статья

Тайное становится явным

Советник. Грамотное управлениеИнститут банковской тайны в Рос­сии сегодня далеко не так надежен, как хотелось бы и как прописано в законодательстве.

Одно из основных условий при выборе банка — на­дежность. Причем надеж­ность как в части возврата доверенных ему финансовых средств, так и в части со­хранения предоставленной банку информации. Имен­но гарантия конфиденциальности сведений о вкладах и счетах, то есть банковская тай­на, является фундамен­том благополучия швейцарской банковской сис­темы.

В России понятие «банковская тайна» определя­ется как особый институт гражданского права, защи­щающий коммерческую тайну банков и их клиен­тов. Но налоговые органы всеми правдами и неправдами пы­таются получить доступ к закрытому для них сегменту информации. И, по словам Алек­сандра Сашеньки­на, управляющего партнера Юридической практики «Са­шенькин и Райт», в 99,9% случаев им это удается.

Сейф

Когда раскрываются тайны

В соответствии со ст. 86 Налогового кодекса кре­дитные учреждения обя­заны предоставлять налого­викам справки о наличии счетов и (или) об ос­татках денежных средств на счетах, выписки по операциям на счетах ор­ганизаций (индивидуальных предпри­нимателей) в течение пяти дней со дня получения мотивированного запроса налогового органа. Сделать такой запрос сотрудники ИФНС могут в случае про­ведения выездных или каме­ральных проверок соот­ветствующих фирм или ИП.

«Но только в отношении тех организаций и индивидуальных предпринима­телей, в отношении которых проводится налоговая проверка, — под­черкивает Александр Сашенькин. — А сегодня складывается ситуация, когда налоговые орга­ны неправомерно запрашивают, а банки также непра­во­мерно предоставляют расширенные банковские выписки по счетам любых организаций, как являющихся, так и не являющихся контрагентами прове­ряемого лица, даже по счетам физических лиц, не обладающих стату­сом индивидуального предпринимателя».

По словам Александра Сашенькина, если банк даже на законных осно­ваниях отказывается предоставить ин­формацию, налоговые органы нала­гают на непокорный банк штраф в соответствии со ст. 135.1 Налогового ко­декса РФ в размере 10 000 рублей. В Кодекс об адми­нистративных право­нарушениях также заложены кара­тельные меры: штраф в размере до 500 рублей.

Разумеется, для банка это не очень большая сум­ма. Но, во-первых, долж­ностному лицу — руководителю филиала банка его головным офисом может быть пред­ложено оплатить все штрафы из собственного кармана, а во-вто­рых, если таких запросов поступает, например, двадцать или сто пять­десят, общая сумма штрафа ока­зывается уже совершенно другого порядка.

Действитель­но, красноярские филиалы банков напрямую зависят от той политики, которую проводит головная организа­ция. И если правление при­няло решение «не отказывать налоговикам ни в чем», дочерние структуры вынуждены придерживаться такой линии, хотя это прямое наруше­ние законодательства о банковской тайне, наносящее банку репутационный вред.

Александр СашенькинАлександр Сашенькин, управляющий парт­нер Юридической практики «Сашенькин и Райт»:

— В соответствии с федеральным законода­тельством правоохранительные органы имеют право на получение от банков информации в гораздо большем объеме, чем налоговые ор­ганы. Но, на удивление, налоговым орга­нам кредитные учреждения отказывают гораздо реже, чем правоохранительным…

Детектив Коломбо

Открывающаяся банкаПо словам Александра Сашенькина, инфор­мация о движении денежных средств на бан­ковских счетах необходима налоговикам в ка­честве доказа­тельств обо­снованности привле­чения к налоговой ответственности плана доначислений налогов. Фактически сегодня на­логовики осуществляют оперативно-разыскную дея­тельность, выходя за рамки своих пол­номочий. Других возможностей, то есть в от­сутствие информации о дви­жении де­нежных средств на счетах нало­гоплательщи­ков, обеспечить выполнение плана доначислений у нало­говиков сегодня просто нет.

«Но проблема заключается в том, что порой в ИФНС делают совершенно невероят­ные выводы, — говорит Александр Сашенькин. — При­чем налого­вики сами понимают всю абсурдность проис­ходящего, но выполнение плана по налоговым проверкам диктует им свои правила игры».

В качестве примера управляющий партнер Юриди­ческой практики «Са­шенькин и Райт» описывает такую ситуацию.

В городе работает фирма «Ромашка», в от­ношении которой назначена налоговая проверка. На­логовые органы запрашивают в банках расширенные выписки по фирме «Василек», которая работает с про­веряемой «Рома­шкой», по фирме «Лилия», которая ра­ботает с «Васильком», по компании «Розочка», которая проводила хозяйственные операции с фирмой «Лилия», а также по ИП Иванову, который «работал» с фирмой «Розочка».

ИП Иванов — преступник, в отношении его заведено уголовное дело в ГУВД края. По результатам проверки налоговики рисуют схему со своими нужными им выводами.

«В настоящее время у нас находится дело, где фирме „Ромашка“ по результатам проверки предло­жено уплатить 50 миллионов рублей налога на прибыль фактически на основании только того, что ИП Иванов — пре­ступник, — рассказывает Александр Сашенькин. — При этом право­охранительные органы к фирме „Ро­машка“ никаких во­просов не имеют, однако налоговики требуют от „Ромашки“ уплаты 50 мил­лионов в бюджет. И у фирмы есть только один выход — обращаться в арби­тражный суд».

Здесь начинается другая проблема. Если у банков есть обязанность хранить банковскую тайну, у налоговых органов — налоговую, то налоговый спор в суде — это спор, вытекающий из публичных право­отношений, суду должен быть предоставлен весь пакет собранных налоговиками документов, в том числе все расширенные банковские выписки, в которых указыватся не только сумма, но и плательщик и информация из поля «назначение пла­тежа» по всем хозяйственным операциям. Так банковская тайна становится достояни­ем неопределенного круга лиц, то есть публичной.

«Сейчас в Арбитражном суде Красноярского края начинаются су­дебные раз­бирательства по искам к налоговикам, которые звучат при­мерно так:

„О признании незакон­ным бездействия налогового органа, выразившегося в неосуществлении налогового контроля в отношении, например, ИП Иванова“, потому что, если он преступник, эти 50 мил­лионов в бюджет должен заплатить именно он, а не фирма „Ромашка“, с которой налоговики буквально трясут эти деньги, — рассказывает Александр Сашенькин.
— Ведь нало­говым органам до Иванова добрать­ся сложно, он скрывается, а фирма «Ромашка» работает, и у нее есть «живые» деньги. Именно план сбо­ра налогов обусловливает возникнове­ние, мягко говоря, порою стран­ных решений налоговых органов».

Да и о чем можно говорить, если в начале апреля глава ФНС Рос­сии Ми­хаил Мокрецов выступил с предложением об упразднении на период кризиса вообще понятия банковской тайны для налоговых органов, вызвавшим большой обще­ственный резонанс. Хотя наиболее серьезным для бизнеса представля­лось его же предложение о введении нового налога — 0,5% с каждого пе­речисления юрлицами и индивиду­альными предпринимателями денег с банковских счетов в оплату това­ров, работ и услуг. К счастью, пока эти предложения не реализованы.

ВАС уполномочен заявить

По словам Александра Са­шенькина, принцип правового регулирования дея­тельности го­сударственных органов формулиру­ется следующим образом: все, что не разрешено, — запрещено, то есть запрещено то, на что нет прямого указания в законе. Другой принцип правового регулирования действует в отношении субъектов предприни­мательской деятельности: все, что не запрещено, — разрешено. То есть, если нет прямого запрета в законе, у предпринимателя есть свобода предпринимательской дея­тельно­сти, свобода договора и так далее. И сегодня налоговые органы дей­ствуют по второму принципу, хотя это и противозаконно.

23 июня 2009 года Высшим Ар­битражным Судом Российской Фе­дерации (ВАС РФ) было вынесено очередное постановление № 1681, в котором ВАС подтвердил, что банки не могут быть привлечены к ответственности, если по запросу налогового органа не предоставле­на информация о клиенте, по ко­торому контрольные мероприятия не проводятся.

Но, по мнению Алек­сея Артюха, старшего юриста налоговой практики Юридической практики «Сашенькин и Райт», бан­кам невыгодно отвлекать свои силы на длительные судебные разбира­тельства (надо дойти до «Вышки»),и для большинства банков гораздо проще выдать налоговикам требуе­мую ими информацию, нежели поссо­риться с ними. Кроме того, по мнению Алексея Артюха, никто не отме­нял принципа «ты мне — я тебе», например, раскрытие банковской тайны в обмен на информацию нало­говиков о потенциальном заемщике.

Алексей АртюхАлексей Артюх, старший юрист налоговой практики Юридической практики «Сашенькин и Райт»:

— При требовании раскрытия банковской тай­ны за рубежом декларируются высокие це­ли: бо­рь­ба с терроризмом, легализацией де­нег, полу­ченных преступным путем, и т.д. В Рос­сии же в запросах налоговых органов указывается мотивировка «для решения иных целей и задач ИФНС». Согласитесь, основа­ния неравнознач­ные.

Ценность клиента

Горшок с монетамиЖурнал «Советник. Грамотное управление» на­правил в десять банков письма с просьбой ответить на вопрос, в каких случаях кредит­ные учреж­дения не предоставля­ют информацию нало­говым органам. В девяти банках в ответе нам было отказано без объяснения причин. На запрос откликнулся только филиал ОАО «УРАЛ­СИБ» в г. Красноярске.

По словам Натальи Потаповой, управляющего филиалом ОАО «УРАЛСИБ» в г. Красноярске, На­логовый кодекс наделил налоговые органы достаточ­но широкими полномочиями в отношении получения от банков информации в отношении клиентов — юри­дических лиц и граждан, осуществляющих предпри­нимательскую деятельность без образования юриди­ческого лица.

«Наш банк, впрочем, как и все остальные банки РФ, при поступлении мотивированного запроса из налогового органа в обязательном порядке предо­ставляет требуемую информацию о клиенте — в соот­ветствии с зако­нодательством Российской Федерации, — рассказывает Наталья Потапова. — Согласно п. 2 ст. 86 Налогового кодекса РФ банки выдают налоговым органам справки о наличии счетов в банке или остат­ках денежных средств на счетах, предоставляют вы­писки по операциям на счетах организаций и индиви­дуальных предпринимателей.

Исходя из положений закона требо­вания налоговых органов о предостав­лении справок по счетам и операциям, а также до­кументов, содержащих сведения, составляющие бан­ковскую тайну, должны быть мотивирован­ными. При отсутствии в запросе налогового органа мотивировки необ­ходимости предоставления информации или при наличии ненадлежащей мотивировки, не связанной с целями и задачами налоговых органов, а также при отсутствии в запросе указания на конкретный пери­од, за кото­рый запрашивается информация, данные запросы исполнению банком не подлежат».

Но, по мнению Алексея Артюха, такие банки скорее исключение, чем правило. «Если сравнивать со Швейца­рией и другими европейскими странами, то у нас цен­ность банковской тайны мизерна, — считает Алексей Артюх. — Когда банк становится перед выбором — на­рушить банковскую тайну и подставить своего клиен­та, уронив тем самым свою репутацию, или заплатить 10 000 руб. штрафа, выбор не всегда очевиден.
Но банк, который ориентируется на рынок и профессиональные этические нормы, сделает выбор в пользу штрафа. Ведь клиент — это самое дорогое, что есть у банка. Вот одна из причин, по которой российские счета пере­водятся в банки Швейцарии и Каймановых островов».

Наталья ПотаповаНаталья Потапова, управляющий филиа­лом ОАО «УРАЛСИБ» в г. Красноярске:

— Наш банк информацию о частных клиентах не предоставляет. Когда же поступают по­добные запросы на информацию по счетам и вкладам физических лиц, банк возвращает их в налоговые органы без исполнения в соответствии со статьей № 26 Феде­рального закона «О банках и банковской деятельности».

Кто предупрежден

Для того чтобы предупредить незаконную передачу банковской информации налоговым органам, Александр Сашенькин советует клиентам банка напра­вить в свое кредитное учреждение письмо примерно следующего содер­жания: в соответствии с федеральным законода­тельством у меня есть пра­ва на соблюдение банковской тайны, и мне бы не хотелось, чтобы они были нарушены. Это может повлечь как минимум мой переход в другой банк.

Кроме того, клиент коммерческого банка, помимо отношений, связанных с банковской тайной, вступает с кредитной организацией в гражданско-правовые от­ношения «клиент — банк». В рамках определенного до­говора. И если в результате сложившейся ситуации банк нарушает права клиента, то послед­ний как контрагент по гражданско-правовой сделке имеет полное пра­во на возмещение всех убытков, причиненных этим нарушением.

То есть клиент может обратить­ся в суд.

Конечно, доказать, что ущерб причинен именно разглашением банковской тайны, очень сложно: за всю новейшую историю России удалось доказать ущерб всего не­сколько раз. Но, тем не менее, не­приятности кредитной организации гарантированы.

«Если клиенты молчат, — го­ворит Алексей Артюх, — бан­ки считают, что им все равно. — И в этой ситуации гораздо про­ще выдать информацию налого­вым органам. Но если банки видят жесткую позицию клиента, они десять раз подумают, прежде чем нарушить закон».

Банковская тайна за рубежом

Во Франции согласно Закону о банках банковскую тайну обязаны со­хранять члены административ­ного совета или наблюдательного совета кредитной организации, а также любое лицо, участвующее под любым названием в руковод­стве или управлении кредитной организацией или нанятое ею. Обязанность соблюдения банковской тайны распро­страняется на лиц, осуществляющих наблюде­ние, порученное банков­ской комис­сии.

Статья 14 Закона о Банке Франции от 4 августа 1993 года предписывает соблюдение банковской тайны всем агентам этого учрежде­ния. Банк должен держать в секрете всю информацию, доверенную ему клиен­том или даже третьими лицами или полученную им при осуществлении своей профессиональной деятельности.

Швейцарской банковской тайне — более трех веков, первое упоминание о ней датировано 1713 годом. Репутация швейцарских банкиров была так высо­ка, что один из них, Жак Некер, был удостоен чести быть первым лицом финансового ведомства во Франции при Людовике XVI. В Швей­царии банков­ская тайна была возведена в абсолют. В 1934 году там был принят федераль­ный закон о банках и сберегательных кассах, в котором было закреплено понятие банковской тайны, которое до этого содер­жалось в Гражданском и Трудовом кодексах.

Кроме того, за нарушение банковской тайны была введена уголовная ответственность. Разгла­шение секретов может стоить банковскому служащему трех лет тюрьмы. Стоит также отметить, что законо­дательство и банковские правила Швейцарии не допускают, в отличие от ряда стран Центральной и Восточ­ной Европы и Латинской Америки, от­крытия полностью ано­нимных счетов.

В Австрии гарантируется не только определенная анонимность денежных вкла­дов, но и существуют определенные преимущества в отношении вложений денежных средств. В то время как в Швейцарии налог на доход с капитала составляет 35%, налог на доход с капи­тала при ано­нимных капиталовложе­ниях в Австрии — 22%. Таким образом, бан­ковская тайна Швейцарии имеет более высокое стоимостное выражение.

Текст: Нина БОНДАРЕВА
Журнал «Советник. Грамотное управление»

© ДЕЛА.ru

 

информация
новости

Депутаты ЗС поздравили работников сельского хозяйства 3 декабря в Красноярске состоялось мероприятие, приуроченное ко Дню работника сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности. Председатель Заксобрания…

Как QR-коды влияют на новогодние корпоративы Меньше чем через месяц наступит главный праздник – Новый год. И, как обычно в начале декабря, красноярцы задумываются о проведении новогодних корпоративов…

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»