статья

Убежать от банкротства

Новый закон позволяет компаниям акционировать долги

Журнал Советник. Грамотное управление. КрасноярскПринцип «ты — мне, я — тебе» уже давно стал основным инструментом деловых отношений, но постоянно находит новые варианты применения. Пригодится он и тем, кто будет руководствоваться новым законом, вступившим в силу в конце декабря 2009 года. Закон внес изменения в нормативные акты, которые касались формирования уставного капитала хозяйст­венных обществ, и сделал возможной ранее труднодоступную процедуру реструктуризации долга.
Теперь компания может по-новому расплачи­ваться с кредитором, пред­лагая ему поменять свой долг на свои же акции. Однако при обмене долгов на доли участия могут возникнуть определенные трудности.

Спасательный круг

Хотя система обмена долгов на акции имеет широкое распространение в международной практике, в России она долгое время не пользовалась популярностью, ведь для того, чтобы ее осуществить, нужно было пройти ряд сложных процедур. Видимо, по итогам тяжелого 2009 года законодатель понял, что хозяйственным обществам нужны новые инструменты для выхода из тяжелого финансового положения.

По словам заведующего кафедрой коммерческого, предпринимательского и финансового права Юридического института Сибирского федерального университета Надежды Клык, акционерные общества и общества с ограниченной ответственностью переживают не лучшие времена: количество споров о неисполнении либо ненадлежащем испaолнении договорных обязательств в 2009 году увеличилось более чем в два раза по сравнению с 2008 годом, что может грозить резким увеличением числа банкротств по всей стране. Решить эту проблему и призван закон.

«На мой взгляд, изменения, внесенные новым законом, являются актуальными и необходимыми», — говорит юрист компании «Красноярский энергомеханический завод» Юлия Валгузова. Юрист объясняет, что теперь путем дополнительной эмиссии акций акционерное общество может восстановить свою платежеспособность, не доводя дело до банкротства. Очень многое оставлено на долю переговоров, чтобы стороны во внесудебном порядке могли прийти к какому-то решению. Кроме того, изменения в законодательстве избавили компании от необходимости создавать различные варианты обхода ранее существовавшего запрета.

Заместитель директора по правовым вопросам, начальник отдела по корпоративной работе и имуществу ОАО «Пивоваренная компания «Балтика» Алексей Елфимов говорит, что появился правовой механизм, позволяющий избежать финансовой несостоятельности должника в тех ситуациях, когда у должника исчерпаны возможности по погашению долга, но при этом его бизнес рентабелен и представляет инвестиционный интерес для кредитора: «Дополнительного финансирования должник не получает, но освобождается от долгового бремени и нависшей угрозы банкротства»

Как считает заместитель начальника управления стратегического развития, начальник отдела ценных бумаг и депозитов «Стромкомбанка» Сергей Наговицын, закон направлен в первую очередь на помощь банкам, а не акционерным обществам. «С другой стороны, процедура обмена долгов на акции, предусмотренная законом, нацелена на достаточно крупные предприятия, ведь мелкий и средний бизнес чаще представлен обществами с ограниченной ответственностью, а не акционерными обществами», — продолжает г-н Наговицын. По его мнению, закон делает акцент на крупных игроков, которые в процессе кризиса оказались в сложной ситуации и не смогли расплатиться по долгам.

Схема
Схема применения акционирования долга для общества с ограниченной ответственностью

Размывание — или разорение?

Сама процедура применения акционирования долга, по словам Алексея Елфимова, не представляется слишком сложной, по крайней мере, для обществ с ограниченной ответственностью. Если есть соглашение участников общества и кредитора на акционирование долга, то тогда общим собранием участников ООО должно быть принято единогласное решение об увеличении уставного капитала на основании заявления кредитора о принятии его в общество и внесении дополнительного вклада.

Принимая решение об акционировании долга, участник должен заранее понимать, что это приведет к размыванию его доли в уставном капитале и, если он желает сохранить свою долю, ему придется сделать дополнительный вклад. «Необходимо определить сумму вклада, номинальную стоимость доли, приобретаемой новым участником, которая не может быть выше стоимости вклада, размер данной доли в уставном капитале и соответственно изменить размер долей иных участников», — замечает Алексей Елфимов.

По словам юриста Красноярского электромеханического завода Ренаты Курашевой,
избежать размывания доли существующих акционеров в уставном капитале общества вряд ли возможно: «Каждому акционеру необходимо оценить, что лучше: размывание его доли, при котором становится возможным восстановление платежеспособности акционерного общества, или отказ от акционирования долга, при котором может увеличиться вероятность банкротства организации».

Алексей Елфимов отмечает: главное, что нужно учитывать при акционировании долга обществам с ограниченной ответственностью, — уставом общества может быть установлен запрет на принятие в общество третьих лиц, и в таком случае сначала надо вносить изменения в устав.

Более сложная процедура увеличения уставного капитала предусмотрена для акционерных обществ. Для них закон устанавливает только один способ размещения дополнительных акций как средства оплаты долга — закрытую подписку. В связи с этим решение об увеличении уставного капитала потребует одобрения не менее 75% голосов акционеров — владельцев голосующих акций, принявших участие в собрании, если необходимость большего количества голосов не предусмотрена уставом самого общества.

«Кроме того, необходимо будет обеспечить преимущественное право акционеров, голосовавших против или не участвовавших в голосовании по вопросу о размещении посредством закрытой подписки акций на приобретение дополнительных акций в количестве, пропорциональном количеству принадлежащих им акций этой категории», — добавляет Алексей Елфимов.

Если учитывать, что помимо этих действий необходимо еще регистрировать дополнительный выпуск акций в ФСФР, становится понятно, что увеличение уставного капитала АО — более трудоемкая и растянутая во времени процедура, чем для ООО. Видимо, поэтому в ФСФР был подготовлен проект изменения Стандартов эмиссии ценных бумаг, учитывающий новеллы законодательства в части оплаты акций при их размещении.

Обратная сторона

Однако своевременность принятия закона не избавляет его от недостатков. По словам юриста Красноярского электромеханического завода Ренаты Курашевой, закон никак не регламентирует вопрос об оценке денежных требований, а это может привести к неоднозначному толкованию закона: «Например, можно сделать вывод, что привлечение оценщика является необязательным, хотя если анализировать общие нормы закона об акционерных обществах, то в них указано, что при оплате акций неденежными средствами должен привлекаться независимый оценщик».

По мнению Алексея Елфимова, существенной проблемой, с которой могут столкнуться кредиторы, решившиеся на акционирование долга, является обязательное предложение о приобретении акций у других акционеров. Это предложение кредитор будет обязан сделать, если получит в результате акционирования долга более 30% акций данного АО.

«Как следствие этого возможны случаи, когда кредитор вынужден будет отказаться от акционирования долга, испугавшись дополнительных финансовых затрат на обязательное предложение, — объясняет Алексей Елфимов, — или же будет акционирована только часть долга, чтобы доля приобретаемых акций не превысила 30%». При этом надо иметь в виду, что для получения контроля над принятием решений по наиболее важным вопросам общества, требующим большинства голосов, кредитору достаточно будет получить 25% плюс еще одну акцию.

Финансисты видят проблемы применения нового закона в других сферах.

«В банке нет специалиста, который может разбираться в строительном, нефтяном, уголь­ном или металлургическом бизнесе, золотодобыче, — говорит Сергей Наговицын. — Можно представить, каково будет банку, у которого окажется полный букет отраслей российской промышленности. Управлять таким портфелем просто невозможно, поэтому банки по возможности будут стараться избавиться от него как можно быстрее». С другой стороны, в нашей стране есть достаточно большие группы, которые объединяют и банки, и какие-то направления деятельности. С этой точки зрения многим было бы удобно дополнить свою деятельность за счет бизнеса менее удачливых коллег, и вполне веро­ятно, что по такому пути пойдут некоторые группы в надежде увеличить свои активы.

«Но, я думаю, все решения о возможных слияниях уже приняты, — комментирует Сергей Наговицын. — О самых громких сделках все уже известно: это сделки ВТБ и Сбербанка, которым досталось достаточно много активов. О чем-то более грандиозном мы вряд ли услышим».

Следует отметить, что закон исключает банковские учреждения из числа субъектов долга, которых можно акционировать. По мнению Алексея Елфимова, перед принятием решения об акционировании долга в зависимости от размера приобретаемых акций и стоимости активов как кредитора, так и должника требуется изучить вопрос о необхо­димости получения предварительного согласия антимонопольного органа.

«Если же кредитором выступает иностранное лицо, при акционировании долга необходимо соблюсти ограничения, установленные законодательством на приобретение акций долей, имеющих стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства», — рассказывает Алексей Елфимов.

По мнению Надежды Клык, за пределами специальных установлений и нормативных требований, соблюдение которых необходимо в случаях увеличения уставного капитала обществ, кредитор и должник могут договориться на взаимовыгодной основе. «И тогда имеет смысл вспомнить о медиации, которая весьма успешно используется в зарубежной практике и предполагает не обращение к взысканию задолженности с должника, а нахождение варианта примирения на условиях, отвечающих интересам должника и кредитора», — говорит Надежда Клык.

Средство не для всех

Хотя закон принят не так давно и нормативная база для такого рода конвертации еще не сформирована, мнения экспертов по поводу того, станет ли он популярным инстру­ментом реструктуризации долга, расходятся. Юристы считают, что у закона есть все шансы быть популярным. «Несмотря на то, что закон принят недавно, представля­ется, что применение такого механизма, как обмен долга на акции, будет востребовано, хотя бы исходя из того, что, несмотря на ранее существовавший запрет, участники гражданского оборота использовали схемы обхода этого запрета», — говорит Юлия Валгузова.

Мнение Сергея Наговицына несколько иное. В России в силу определенной неразвитости фондового рынка количество эмитентов ограниченно. Активно торгуется порядка 20–30 компаний, хотя на рынке их представлено около тысячи. В то же время у США, например, в торгах акциями участвуют больше 10 000 компаний. Можно приобрести акции какого-нибудь предприятия, но его не всегда можно продать.

«Говорить о том, что такая мера будет популярной, — значит тешить себя напрасными надеждами, — считает Сергей Наговицын. — До тех пор пока в России не будет активно развит фондовый рынок, пока не будут привлечены достаточно серьезные деньги насе­ления, сложно представить, что такой механизм будет часто использоваться». Нельзя рассчитывать, что в ближайшие 2–3 года акционирование долга станет массовым, ведь продать стандартное оборудование гораздо проще, чем вывести завод из кризиса и сделать его прибыльным.

«Не всегда можно получить прибыль, купив предприятие за копейки и попытавшись вывести его из кризиса, — утверждает финансист. — И банки гораздо больше заинте­ресованы не в том, чтобы получить прибыль с такого должника, а в том, чтобы просто вернуть какую-то часть денег и забыть об этом долге как о страшном сне».

Алексей ЕлфимовАлексей Елфимов,
заместитель директора по правовым вопросам, начальник отдела по корпоративной работе и имуществу «Пивоваренной компании «Балтика»:

— С изменением статуса кредитора на статус акционера нужно учитывать определенные риски, если компания все-таки станет банкротом. Если в случае ликвидации юридического лица оставшееся после расчетов с кредиторами имущество передается его учредителям, то в случае банкротства участни-кам не достается ничего. Также для акционеров есть вероятность взять на себя груз субсидиарной ответственности, если несостоятельность акционерного общества вызвана их действиями или, наоборот, бездействием.

Сергей НаговицинСергей Наговицын,
заместитель начальника управления стратегического развития, начальник отдела ценных бумаг и депозитов КБ «Стромкомбанк»:

— Банкиры не желают стать владельцами всего и вся: фабрик, заводов, газет, пароходов, им гораздо важнее выдать деньги и получить их на-зад с процентами. Если банк чувствует, что он получит больше денег не от продажи имущества, а от того, что он сейчас возьмет предприятие под свое крыло и через год-два его продаст, то, безусловно, он будет действовать именно таким образом. Но как только банки начинают приобретать компании, доли в каких-то непонятных проектах, возникает вопрос — а что же получат вкладчики банка?

Светлана Губанова
Журнал «Советник. Грамотное управление»

© ДЕЛА.ru

 

информация
новости

Депутаты ЗС поздравили работников сельского хозяйства 3 декабря в Красноярске состоялось мероприятие, приуроченное ко Дню работника сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности. Председатель Заксобрания…

Как QR-коды влияют на новогодние корпоративы Меньше чем через месяц наступит главный праздник – Новый год. И, как обычно в начале декабря, красноярцы задумываются о проведении новогодних корпоративов…

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»