы будем стараться создавать условия, чтобы люди не боялись жить в крае, чтобы не рассматривали его как территорию, где можно заработать и откуда на старости лет лучше уехать в другие места. Здесь, как и во всем, нужны выверенные управленческие решения и очень сильные нравственные позиции власти.

© ДЕЛА.ru

 

информация
 
новости

Красноярское золото: новые достижения

Красноярское золото: новые достиженияПроизводство золота в крупнейшей российской золотодобы­вающей компании «Полюс» в третьем квартале показало уверенный рост. Увеличивались также и другие основные показатели …

Егор Васильев: «В край идут большие инвестиции»

Егор ВасильевЧто ожидает Красноярский край с инвестиционной точки зрения? Об этом мы поговорили с министром экономики и регионального развития Красноярского края …

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»