статья

Город вне плана

Существующий генплан как документ, регламентирующий развитие Красноярска, утратил свою актуальность. Начинается подготовка нового. Правда, чтобы он действительно стал инструментом развития, нужно учесть массу нюансов.

Общий подход

логотип сфера влиянияПредыдущий генплан вступил в силу в 2001 г. Согласно ему в городе должен был произойти целый ряд изменений. Во-первых, это касалось района, сегодня известного как Взлетка.

«На тот момент Взлетка планировалась как жилой район для тех, кто работает на предприятиях правобережья, — рассказывает заместитель директора по градо­строительству «Красноярскгражданпроекта» Татьяна Лисиенко. — Однако впоследствии, когда предприятия стали рушиться, изменил свое назначение и район».

ГенпланК истории Взлетки мы еще вернемся. В целом, что касается строительства жилья и освоения территорий,

генплан образца 2001 г. выполнен практически полностью:

заложенная норма жилья в 22 кв. м на человека достигнута уже сегодня, а к 2015 г. (верхняя граница срока), по мнению Лисиенко, удастся достичь уровня в 24 квадрата.

В документе была заложена и пропорция ввода жилья в зависимости от комнатности. Однако, по словам Лисиенко, на сегодня эта пропорция неактуальна, поскольку произошел перекос в сторону одно- и двухкомнатных квартир.

«Таких квартир сейчас строится большинство, — говорит Лисиенко. — Это объясняется повышенным спросом среди молодежи, у которой еще не хватает средств для приобретения большой жилплощади, но уже есть возможность купить маленькую».

И в ближайшее время этот спрос будет только расти. Понятное дело, и строители вряд ли станут возводить что-либо иное. Так что пока, судя по всему, ожидать уменьшения числа вводимых панельных домов вряд ли стоит.

К тому же маржинальность «панелек» значительно выше, чем домов, построенных по любой другой технологии. Вопрос лишь в том, насколько актуально окажется это жилье для красноярцев конца второго — начала третьего десятилетия XXI века. На сегодня ответ на него получить не удалось.

Однако, признают эксперты, ситуация в последнее время сильно меняется. Появился Ванкор, не за горами запуск эвенкийских месторождений, на подходе проект газификации края. Все это непременно скажется на общих условиях жизни — в город придут новые люди, большей частью не самые бедные. И их-то, возможно, уже не удовлетворит то качество жилья да и жизни, которое есть в городе.

Как будут учтены эти нюансы в генплане (и будут ли учтены в прин­ци­пе), непонятно: ни строители, ни чиновники сегодня не готовы сколь-либо конкретно говорить об этом.

Это же касается и территориальной стороны вопроса генерального планирования. По информации департамента градостроительства администрации Красноярска, уже в ближайшие год-два в городе появятся планы обновления Бугача и улицы Калинина, островов Отдыха — Молокова и Татышева.

На Бугаче, в районе мясокомбината, появится жилой многоэтажный район, рассказали «СВ» в департаменте градостроительства, а территорию, прилегающую к автомобильной дороге, застроят новыми современными зданиями. Производство и склады сохранятся лишь в глубине микрорайона — рядом с железнодорожной магистралью. По Калинина проект «Цимлянская — Пригорная» дополнится в этом году планировкой противоположной части Калинина.

Перепланировке подвергнутся и правобережные микрорайоны: Юго-Западный, Пашен­ный, Тихие Зори. Существующий проект этих районов был разработан еще в 1980-х гг. и на сегодня просто морально устарел.

«Старые проекты уже не работают, — отмечают в департаменте градостроительства, — необходимо рассмотреть возможности территории с современной точки зрения».

Например, планировать Пашенный, Тихие Зори и Юго-Западный в мэрии собираются с учетом Универсиады-2019: здесь будут размещены некоторые спортивные объекты.

«Сделано это будет так, чтобы они были востребованы и после спортивного форума», — уверяют чиновники.

Но опять же понять, будут ли востребованы эти объекты, кем и для чего, не удалось.

Чуть более понятна ситуация с островом Отдыха — Молокова, за который уже давно ведется борьба. С одной стороны, это рекреационная зона, и таковой она должна остаться. С другой — слишком велик интерес к этому месту у бизнесменов, желающих построить там офисный центр.

«Мы и раньше выступали против этой идеи, продолжаем придерживаться того же мнения и сейчас, — говорит Татьяна Лисиенко. — Это должна быть территория для занятий спортом. Реализация же проекта офисного центра создаст очень серьезную проблему с транспортом».

Озабоченность ее понятна: Коммунальный мост и так большую часть времени перегружен, а если через него пойдет еще и поток машин сотрудников островных офисов, то он совсем может встать. Прежде чем принимать подобный проект, нужны новые инфраструктурные решения.

Дырявые сети

Вопрос транспортной инфраструктуры — вообще больная тема для генплана. Дело в том, что, по оценкам экспертов, в этом вопросе отставание реализации от заявленных постулатов составляет 15-20 лет. Например,

за все годы работы по генплану в Красноярске не появилось ни одной из 11 многоуровневых развязок.

«С 2001 г. транспортные потоки в Красноярске кардинально поменялись, — говорит Лисиенко. — Если раньше люди трудились там же, где жили, то теперь они все чаще ездят на работу в другие районы, в связи с чем в городе появилось гораздо больше автомобилей. К тому же у нас сформировались центры развлечений и торговли, до которых тоже нужно добираться. Однако сама концепция транспорта осталась прежней».

Основная проблема Красноярска в том, что все транспортные потоки идут через центр.

В действующем сегодня генплане значится строительство эстакады с улицы Копылова через улицу Республики с выходом на Шахтеров.

Ее появление оттянуло бы весьма серьезную долю идущего через центр потока. Однако все так и осталось на уровне проекта, который, правда, по общему признанию, все еще является актуальным.

Есть на сегодня проблемы и в коммунальной части инфраструктуры. Дело в том, что практически вся она создавалась еще в советское время, когда потребление разительно отличалось от сегодняшнего. По сути, текущая ситуация с коммунальной инфраструк­турой Красноярска совершенно несообразна с темпами жилищного строительства и парадигмой потребления.

«В целом существующих ресурсов еще на пару лет хватит, — уверяет Татьяна Лисиенко, — а потом инфраструктура станет серьезным ограничителем развития города. Строительство новых коммунальных сетей имеет свои сложности. Сегодня все сети строятся в основном за счет покупателей жилья. Схема довольно проста: стоимость подключения к тепловым сетям составляет примерно 6,8 млн руб. за гигакалорию.

Затем застройщик включает эту сумму в себестоимость квадратного метра жилья, как это определяет Налоговый кодекс.Вот и получается, что конечный потребитель, по сути, покупает сети. Однако потом они передаются в собственность либо муни­ципа­литета, либо энергопоставляющей компании. Но платит-то за это по-прежнему конечный потребитель — житель города».

Ну, тут хоть понятно, кто платит. А вот с социальной инфраструктурой все совсем загадочно. Во-первых, ее явно не хватает. Причем старый генплан особо это не предполагал

— не ожидалось столь бурного развития Взлетки и Северного.

Дома здесь строились в чистом поле, и школ с детскими садами изначально запла­нировано в таком объеме не было. Но люди покупали квартиры, полагая, что все появится само собой, как в советское время. Не появилось.

«Дело в том, что в ходе реализации генплана 2001 — 2015 гг. мы получили очень большой переток людей в направлении Взлетки, — продолжает заместитель директора по градостроительству «Красноярскгражданпроекта». — Сегодня там проживают свыше 200 тыс. человек. Запланированные школы и детские сады просто не могут принять всех желающих. Это формирует острейший дефицит социальной инфраструктуры в районе».

К строительству школ и детских садов, кстати, тоже есть вопросы. Например, сегодня они проектируются по СНиПам 1987 г. В результате под школу на 825 человек закла­дывается 2,7 га, на которых потом обустраиваются стадион, беговая дорожка и прочие спортивные сооружения. Все бы ничего, но вот денег на содержание всей этой территории в дальнейшем школы не получают.

Со СНиПами вообще все довольно странно. Дело в том, что они были сформированы еще при Советском Союзе, с его экономической моделью и отсутствием частной собственности. По сути, тогда именно государство оплачивало выполнение работ по сформулированным им же стандартам.

Теперь же за стандарты государства, да еще и весьма старые, платит конечный покупатель.

Причем его не спрашивают, что конкретно ему нужно, а ставят перед фактом.

В поисках вектора

На фоне проблем с реализацией текущего генплана разработка нового, к которой должны приступить уже в этом году (сейчас готовится техзадание для проектировщика), вызывает массу вопросов.

«Формирование генплана начинается с оценки роли города в крае, его ресурсов и потребностей, с определения точек роста, — отмечает Татьяна Лисиенко. — Только после этого можно планировать развитие».

Первой такой точкой роста эксперты называют Сибирский федеральный университет. Причем не только и даже не столько географически. Речь идет в первую очередь о том, что университет создаст новый, достаточно большой слой потенциальных предста­вителей среднего класса и выше. Этих молодых людей нужно будет оставить в Красноярске, для чего придется предоставить им необходимый уровень жизни.

Второй выделяемый вектор — промышленность и ее развитие. Здесь, правда, есть сомнения. Во-первых, доля промышленности в валовом продукте города падает много лет подряд, уступая место услугам и торговле. Во-вторых, сегодня у нас просто нет кадров, способных закрыть ту потребность в персонале, которая возникнет при активном развитии промышленности. Единственная надежда на трудовую миграцию. Получается, город должен развиваться, во-первых, как постиндустриальный с соответствующей логистикой, а во-вторых, для временного или постоянного размещения приезжающих специалистов самого разного профиля и уровня.

Третья точка роста — нефтегазовые месторождения. Они, в свою очередь, привлекут вахтовиков, которым понадобятся временные апартаменты, и топ-менеджеров, для которых нужны хорошие высококачественные квартиры, где они будут жить на постоянной основе со своими семьями.

На сегодня ни один из обозначенных векторов развития не учтен как базовый для планирования развития краевого центра.

И будет ли учтен — непонятно. Власти уверяют, что они непременно будут выяснять социально-экономические особенности жизни нынешнего Красноярска, формировать прогнозы его развития. У них для этого есть все инструменты. Которые, вполне возможно, уже устарели.

Евгений ВОЛОШИНСКИЙ
иллюстрации Сергей ОРЕХОВ
Журнал «Сфера влияния»
www.sferav.ru

 

© ДЕЛА.ru

 

информация
новости

Развязке с Пашенного на Николаевский мост утвердили проект Главгосэкспертиза утвердила проект развязки с мкрн Пашенный на Николаевский мост. Стройка начнется в этом году и завершится в следующем. О получении…

Заболевших красноярцев ускоренно проверяют на омикрон В Красноярском крае граждан, заболевших коронавирусной инфекцией, ускоренно проверяют на новый штамм омикрон. Для этого часть проб отправляют в федеральный…

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»