статья

Застройка центра в Красноярске: Глубокая заморозка

Мораторий на застройку исторического центра Красноярска в очередной раз продлен. Сторонники этой меры считают ее объективно необходи­мой. Противники — незаконной. Реально же мораторий, наделавший шуму в последние месяцы, был введен еще три года назад.

23 марта состоялось первое заседание краевой комиссии по вопросам градо­строительной деятельности. Один из главных вопросов, который на ней обсуждался, — застройка исторического центра Красноярска.

Результатом стало продление моратория на строительство в этой части города: участникам комиссии не удалось договориться по ряду вопросов (в их число входят и границы охранных зон архитектурных памятников, и принципы организации парковок, и собственно возведение объектов). Их решение отложено примерно на месяц: за это время планируется всё, наконец, дообсудить и прийти-таки к консенсусу.

Удастся ли это сделать — большой вопрос, ведь до сих пор нет даже единого мнения относительно того, является ли введение моратория на строительство в центре законным само по себе. А значит, есть ли, собственно говоря, что продлевать и что обсуждать?

Красноярск центр города
Чехарда с мораторием на строительство в центре длится уже около четырех месяцев feelek

Остановка по требованию

Чехарда с мораторием на строительство в центре длится уже около четырех месяцев. Напомним: в середине декабря группа депутатов Горсовета обратилась к мэру Пимаш­кову с просьбой ввести запрет на строительство в исторической части города — по крайней мере, до тех пор, пока не будут определены параметры, по которым это можно делать. В конце января губернатор края поддержал обращение.

В следующие два месяца вокруг моратория развернулась настоящая депутатская война. Предложение о его введении то выносили на сессию Горсовета, чтобы обсудить и утвердить, то чтобы отклонить. Оппоненты обвиняли сторонников «заморозки» в том, что их предложение — как минимум популистское и как максимум противозаконное. И вообще бедному губернатору голову заморочили, а он и не в курсе. (Губернаторская пресс-служба оперативно откомментировала: Кузнецов вообще нечто другое подразу­мевал под мораторием, когда поддерживал обращение, в котором предлагалось его ввести...)

В итоге в середине марта депутаты — инициаторы введения моратория сами попросили снять с обсуждения этот вопрос. Что, разумеется, и было сделано. В общем, никакого моратория никогда и не было. И вот 10 дней спустя после принятия этого решения выясняется, что он продлён.

Уф-ф... Пусть уже кто-нибудь скажет, есть он или нет.

Или «губернаторский» есть, а «депутатского» нету? А если так, то чем они отличаются и что же тогда так эмоционально обсуждали депутаты все это время?

По правде сказать, то, что давно было сделано и решено без них.

А мужики-то не знают?

«Нас упрекали в том, что для реализации нашего проекта сегодня не существует меха­низ­мов, — рассказал ДЕЛА.ru депутат Горсовета Сергей Жабинский, один из авторов обращения к мэру. — Действительно, подобные вопросы должны решаться на феде­ральном уровне — через внесение изменений в Градостроительный и Земельный кодексы. Однако „должны“ не значит „решаются“: разговоры на эту тему ведутся давно, а конкретных шагов нет.

Между тем в ряде регионов разработаны собственные нормы, регулирующие строительство в историческом центре. У нас таковых нет, и в последние годы все вопросы, связанные с застройкой центра, решаются через суд. А нам нужно четко зонировать эту территорию, установить предельную этажность в охранных зонах, а главное — определить, чего, собственно, мы вообще хотим достичь».

Спорить тут трудно. То, что красноярские архитекторы вынуждены разрабатывать проекты, а строители — возводить объекты по неким «усредненным» нормам, единым что для Сочи, что для Красноярска, что для Магадана, без какого-либо вообще учета местных реалий, — давняя беда, и результат, как говорится, налицо. Но правда еще и в том, что в других регионах принятие «местных нормативов» депутаты все-таки пробивают. И градостроительные советы там имеют гораздо больший вес, чем у нас. Но ситуацию, конечно, давно пора менять — кто бы сомневался.

Оппонент Жабинского — депутат Ирина Иванова ссылается на другие законодательные положения: «Вот пример: у вас есть по закону принадлежащий вам земельный участок и разрешение на строительство. Кто имеет право ограничить гражданское законода­тельство и запретить вам строить?».

Да ведь и тут не поспоришь!

Разбор застройки в горсовете
Пока депутаты предаются страстной дискуссии, документ, фактически учитывающий обе точки зрения, разработан

Дело, однако, в том, что, пока депутаты предаются страстной дискуссии, документ, фактически учитывающий обе точки зрения, разработан и в настоящее время находится в стадии утверждения и доработки. Называется — Проект планировки исторического центра Красноярска. Заказчик — администрация города. Исполнитель — институт «Красноярскгражданпроект».

Как рассказал ДЕЛА.ru руководитель управления архитектуры Красноярска Вадим Пирогов, «ключевые моменты, которые отражены в проекте планировки, — это исклю­чение уплотнения застройки, сохранение памятников культуры и истории, соблюдение регламентов зон охраны и регулирования объектов культурного наследия, приумножение рекреационных зон, а также развитие транспортной инфраструктуры, коммунальных объектов, строительство многоярусных парковок. В настоящее время проект согласован со всеми надзорными организациями, а также с министерством культуры края».

Собственно, пресловутый «мораторий» на предоставление участков под строительство в центре был фактически введен, по словам Вадима Пирогова, еще в 2008 г., когда и началась подготовка документа. А нынешняя заминка связана с узкотехническими моментами: на комиссии проект получил несколько замечаний, на их устранение отвели месяц, и, как только документ будет утвержден, автоматически разрешится и вопрос с мораторием — в ту или иную сторону.

О некоторых конкретных параметрах Проекта планировки исторического центра ДЕЛА.ru рассказала Татьяна Лисиенко, руководитель МГП-1 «Мастерская градостроительного проектирования № 1» института «Красноярскгражданпроект» — именно это творческое объединение его и разрабатывало: «Проведенный анализ выявил не только чрезмерную плотность застройки центра, но и его функциональную перенасыщенность, как резуль­тат — низкую комфортность проживания в нем людей, нехватку не просто качественно обустроенных дворов, но и общую их нехватку, отсутствие социально-бытовых объектов шаговой доступности.

Попросту говоря, центр сейчас непригоден для жизни. Да и для работы тоже. Планировка разрабатывалась с учетом этих реалий. Естественно, что те объекты, которые уже на­чали строиться, или ранее отведенные под строительство площадки никто трогать не будет, чтобы не нарушать права их владельцев. Но на этом в плане строительство в центре решено остановиться».

Согласно данным, отраженным в документе, плотность застройки в центре Красноярска сегодня в 1,5 раза превышает норму. Сейчас здесь живут 70 тыс. человек, при этом обеспеченность населения «самого престижного» района социальными объектами — едва ли не самая низкая в городе: в среднем 64% от реальной потребности, а по неко­торым параметрам (например, по наличию детских учреждений) — еще ниже.

Каждый день в историческом центре паркуется не менее 17 тыс. автомобилей, а реально место есть только для 5 тыс.

Ветхое жильё
Плотность застройки в центре Красноярска сегодня в 1,5 раза превышает норму

Эти данные, а также анализ состояния жилого фонда в районе, установленные зоны охраны памятников, нынешнее состояние транспортной инфраструктуры и некоторые другие параметры и учитывались при разработке проекта.

За счет сноса ветхих домов и «выбывающего жилого фонда» (к нему относятся не только аварийные дома, но и, скажем так, морально устаревшие) будут выделены места для создания новых рекреационных и зеленых зон (все уже существующие будут сохранены) и места для парковок.

Планируется, что транзитные магистрали будут выведены за пределы центра — на улицы Дубровинского, Республики, на трассу пр. Свободный — гора Караульная.

Продолжится развитие района, прилегающего к Каче, и сюда же, как предполагают разработчики, со временем из «старого» центра переместится общественно-деловая жизнь (имеется в виду территория, сейчас застроенная ветхим жильем, а также участок за Качей, прежде принадлежавший Центральному рынку).

Несколько позже офисно-торгово-деловые (и т. д.) центры займут и нынешнюю терри­торию комбайнового завода (см. подр. «Судьба комбайнового завода скоро решиться»). Особое внимание в проекте уделено благоустройству набережной на всем ее протяжении (вплоть до места строительства четвертого моста через Енисей).

Повторимся: документ разрабатывается с 2008 г. С того же времени официально приостановлено и строительство в центре. Почему шумиха вокруг этого была поднята именно сейчас — не очень понятно.

«Сейчас, когда проект планировки в целом завершен, а комиссия уточняет некоторые его детали, обсуждать его „правильность“ или „неправильность“, сравнивать разные подхо­ды к застройке центра — и некорректно, и бессмысленно, — считает Константин Шумов, главный архитектор Красноярского края, секретарь правительственной комиссии по градостроительству.

— Документ был вынесен на публичные слушания — все, кто хотел, сделал свои предложения, и многие из них были внесены в проект. Точно так же и в профес­сиональном архитектурном сообществе документ обсуждался, и мнение моих коллег было учтено. Так что сейчас вдруг начинать обсуждать, что лучше или хуже, — всё равно, что после боя махать кулаками...».

Не догма и не руководство к действию

Как известно, строгость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения. Поэтому вопрос, как мне кажется, в данном случае не столько в том, правы или нет сторонники и противники моратория на застройку центра и кто из них популист, а кто — правозащитник и «ваще молодец». И даже не в том, насколько детально депутаты знакомы с документом, который с такой горячностью обсуждают (это, в конце концов, дело поправимое). И, как ни странно, даже не в том, насколько этот документ хорош сам по себе (доверимся тут профессионалам, которые, как оказалось, еще и опирались в работе на общественное мнение). А в том, чтобы, если этот документ обретет статус закона, он все-таки оказался обязательным к исполнению.

Беда в том, что местная хронология спасения исторического центра этого никак не гарантирует.

ДЕЛА.ru уже писали об этом (см. подр. «Архитектура в Красноярске никому не нужна»): согласно генплану середины 70-х исторический центр нашего города подлежал полному сносу. Отдельные дома удалось сохранить только благодаря принятию в 1978 г. закона об охране памятников культуры. Однако принятие сопутствующих документов, позволя­ющих закону заработать именно у нас в крае, растянулось на 20 лет: проекты зон охраны памятников архитектуры были утверждены лишь в середине 90-х, таковые для памят­ников федерального значения у нас в крае были установлены в 2002-м, для региональ­ных памятников — в 2008-м...

Причины подобных проволочек на местном уровне — тема для отдельного разговора. Но и принятыми, утвержденными, вступившими в силу законами у нас все это время распоряжались более чем вольно. Достоверно известен, например, факт, когда губернатор Лебедь требовал от городских властей обсуждения и утверждения (а еще точнее — «неутверждения») некоторых «спущенных сверху» законов, касающихся застройки исторических зон. Хотя речь в данном случае шла о законах федеральных, с которыми, в сущности, можно сделать только одно: взять под козырек и исполнять.

Рассказывали мы и о скандале, связанном с уголовным делом против ведущих архитекторов края, непонятно на основании какого закона и от какого года возбужденном («исторический памятник», а по мнению столичных экспертов — руины, не выдержал переноса на новое место. С того, где предполагалось вести новое строительство...).

Планы застроек
Попросту говоря, центр сейчас непригоден для жизни. Да и для работы тоже

Или вот интересный факт. В 2004 г. были приняты Правила застройки г. Красноярска. В которых, в частности, вполне конкретно были прописаны нормативы строительства в историческом центре, регламентирующие и охранные зоны, и высотность зданий, находящихся поблизости от памятников архитектуры, и плотность застройки... Более того, они даже некоторое время действовали, благодаря чему было «завернуто» несколько проектов строительства в центре.

А потом почему-то перестали... Может быть, поэтому об их существовании сегодня мало кто знает и даже думает, что никаких «местных нормативов» у нас никогда и не было?..

Да и вообще, стоит «пройтись» по архиву новостей — такое ощущение, что у нас власти только об историческом центре и пекутся. 2005 г.: «Строительство в центральной части Красноярска будет ограничено». 2007-й: «„Застройка центра Красноярска под контро­лем!“ — заверил депутат N». 2008-й: примерно в том же самом заверил общественность губернатор Х. Ощутили результаты?

...А теперь — новости самые последние. Буквально — последних дней. События произошли на фоне продленного моратория и в ожидании документа, который, наконец, всем всё разъяснит, а до тех пор в центре и шевельнуться не моги.

Новость № 1. «Новый офисный комплекс будет построен в центральной части Красноярска... Здание будет располагаться в зоне, предусмотренной под жилую многоэтажную застройку высокой плотности, в связи с этим администрации города пришлось назначать слушания... Однако место проведения открытого обсуждения... организаторы определили в другом районе города — на улице Вокзальной...»

№ 2. «10 жилых домов в центре Красноярска будут отправлены под снос до конца года. Городская администрация объявила аукцион на проведение сноса...»

Опять же — не беремся даже обсуждать, хорошие это новости или плохие. Пусть нам — опять же! — кто-нибудь скажет: есть сейчас документ (краевой закон, Правила плани­ровки и т. д. и т. п.), согласно которому можно это делать, или его нет? Как, впрочем, и мораторий...

И, кстати, депутаты Горсовета не хотели бы об этом поспорить? Тема-то благодатная...

Юлия Старинова
ДЕЛА.ru

© ДЕЛА.ru

 

информация
новости

Красноярскому краю подготовлен социальный бюджет Сегодня в Законодательное Собрание Красноярского края был внесен проект регионального бюджета на 2022–2024 годы. Документ имеет ярко выраженную социальную направленность, подкрепленную ...

Излечившийся от рака красноярский общественник обратился к Тинькову Красноярский общественник Александр Штеле обратился к банкиру Олегу Тинькову с просьбой о помощи. «Слепой поймет слепого, а больной больного»…

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»