интервью

Казимир Войткевич: «Себя надо любить, а не жалеть!»

Политика часто открывает путь в бизнес. Нынче в моду входит обратный процесс. ДЕЛА.ru поговорили с известным красноярским предпринима­телем, руководителем группы компаний «Интертакс» Казимиром Войткевичем, который давно выстроил свое производство, но неожиданно для многих занялся общественной деятельностью.

– Казимир Станиславович, вас можно поздравить с победой? 60% голосов избирателей, абсолютный рекорд среди кандидатов в депутаты Березовского райсовета…

– Да, спасибо. Сразу скажу, что это результат работы не одного месяца и даже не одного года.

Казимир Войткевич– В 2010 году, когда вы избирались депутатом Маганского сельского совета, было проще?

– Это совсем другой уровень и другое время. Тогда все было камернее и народ спокойнее ко всему относился – люди шли в депутаты чуть ли не по принуждению. А сейчас граждане начинают понимать, что представительная власть – это хороший способ внедриться во власть исполнительную и вообще, продвинуть себя. Условия жизни стали более жесткими: и для тех, кто избирается, и для тех, кто избирает. В своей массе народ не ходит на выборы, откровенно демонстрируя свое отношение. Ну а те, кто ходит, хотят конкретных действий, а не обещаний.

– Явка в Березовском районе была ниже, чем в других?

– Несущественно – в среднем около 25%. Березовский – вообще довольно специфичный район в силу своей «пригородности», здесь необычно сильна позиция ЛДПР, а у «Единой России» присутствуют элементы давнего внутрипартийного противостояния.

– Вы все это прочувствовали на себе?

– Я работаю на этой территории 5 лет и давно знаю о местной ситуации, так что добросовестно готовился к реалиям. Ну и потом, тут как в прыжке с парашютом – принял решение, делай шаг и не оглядывайся. Если уж ввязался в это дело, надо его делать.

– Мне приходилось беседовать с красноярскими бизнесменами, которые шли в горсовет, претендовали на пост мэра, хотели как-то продвинуться в городской власти. А вы пошли на село. Из принципа?

– Я исходил из привычки все изучать «с азов». Когда ты решаешь заняться новым для себя делом, высока вероятность… в общем, не преуспеть. И лучше, чтобы это случилось «в кустиках», а не «на главной площади». Вот и начал с самого малого. Зато за пять лет натренировался и двигаюсь дальше.

– Попытаетесь стать депутатом Заксобрания в следующем году?

– Нет, я еще не чувствую себя достаточно опытным. Намечаю такую попытку на 2021 год.

– Интересно, когда человек выстраивает столь конкретные планы. У вас всегда так получается?

– Ну, как минимум, стараюсь. Я точно так же планирую дела и на производстве – на годы вперед. Понятно, что эффект «кирпича на голову» всегда возможен, но это форс-мажор, который не предскажешь. Прогностику вообще люблю, и судя по тому, что уже 25 лет как-то держусь в бизнесе, что-то получается.

– Что для вас в этой «тренировке в кустах» оказалось самым неожиданным? Я так понимаю, что вы, как и я, человек абсолютно городской. Или ошибаюсь?

– В районе я появился совершенно случайно. Простая история: один мой товарищ купил землю в поселке Урман, построил домик и позвал меня в гости. А там сумасшедшая энергетика – река, тайга… В общем, я тоже впечатлился и решил обосноваться, нашел подходящий вариант. Потом огляделся, познакомился с людьми, пригласили помочь местной власти.

Так и втянулся. Вообще, я многому научился на этой работе. Сначала тому, что политик должен быть очень осторожен в обещаниях. Например, как-то сходу и сдуру пообещал людям сделать сотовую связь в удаленном поселке, предполагая обойтись копеечным ретранслятором. А в итоге пришлось построить там сотовую вышку – наверное, самую убыточную в крае. Стоит среди тайги и обеспечивает связью едва за двести человек населения и бродячих охотников.

– То есть когда вы попали туда, там вообще никакой связи не было. И сказали: сделаю?

– Я рассчитывал, что все окажется куда проще. Благо, «Енисейтелеком», с которым я исторически дружил, поддержал этот подвиг и выкупил объект – так что расходы в итоге я в основном отбил. Но поработать пришлось серьезно. Впрочем, в Маганске я вообще много помогал личными финансами. И сейчас понимаю, как делать нельзя.

– И как делать нельзя?

– Нельзя просто так давать деньги. По двум причинам. Во-первых, потому, что они у тебя не бесконечные. А во-вторых, потому, что они расхолаживают людей. Я занял по таким обращениям принципиальную позицию: готов помогать в тех пределах, которые необходимы, но остальное проситель должен делать сам. Что характерно, уже есть результаты.

В районе я собираюсь действовать именно как депутат, а не меценат: работать с обращениями граждан, вытряхивать деньги из краевого бюджета разными способами, подвигать население на самообеспечение. Территория пригородная, население в массе работает и платит налоги в городе, земля дешевая – а земельный налог еще собрать надо. Получается, что на местные бюджетные средства радикально улучшить быт невозможно, а созданное при советской власти ветшает. Так что у населения выбор простой: жить в ветхости или начинать совместную работу.

– Казимир Станиславович, ваша жизнь в политике пересекается с предпринима­тель­ством? И если да, то в чем?

– Практически нет.

На мой взгляд, политика – это прежде всего полигон для личностного роста.

Когда ты уже все знаешь в бизнесе, все всем доказал, дальше остается только катиться «по рельсам». Конечно, можно идти в большую экономику, работая на чужих деньгах, но лично мне это точно не принесет удовлетворения. И остается единственная настоящая игра, которая закончится только вместе с тобой, – это политика.

– То есть, получается, начиная дело много лет назад, вы не думали о деньгах, а хотели сделать крутой проект?

– Ну, я точно не альтруист! Но главным всегда был интерес к процессу, да. Я строил в Красноярске интернет в середине 90-х практически с нуля, когда еще никто этим толком не занимался – такой грандиозный стартап, это было восхитительное время! И в силу того, что мне повезло угадать тенденцию, получилось серьезно развиться.

– А вы быстро зажигаетесь идеей? Или вам надо достичь какой-то точки в ее развитии?

– Наверное, для меня это процесс гармоничный и равномерный. Я все время прокручиваю некоторое количество идей, своих и чужих. Какие-то из них нравятся больше, мы беремся их подкармливать, и они начинают воплощаться. Потом отдельные из «кормящихся» идей «выстреливают» и из питомцев превращаются в «дойных коровок» для новых проектов. Они развиваются дальше, а те, что не оправдались, отбрасываются.

Это довольно живой процесс, причем не очень хлопотный на начальном этапе.

– Вы упомянули о склонности к прогностике. Несколько лет назад мы с вами беседовали о рынках, и вы говорили, что услуги провайдеров стоят уже так мало, что требуется придумывать нечто новое, чтобы зарабатывать. Придумал кто-нибудь? Что изменилось на рынке интернет-услуг сейчас?

– Идет естественный процесс: успешные инновации переходят в привычные коммодитиз. То есть интернет стал частью обязательного набора товаров и услуг, примерно как хлеб, водка, электроснабжение и водоотведение. В этом бизнесе невозможна большая маржа, но в силу повсеместного охвата заработать провайдерам доступа еще можно, денежный поток приемлемый.

Казимир ВойткевичДумаю, текущий баланс будет поддерживаться: цены находятся на грани упругости и уже не упадут, если не считать откровенных демпинговых заходов новых операторов. Тут есть еще такой момент – когда платишь за услугу символические деньги, ты и спросить за ее качество можешь тоже символически. А человек хочет не только платить меньше, но и нормально всем пользоваться.

Поскольку уже «все охвачено», развиваться рынок будет в сторону «наложенных услуг».

Доступ стоит дешево – кабель заходит в каждую квартиру, и по нему к потребителю постепенно начинают заползать платные телеканалы, просмотры фильмов, те же соцсети с рюшечками и фенечками за деньги. Это сейчас стоит гораздо дороже простого подключения к интернету, но также будет в дальнейшем развиваться и дешеветь. Кто успел, тот молодец!

Сегодняшнюю инфраструктуру связи можно сравнить с транспортной: «дороги» построены, надо строить «автозаводы и автошколы». Кто-то уже умеет делать это неплохо, например, «Вконтакт», который даже превзошел своего прародителя, «Фейсбук», по отдельным позициям. Думаю, в ближайшие 5–10 лет будет происходить бурное развитие именно наложенных сервисов.

– А вы сами пользуетесь соцсетями? Что думаете о них с точки зрения профессионала?

– Говорят же, что колбасу никогда не едят те, кто ее делает! В социальных сетях не зарегистрирован и появлюсь там, только если этого сильно потребует общественная деятельность. У меня в жизни был довольно длительный период, когда, изучая сам интернет, я едва ли не сутками сидел на форумах, в чатах – знакомился, самообра­зовывался. Но сейчас общаюсь в основном по производственной нужде, предпочитая либо прямую переписку, либо живые встречи.

А в соцсетях… Там зачастую идет процесс психологической компенсации: публика в массе просто самовыражается в никуда и, не прилагая усилий, получает иллюзию значимости. Мне это неинтересно, ничему новому я при таком общении не научусь.

Наблюдаю за социализацией в интернете с момента его появления – и отношение к этому процессу у меня, скажем так, ироническое и меркантильное – что полезно для дела, то и хорошо.

– Не следили за конфликтом в горсовете, связанным с социальными сетями? Часть депутатов активно ими пользуются, другие категорически не приемлют.

– Следил, да. Думаю, депутаты как взрослые умные люди преследуют свои интересы, и те, кто считает, что умеет работать с сетью, используют это как могут.

Разве что, на мой субъективный взгляд, в политике есть вещи, которые нельзя вытаскивать на всеобщее обозрение, поскольку это откровенная спекуляция на недостаточной компетентности простого населения и его склонности к ажитации. С другой стороны, если кто-то хочет этим заниматься, кто ж ему запретит в отсутствие четкого регламента для подобных ситуаций? Это вопрос личной этики и целесообразности для каждого человека.

– Вы говорите о недостатке компетентности у населения. В то же время у нас сейчас очень модно апеллировать к народу, проводить общественные слушания… Мне лично всегда казалось, что решения должны принимать специалисты. Как думаете?

– Отчасти так. Каждый компетентен в своей сфере, и пытаться спрашивать мнения широких народных масс по вопросам, требующим специальной подготовки, – это или примитивное заигрывание с избирателями, или циничное создание механизма давления на оппонента путем манипуляции общественным сознанием.

Вспомните ситуацию с заводом ферросплавов. Фигуранты, которые не были – по каким-то своим причинам – заинтересованы в строительстве завода на нашей территории, наняли грамотных специалистов, которые организовали кампанию по дискредитации идеи. Ребята оказались толковые и благополучно ее провели.

Потому, на мой взгляд, прямое волеизъявление народа эффективно в единственном случае – при выборе народных представителей. Которые и будут впоследствии отвечать перед населением за принятые решения по всему спектру вопросов. Все просто: если ты считаешь себя способным, иди, убеждай людей и побеждай с их помощью – а потом неси ответственность за свои слова и дела. Каждый выборный представитель народа имеет свое мнение и видит народное благо по-своему, при избрании стараясь убедить всех, что его видение самое правильное.

Это и есть процесс управления обществом вот уже несколько тысяч лет.

В конечном итоге все равно все делается для людей, поскольку это наша планета, а если кому-то чего-то не досталось, так наша жизнь слишком коротка, чтобы быть справедливой.

Вы лично готовы прибегать в своей политической деятельности к непопулярным решениям?

– Я еще неопытный политик, наверное, и пока не считаю для себя целесообразным «поступаться принципами» ради сиюминутных выгод. Непопулярные в народе решения часто расставляют все на свои места. Если в городе еще можно найти деньги на продвижение популистских проектов, то на селе, повторюсь, их нет. Там надо говорить только правду, поскольку нет ресурсов для «замазывания» ситуации. Если в поселке сгорела школа, как у нас случилось недавно, все понимают, что для 10 учеников новую за 100 миллионов строить не будут. Местным жителям, конечно, было удобно, но если ее восстанавливать, в местном бюджете не останется денег уже ни на что остальное.

Непопулярные решения – они зачастую просто честные.

– И это тоже честные слова?

– Конечно. Я и до выборов не обманывал, а сейчас-то тем более зачем? Избрался, получил аванс доверия, к следующим выборам надо с результатами подойти, а не со словами. Слоганом прошедшей кампании, кстати, у меня и была фраза «Выбирай по делам!». Как бы ни пафосно это звучало, результаты предыдущих пяти лет депутатства оказались достаточно убедительными.

Казимир Войткевич– Вам нравится заниматься полити­кой? Чисто по-человечески…

– Кайф от процесса пока ловлю! В бизне­се, как правило, все проще. Ты нащупал некую жилу, колотишься, как рыба об лед, занимаясь узкими темами, поскольку требуется максимальная эффективность в конкретной точке. Для личного развития остается мало места. А в политике его много, и это очень интересно. И вообще после сорока мне многое доставляет удовольствие – любимая спортивная стрельба, горные лыжи, парашют, пара­план – все радует. Количество своих ребятишек надеюсь довести до четырех, этот процесс особенно воодушевляет!

– Я думал, и радио упомянете. Интересно же, наверное, создавать свою FM-станцию?

– Да, но в основном это просто инструмент для той же общественной деятельности. Я за крайние несколько лет достаточно погрузился в медийную сферу, чтобы понимать, как ей пользоваться в своих интересах. Вот, стараюсь.

Сейчас у нас только музычка и аудиокниги, немного погодя собираемся ретранслировать краевые новости и помаленьку создаем свою новостную редакцию. К годовщине запуска, 9 мая 2016 года, надеюсь, выйдем в эфир в полном формате. Планы вещания у нас не только по Березовскому району, я сразу прицеливался на весь край – там получается довольно красивое и недорогое техническое решение. Хоть ресурс и не слишком доходный, в силу своей доступности он будет интересен многим на удаленных территориях.

– А почему вы именно в «Единой России»? Бизнес подтянут как ресурс и в «Гражданской платформе», и у «Патриотов России», и много где еще.

– У нас в стране исторически сложилось так, что денег всегда хватало только на одну партию, строго в соответствии с известным анекдотом. А все остальные, по существу, ее подразделения. Искренне считаю, что нынешняя ЛДПР – это, можно сказать комсомол, КПРФ – профсоюзы… И люди, по сути, одни и те же, с одинаковыми убеждениями, даже предвыборные программы как под копирку. Просто в нашем обществе пока не сформи­ровалось достаточно разнородных элит, чтобы их интересы начали расходиться существенно.

Цивилизация не может двигаться линейно, для эволюции нужно разнообразие, и в развитых странах, как правило, сектор востребованных обществом идей перекрывают две-три партии. Те же консерваторы и либералы чередуются и дополняют друг друга. Первые поднимают экономику, вторые – социальную сферу, если примитивно. А у нас все функции выполняет одна партия, остальные – лишь технические средства для более коротких дорожек к власти, поскольку в самой матушке-кормилице «Единой России» конкуренция очень высока.

– Вернемся к конкуренции на недавних выборах – вы анализировали причину своей победы?

– Люди у нас хоть в ферросплавных заводах и не разбираются, но в вещах житейских здравым смыслом пользуются успешно, народ попросту устал от «полиграфической политики», как я ее называю – листовок, буклетов, телерекламы. По сути дела, избирателям надоели рисованные образы. Нарисовать можно кого угодно, а людям нужен живой человек. Тем более что в районе не надо решать глобальные задачи, там требуется разбираться с освещением улиц и колдобинами на дорогах. Ну и очевидное – даже мелкий политик не должен гнушаться общением с избирателями. Надо идти к людям, разговаривать с ними, они должны узнать тебя с хорошей стороны еще до выборов. Это очень простые вещи, которые кандидаты в массе пока не используют, кто по лености, а кто и из боязни прямого контакта.

Ты идешь по дворам и видишь, что это в основном далеко не маргинальная публика, они здраво мыслят, они нормальные, и им нужно решать различные житейские задачи. Кстати, как правило, те, что касаются закрепленных в законе норм. Вообще, на мой взгляд, основная работа депутата – это восстановление нарушенных прав граждан, вполне себе прописаных в законодательстве. Права на жизнеобеспечение, на образование, на здравоохранение. Так что нет никакой необходимости врать и обманывать. Выходишь и говоришь то, что знаешь и понимаешь. Думаю, за меня и проголосовали отчасти за выполненные обещания, отчасти авансом за то, что я собираюсь сделать.

– Вы сознательно пользуетесь своей харизмой: высокий рост, осанка, командирский голос? Политтехнологи что-нибудь подсказывают?

– Естественно, пользуюсь. А вот политтехнологов в чистом виде не привлекал. Был свой штаб, в котором работали очень авторитетные на территории люди, я согласовывал с ними базовые вопросы и вообще, полагался на их видение ситуации. Но творческие аспекты разрабатывал сам, было очень интересно попробовать. Судя по результатам выборов, хорошо сработали все.

Опять же, повторюсь, все просто. Ты идешь к людям и говоришь им: я хочу представлять ваши интересы, вот то, что я уже сделал. И они могут тебе верить или не верить. Но когда избиратели смотрят на тебя живьем, у них другое к тебе отношение. Человек всегда очень тонко понимает другого человека в базовых штуках – просто чутьем. И если избиратель видит в телевизоре пожилого мужика, читающего текст, написанный юной девочкой-пиарщицей, он чувствует диссонанс, неискренность. Такой кандидат чаще проигрывает.

Политика – очень увлекательное дело с точки зрения работы с людьми. Общение – это такой обмен энергиями с обеих сторон: можно сравнить политика с артистом, который заводит зал и сам покидает сцену как на крыльях.

– Опять же если завел…

– Ну, мы же говорим про хорошего артиста. Вот взять нашего президента – он получает откровенное удовольствие от того, что делает – прямо видно, как мужика прет! И эффект соответствующий, и доверие народа к нему неподдельное.

Нет смысла заниматься политикой для решения утилитарных задач. Это можно сделать и в бизнесе. Если идешь в политику только за деньгами, теряешь больше, чем получаешь. Ты должен наслаждаться этой работой, стать вождем, а не назначенцем, чтобы народ поверил в тебя.

Кстати, в общественной деятельности вполне можно заработать косвенно, за счет расширения своего кругозора и связей, и это нормальный путь. Рядом появляются люди, с которыми ты никогда не встречался раньше, незаурядные, умные, с сильным характером. Общаясь с ними, ты получаешь массу информации, возможностей для строительства обычного бизнеса и зарабатываешь именно на этом.

Самые выгодные инвестиции – в себя. Занятия политикой – это именно они.

Ты развиваешься, учишься, растешь: я вижу такой подход именно экономически эффективным.

– Получается, что сейчас вы будете тратить силы на политику. А как «Интертакс» – будете ли заниматься оперативным управлением компаниями? На качестве бизнеса ваша новая деятельность не скажется?

– Я давно уже занимаюсь в основном «подруливанием» – как играющий тренер. Оперативному управлению тоже уделяю внимание, что-то поправлю, поменяю, это нормальный процесс.

– Знаю, что вашими проектами, заявленными в прошлые годы, вы занимались сами. Что с ними происходит сейчас?

– Все работает. Городской Wi-Fi, дорожное наблюдение, видеостудия, вот та же самая радиостанция развивается. На днях подписываем очень интересные контракты.

Казимир Войткевич– Спрошу, как у артиста: ваши творческие планы?

– Сейчас только общественная деятельность. На будущее есть большой интерес к сельскому хозяйству, причем безотносительно к Березовскому району, традиционно привлекает та же медиасфера... Но пока не до того – знаю, что в политике предстоит плотный год. Нужно утвердиться, закрепить успехи выборов, двигаться дальше.

– Хорошее завершение беседы: надо двигаться.

– Двигаться – опционально. Прежде всего, себя надо любить, а не жалеть. Чтобы перло – от спорта, работы, политики. Тогда и начинаешь искать возможности, а не причины.

Дмитрий БОЛОТОВ
ДЕЛА.ru

© ДЕЛА.ru

 

информация
новости

Началось: в Красноярский край пришла пятая волна ковида Только за последнюю неделю заболеваемость коронавирусом в Красноярском крае подскочила аж на 40%. В конце января в регион пришла очередная волна инфекции…

Алексей Туманин: «Контейнеропоток увеличивается из года в год» 2021-й стал для Красноярской железной дороги годом напряженной и масштабной работы. Росли грузоперевозки, отправлялись по назначению новые контейнерные…

Анна Бель: «Люди уходили в реанимацию и уже не возвращались» Депутат городского совета Железногорска Анна Бель не верила в опасность коронавируса, пока болезнь не поразила всю ее семью и не забрала сына. Врачи вытащили…

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»