статья

Туристическая «берлога»

Въездной и внутренний туризм в Красноярском крае

Летний сезон в разгаре: самое время отправляться в путешествие. И необязательно в дальние страны — есть что посмотреть и у нас.
Однако несмотря на географическую близость наших курортов и уникальных природных красот, доступность их не намного выше, чем какого-нибудь берега турецкого. Доступность любого рода — финансовая, транс­портная, информационная…
Сегодняшняя ситуация с местным туризмом в Красноярском крае, мягко говоря, сложная.

«Нет тут у нас никакого туризма»

Какие только идеи не рождаются у местных чиновников, чтобы взбодрить внутренний туризм. То придумают Деду Морозу внука из Енисейска, чтобы завлечь гостей на наш Север. То оглянутся на Тыву, где вот-вот на горе Догээ воздвигнут 40-метровую позо­лоченную статую Будды в качестве приманки для туристов, — а не сваять ли и нам что-нибудь подобное? В прошлом году говорилось о новых больших кораблях, которые власти собирались закупить для круизов по Енисею, ведь во времена «Чехова» удавалось возить на Север по полторы тысячи туристов в год...

Разговоры о развитии местного туризма возобновляются у нас каждый сезон. Звучат одни и те же слова: «стратегия», «концепция», «нормативно-правовая база», «туристско-рекреационная зона». Но из года в год не меняется ничего. Возьмите статью трехлетней давности (например, эту) — ее актуальность стопроцентна. Так ведь кризис опять же вмешался...

Наталья Стрижова, директор красноярской турфирмы, которую традиционно называют в числе лидеров местного туризма, вообще не захотела разговаривать на эту тему с «ДЕЛА.ru»: «Нет у нас никакого местного туризма. Писать об этом бесполезно. И го­ворить о проблемах мне некогда. А все туристические предложения ищите на нашем сайте».

Лет пять назад въездным туризмом в крае занимались около 20 туристических компаний. Сегодня, по словам Андрея Васильева, гендиректора туристической компании «Акаде­мия путешествий», из 150–170 турфирм в городе внутренним туризмом заняты не более трех, в том числе «Академия путешествий»: «Новые маршруты развивать не на что. Иностранцев не принимаем. Не хочется позориться нашей скудностью».

...Осенью 1994 г. на голову автора статьи внезапно свалились два иностранных туриста: 50-летние итальянцы, страстные охотники. В погоне за трофеями они объехали уже полмира, включая Китай, и вот занесло их и к нам, в Красноярск.
Кое-как итальянцев удалось отправить в тайгу, на какую-то заимку, с местными любителями охоты. Но вздохнуть с облегчением не получилось. Уже на следующий день на ломаном английском синьор Франческо громко жаловался в трубку: «Танья, тут ужасно, ни зверей, ни птиц, водка-водка-водка, даже воды на стол не поставили!».
Вечером оба вернулись в город. Оставшееся до самолета время мы провели, путе­шествуя по местным театрам (где, так удачно совпало, давали оперу на итальянском языке и итальянский водевильчик с возгласами «Вива, Италия!» — гости очень радовались) и ресторациям.

На сайте одного из красноярских турагентств страничка местных туров озаглавлена так — «На медведя»
На сайте одного из красноярских турагентств страничка местных туров озаглавлена так — «На медведя»

К чему вся эта лирика? Прошло 16 лет, но для иностранцев наш край по-прежнему терра инкогнита, а цивилизованный рынок туруслуг так и не сложился до сих пор. На сайте одного из красноярских турагентств страничка местных туров озаглавлена так — «На медведя». Далее идет исчерпывающая информация в одну строку: «Охота на мед­ведя проводится разными способами». И ниже еще одно весомое слово — «Берлога».

В официальных бумагах вообще-то все гладко. «Широко был представлен экологический, экстремальный, спортивный, познавательный и оздоровительный туризм в Красно­ярском крае», — писало издание «Туристический вестник» о проходившей в апреле туристической выставке «Енисей-2010». Там же приводились слова первого замгубер­натора края Эдхама Акбулатова: «Въездной туризм, ориентированный на познание собственной страны и края, становится все более востребованным. Туризм Красно­ярского края является одним из направлений, куда мы будем вкладывать деньги, будем способствовать созданию условий развития этой отрасли».

А недавно в пресс-центре «Сибирского агентства новостей» состоялась пресс-конфе­ренция, посвященная летнему туристическому сезону, в которой приняли участие министр спорта, туризма и молодежной политики края Сергей Гуров, его заместитель Евгений Пьянков и другие официальные лица. Чиновники снова говорили о законопро­екте по развитию туризма на территории края. На этот раз, как выяснилось, местный закон о туризме уже практически готов, и перспективы его — самые радужные. Будет закон, появятся инвестиции, заведется конкуренция, местный отдых подешевеет и пере­станет быть дороже турецкого... Только представители турфирм по-прежнему настроены скептически.

Язвы на теле природы

То, что уже сделали краевые власти в направлении развития местного туризма, вызы­вает резкую критику Андрея Васильева: «Ранняя попытка административным рычагом и директивой „сверху“ выдать всем районам края туризм „на гора“ привела к неопису­емому абсурду. В районных администрациях появились псевдоспециалисты по туризму, которые, в свою очередь, стали предлагать туристические проекты по превращению пашен и болот в оазисы туризма. Эвенкия, например, в своих туристических каталогах рекламирует пшеничные поля, а кратер вулкана Кропоткина как место падения Тунгусского метеорита».

Отдельный разговор — о Мане и отмененном в этом году Манском карнавале
Отдельный разговор — о Мане и отмененном в этом году
Манском карнавале

Отдельный разговор — о Мане и отмененном в этом году Манском карнавале. Проект обустройства Беретской поляны, на которой проводился карнавал, краевое министер­ство спорта и туризма презентует как подарок красноярским туристам: им сделают чисто и красиво.

Чиновники объясняют, что администрации Березовского района надоело уби­рать мусор, который каждый год оставался после палаточных городков. Не так давно поляна по конкурсу отошла в долгосрочную аренду инвестору — ЗАО ПСК «Союз», возглавляемому Юрием Туро­вым, — на 49 лет. Через год там появятся домики с канали­зацией, помещения для пожарных и милиции, аквапарк для детей, спорт­площадка, танцпол, сцена, детский автодром, будет очищен берег и углублено русло.

Как рассказал журналу «Деловой квартал» Юрий Туров, арендная плата за землю — около миллиона рублей в год. В «Союзе» рассчитывают, что строительство туристи­ческого комплекса будет завершено через три года. По словам г-на Турова, компания-застройщик уже вложила в развитие Беретской поляны несколько десятков миллионов рублей. Не меньше предстоит инвестировать в ближайшее время.

Но… «Березовская администрация загубила Манский карнавал, потенциал которого выше, чем у фестиваля «Саянское кольцо», — считает Андрей Васильев. По его мнению, нужно было принять закон о запрещении строительства и сдачи земель в аренду на берегах реки Мана и создать на ней туристический парк.

Васильев резок в своих оценках: «Река Мана для красноярцев — это как Байкал для Бурятии и Иркутской области. Однако под предлогом благих намерений десятки тысяч жителей экологически грязного города были выброшены с фестивальной поляны в Берети. Юрий Туров своим коттеджем уже перекрыл выше Берети доступ к одной из самых живописных полян на Мане — Казачам.
Он не спросил, а нужна ли благоустро­енность фестивальной поляне, на которой больше 30 лет собирались люди? Вместо того чтобы облагородить за счет бюджета хоть одну манскую поляну как подарок горожанам, ее просто отдали в частные руки. Самое пе­чальное, что пользоваться за деньги поляной будут единицы, а все остальные будут собирать сплавсредства у сельского кладбища».

Ергаки — это не экономика края, а достояние человечества
Ергаки — это не экономика края, а достояние человечества

Андрей Васильев выступает также против строительства крупных турбаз в Ергаках:

«В Ергаках необходимо развивать базы в стиле «шале» на территории старой трассы, от Буйбинского перевала до Каменного города. Иначе они превратятся в территорию, застроенную кирпичом и бетоном, и потеряют свою эксклюзивность...
Единственное, чем мы можем быть привлекательны, — это еще сохранившимися дикими местами. Поэтому концепция строительства объектов должна быть такова, чтобы инфраструктура не заслоняла природу, а пряталась в ней.

К примеру, база МЧС («Сибирский региональный центр подготовки и реабилитации спасателей» — прим. автора) — это великая «язва» на теле природы. Видимо, ни один чиновник краевого масштаба не может возразить господину Шойгу и сказать ему о том, что строительство этой базы нарушает баланс «природа-человек». «Ергаки — это не экономика края, а достояние человечества!» — резюмирует Васильев, который добивается встречи с губернатором края, чтобы изложить свои взгляды на развитие местного туризма.

Что имеем

По-прежнему есть возможность совершить путешествие на теплоходе по Енисею — до Дудинки или, наоборот, из Дудинки до крае­вого центра, пусть и на старых теплоходах.
По-прежнему есть возможность совершить путешествие по Енисею — пусть и на старых теплоходах

Вместе с тем и в сложившейся ситуации нельзя сказать, что с местными путешествиями у нас полный провал.
Многие компании предлагают отдых на краевых базах отдыха, экскурсионные маршруты по Красноярску, заповеднику «Столбы». Пользуются спросом туры в пока еще «нецивили­зованные» Ергаки. По-прежнему есть возможность совершить путешествие на теплоходе по Енисею — до Дудинки или, наоборот, из Дудинки до крае­вого центра, пусть и на старых теплоходах. При большом желании можно посетить место падения Тунгусского метеорита.

Активным развитием местного туризма занимается компания «Саянское кольцо» — один из лидеров въездного туризма в Сибири. «В каждом сезоне мы готовим новинки для наших туристов, причем в расчете как на местных, так и на европейских и зарубежных путешественников», — рассказывает генеральный директор компании Юлия Наумова.

Некоторые фестивальные проекты дееспособны
Некоторые фестивальные проекты вполне дееспособны

«Саянскому кольцу» удается привлекать клиентов из-за рубежа. Однако свою деятель­ность «Саянское кольцо» развивает все же не благодаря, а вопреки.

Как считает Юлия Наумова, ни местные власти, ни государство не поддерживают внутренний туризм: «Да простят мне мои кол­леги по цеху, мы не просто перепродаем услуги, места в зару­бежных отелях, билеты и прочее, мы привозим в край зару­бежных и российских туристов, которые оставляют деньги в отелях, ресторанах, суве­нирных магазинах, транспортных компаниях, — это они дают работу нашей сфере гостеприимства».

По мнению Юлии Наумовой, турфирмы, которые занимаются въездным туризмом, долж­ны иметь льготы на рекламу и продвижение, налоговые льготы и максимум внимания властей. Невнимание к туристической инфраструктуре заметно сдерживает развитие местных предложений, говорит наш собеседник:
«На турбазах не мешало бы сделать ремонт, на федеральных трассах — поставить туалеты. Отток туристов вызывают дорогие местные авиаперелеты либо отсутствие авиасообщения, так, например, авиабилет Красноярск—Кызыл стоит сейчас почти 7 тыс. руб. в одну сторону».

У Андрея Васильева есть своя программа развития внутреннего туризма. Он считает, для этого необходимо, прежде всего, выделить из состава Министерства спорта, туризма и молодежной политики отдельное Министерство по туризму, которое должно изыскивать источники инвестиций, создать инвестиционный фонд, объявить конкурсы туристических проектов и организовать отдел из специалистов по их консультированию, провести пас­портизацию всех местных маршрутов и многое другое.

«Программой развития туризма в крае должны заниматься только специалисты, — пола­гает Андрей Васильев. — Построить индустрию туризма — то же самое, что постро­ить, например, огромный завод. Дилетантству здесь не место. Стержневым объектом созда­ния туристического бренда Красноярского края должен стать Енисей. На него, как на „шампур“, можно нанизать весь спектр существующего в крае туризма».

По мнению Юлии Наумовой, продвигать сибирский регион на туристическом рынке целе­сообразно, объединяя бюджеты на туризм с нашими соседями — Хакасией и Тывой.
«Ведь туристам не важны границы, поэтому прилетают в Красноярск, потом на поезде едут в Хакасию и дальше на машине — в Тыву, где проводят большую часть отдыха. Чей это турист? Какого региона? Пока власти не договорятся об общей идее, концепции и бренде Южной Сибири, пока деньги будут размываться по бюджетам, турпоток будет расти очень медленно». А тем временем миллионы потенциальных туристов «уводят» у нас раскрученные Алтай и Байкал.

Виртуальные двери в Сибирь

Одна из мер, принимаемых «наверху», все же должна помочь. В числе главных проблем местного туризма Юлия Наумова сегодня называет отсутствие информации:
«Чтобы турист приехал к нам, надо ему красочно рассказать о нас, заманить его сюда. И вот тут-то выясняется, что потенциальному туристу никто не рассказывает о том, какие у нас тут возможности». Пока «Саянское кольцо» собирается информировать потенциальных клиентов своими силами. «В наших планах расширение выхода на за­рубежный рынок через Интернет. Мы постараемся заполнить информационный вакуум самостоятельно, наш сайт — на русском и английском языке — сейчас единственный ресурс о туризме в Южной Сибири», — говорит Юлия Наумова.

Потеницальному туристу никто не рассказывает о возможностях Красноярского края
Потеницальному туристу никто не рассказывает о возможностях Красноярского края

Как выяснилось недавно, власти делают шаги в том же направлении. На пресс-конфе­ренции с чиновниками министерства спорта, туризма и молодежной политики как раз говорилось, что слабое развитие внутреннего туризма упирается в недостаточную инфор­мированность населения и местных туроператоров о туристических возможностях края.

Евгений Пьянков отметил, что сами сотрудники турфирм плохо знают местный рынок. Чтобы донести до всех — операторов, туристов и инвесторов — возможности красно­ярского туризма, сегодня в крае создается единый туристический портал на четы­рех языках (русском, английском, китайском, немецком), который должен зара­ботать к концу лета. Сезон, конечно, уже закончится, но лучше поздно, чем никогда.

«Потенциал края в туризме огромен. Алтай и Байкал просто детский лепет по сравнению с нашими возможностями. В 1986–1987 гг. Красноярский краевой совет по туризму и экс­курсиям «держал» переходящее красное знамя ВЦСПС (за туризм в СССР отвечали профсоюзы) по прибылям! Опережая и Крым, и Кавказ, и Прибалтику, и всякие там «золотые кольца», — вспоминает Андрей Васильев.

Сможет ли Красноярский край когда-нибудь развить местный туризм на уровне упомя­нутых Алтая и Байкала, будут ли, наконец, реализованы планы властей, прислушаются ли они к мнению туристических компаний? Подождем хотя бы выхода закона.

А пока — какой у нас тут может быть туризм. Одно слово — берлога.

Татьяна Алёшина
ДЕЛА.ru

© ДЕЛА.ru

 

информация
новости

Красноярские взятки исчисляются десятками миллионов рублей Руководители трех надзорных ведомств – прокурор Красноярского края Роман Тютюник, начальник ГУ МВД Россиии по Красноярскому краю Александр Речицкий…

В Красноярске открылась стела трудовой доблести В Красноярске в день образования Красноярского края торжественно открылся мемориальный комплекс «Красноярск – город трудовой доблести»…

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»