статья

Дети и религиозные «модули»

Четвероклассников ждет религия
Четвероклассников ждет религия

С последней учебной четверти этого года школьникам Красноярского края начнут преподавать «Основы религиозной культу­ры и светской этики».
Специалисты называют курс «модульным», по сути, это несколько предметов в одном. Столкновение детей с одним из «модулей» неизбежно, так как право отказа от изу­чения не предусмотрено.
Не придираясь к странному соседству слов «модуль» и «вера», РЕКЛАМА-МАМА попробовала все-таки разобраться, что ждет учеников и родителей.

Модулей в курсе шесть: «основы православной культуры», «основы исламской культуры», «основы буддийской культуры», «основы иудейской культуры», специальный модуль — «основы мировых религиозных культур» и отдельный модуль — «основы светской этики».

«Предполагается, что ученик и его родители смогут выбрать тот модуль, который больше им подходит», — сказал в своем докладе на сессии Заксобрания министр образования и науки Красноярского края Вячеслав Башев.

Страсти по поправкам

Первое заседание, на котором рассматривался соответствующий законо­проект, было жарким. Разгорелись нешуточные дебаты, которые велись, как сообщала новостная служба телеканала «СТС-Прима», на очень высоких тонах. Хотя край и был выбран в качестве одной из экспе­риментальных площадок, выяснилось, что к началу обязательных уроков религии в школе ничего не готово. Ни учебников, ни нового расписания и даже квалифицированных учителей у нас нет.

Алексей Клешко: как объяснять четвероклассникам про многоженство?
Алексей Клешко: как
объяснять четвероклассникам
про многоженство?

Претензии нашлись и к редакции законопроекта, в котором на первое место среди базовых ценностей была поставлена религия.
Михаил Васильев закономерно спросил: «На первом месте религия! Я прошу прощения, кто сказал, что у нас в стране базовая ценность — религия?!»

Удивлял некоторых депутатов возраст, с которого должно начинаться обучение.
Алексей Клешко недоумевал: «Вот скажите, с точки зрения ислама допустимо многоженство, но оно запрещено законодательством федерации. Вы как это собираетесь четвероклассникам объяснять?»

В итоге высказались почти все, и общими усилиями добились ответов на большинство вопросов.

Сергей Натаров выяснил у Башева, что преподавать предмет после пере­подготовки будут в основном учителя истории и обществознания. Озабоченность Юрия Швыткина появлением в школе в качестве педагогов священников была преждевременной: для преподавания курса их прив­лекать не будут, однако религиозные деятели будут участвовать в разработке курса и в обучении педагогов.

В итоге, после всех доработок, во втором чтении закон, позволяющий ввести в школах Красноярского края урок «Основы религиозной культуры и светской этики» был принят. 38 депутатов из 44 присутствующих сказали «ДА».

Упремся — разберемся

Настоятель Свято-Успенского кафедрального собора г. Енисейска, протоиерей Геннадий Фаст считает, что в настоящее время школа и педагоги к введению этого предмета не готовы, но начинать все равно необходимо:

«Они и никогда не будут готовы. Поэтому на каком-то этапе надо делать рывок, начинать, а педагогов готовить, что в скором будущем и начнется. Конечно, первый блин комом в каком-то смысле. И естественно, сейчас, до 1 апреля, до четвертой четверти, времени будет очень мало, но повторяю, с чего-то надо начинать».

Оксана Демченко: основы светской этики точно нужны всем
Оксана Демченко:
основы светской этики
точно нужны всем

Депутат Законодательного Собрания, член комитета по образованию, науке и культуре Оксана Демченко уверена, что подготовка учителей к преподаванию предмета — дело времени:

«Даже если школа еще не готова... Сегодня в образовании, во власти нет людей, которые не понимают этого. Будут готовить учителей по всем этим направлениям. Для этого выделяются средства, ресурсы».

Одна из учительниц, которой с четвертой четверти предстоит начать работать по этому предмету, в интервью РИА Новости рассказала о том, как их готовили по модулю «Основы свет­ской этики»:

«Я преподаватель информатики, но решила пойти на переподготовку для собственного развития, мне интересен этот предмет. Всего от нашего города курсы посещали 10 преподавателей. Занятия проходили во время осенних каникул — со 2 по 6 ноября в Сибирском технологическом универ­ситете.

Пока у нас нет ни рабочих программ, ни четких тематических планов, которые были бы разработаны для всех экспериментальных регионов.
Каждому преподавателю предстоит разработать собственный план и продумать содержание занятий. Нам лишь приблизительно обозначили алгоритм работы, рассказали о целях преподавания нового предмета. Также были решены некоторые организационные вопросы. Оцениваться знания ребят по балльной системе не будут — ребенок получит зачет либо незачет».

А нам вообще это нужно?

Лучше изучать религию внутри религиозной общины
Лучше изучать религию внутри религиозной общины

Лауреат Нобелевской премии, академик Виталий Гинзбург, скончавшийся в ноябре текущего года, был активным противником введения в школе этого предмета.

«Я остался на старых позициях — я считаю, что никакую религию в светскую школу вводить не нужно», — заявлял он еще в 2007 году, когда только начиналось обсуждение вопроса.
Протест Гинзбурга, который был атеистом, против введения религиозных дисциплин в программы общеобразовательных школ привел к тому, что ряд православных общественных движений потребовали суда над академиком по обвинению в разжигании религиозной вражды, однако прокуратура приняла решение не начинать уголовного преследования ученого.

Раввин красноярской синагоги Беньямин Вагнер в беседе с РМ выразил опасение, что введение предмета может привести к отчуждению в классах, где, по понятным причинам, большинство учеников является предста­вителями одной национальности и потенциально одной религии.

Беньямин Вагнер: родители выберут то же, что и большинство, ради того, чтобы не создавать ребенку проблем
Беньямин Вагнер: родители выберут то же, что и большинство, ради того, чтобы не создавать ребенку проблем

«Закон есть закон и его надо исполнять. Мы — часть государства. Другое дело, как этот закон будет работать. И в этом плане есть серьезные опасения, — говорит Беньямин Вагнер. — Мы не очень понимаем несколько вещей.

Первое — кто будет преподавать? Понятно, что сейчас будут готовить специалистов, педагогов. Но даже подготовленный преподаватель, даже верующий человек, он приверженец какой-то одной религии.
Вера — это глубоко личные убеждения человека, и если он будет преподавать другую религию, вопрос — как он будет преподносить это детям?

Вторая проблема — это сами книги, по которым будет вестись преподавание. Кто будет составлять учеб­ники, и на какой основе они будут сделаны?

И третья большая опасность. В любой школе Красноярска основная масса детей одной национальности, одного вероисповедания. Допустим, в классе есть пара человек другой нации. И они на этом уроке будут уходить из класса, и проводить время отдельно. Какое отношение будет к ним в классе после этого? Представьте себе, что весь класс болеет за «Спартак», а двое за «ЦСКА».

Я думаю, что только из-за того, чтобы не создавать ребенку проблемы в школе, многие родители выберут то, что будут изучать все. И в этом есть момент принуждения».

С тем, что в школах между учениками возникнут какие-то трения, связан­ные с разделением на группы, не согласен Геннадий Фаст:

В красноярском крае немало мусульман
В красноярском крае и красноярских классах
немало мусульман

«Я не думаю, что введение этого предмета, тем более в четвертом классе, когда детям вообще нет дела до национальностей и конфессий, может вызвать какие-то проблемы. Проблемы будут проистекать из недостаточной подготовки школы, педагогов, и что очень важно, роди­телей.

А вот на счет вражды, это вряд ли. Хотя я не знаю, что будет происходить в тех регионах, где это более обострено, например, на Северном Кавказе. Но в принципе, там уже давно ислам преподается».

Узнать мнение местной мусульманской общины РМ сегодня не удалось, но мы, конечно, поздравляем всех красноярских мусульман с праздником Курбан-Байрам.

«Д'Артаньяновский возраст»

Наши собеседники разошлись во мнении, правильно или все-таки ошибочно выбран возраст для знакомства с предметом, в котором гораздо больше вопросов, чем ответов.

Геннадий Фаст: в четвертом классе детям гораздо интереснее футбол, чем религия
Геннадий Фаст: в четвертом классе детям гораздо интерес­нее футбол, чем религия

Геннадий Фаст: «Я считаю, что возраст выбран самый неудачный. Если взять младшую, среднюю и старшую ступень, то начинать следовало бы с младшей и старшей школы. Младшие школьники вообще очень восприимчивы ко всему доброму, и к религиозному в том числе.

У меня есть опыт собственного преподавания во всех возрастах, и я могу свидетельствовать. В старших классах это благоприятно в том отно­шении, что дети готовятся ко взрослой жизни, и с ними можно говорить о серьезных вопросах, эти проблемы им интересны.

А с 4 по 8 класс, это «д'артаньяновский воз­раст», когда детям гораздо интереснее футбол и все прочее, и до какой-то там религиозной культуры им меньше всего дела.

Изучать-то предмет, я думаю, надо во всех возрастах. Но в средней школе нужен какой-то щадящий режим, если можно так выразиться. У этих детей уже ушла та непосредственность раннего детства, и не пришло серьезное отношение к жизни. Поэтому в этом возрасте их надо, что называется, не грузить, а говорить с детьми на их языке».

Беньямин Вагнер, напротив, считает, что как раз в таком возрасте ребенка можно без принуждения направить ко всему лучшему, что по логике и должна олицетворять любая религия.

В поисках лучшей доли

«Самый лучший вариант для изучения религии, это тот, по которому мы работаем уже давно, — уверен Беньямин Вагнер. — Это воскресные школы, которые работают и в синагоге, и в мечети, и в православных храмах.

У нас также есть вечерние школы, вечерние курсы, на которых преподают уроки Торы, уроки иврита. Лучше изучать религию не в формальном образовании, а внутри религиозной общины. А для более глубокого изучения иудаизма в России существует система иешив, уже чисто религиозных школ. Они есть, например, в Москве, и наши красноярские ребята там учатся».

Оксана Демченко уверена, что после внесенных поправок, когда у родителей и учеников есть выбор, предмет в школе необходим:

«Мы очень долго и очень подробно обсуждали эту тему, практически с лета. Я на заседаниях комитета особенно обращала внимание коллег на то, что необходим выбор. Нельзя загонять в какие-то рамки родителей и детей.

Сегодня уже многие родители написали заявления и выбрали один из «модулей». Я побывала в разных школах Красноярска и края и убедилась, что никакого давления со стороны школы не было, а выбор был свободен и осознан. Если семья не хочет, чтобы ребенок изучал основы какой-то религии, то уж основы светской этики нужны каждому ребенку. А что касается мировых религий... Мы когда-то изучали историю, и я убеждена, что светскому человеку не повредит знание основ религий и создавших их культур».

Отказаться от предмета ни одна семья не сможет
Отказаться от предмета
ни одна семья не сможет

Напомним, что отказаться от изучения предмета ни одна семья не сможет. Геннадий Фаст считает, что в предоставлении такой возмож­ности и нет никакой необходимости:

«Ну как вы будете отказываться от математики, или от физики, от истории? Ведь некоторые тоже считают, что все это не нужно, или, как минимум, не интересно. Любой культурный человек должен ведать духовную культуру народа, цивилизации, в конце концов.

Ведь изучают физику дети, которые потом станут музыкантами, должны ж они хотя бы что-то знать, хотя бы, что такое электричество? Если дети и их родители не собираются быть практикующими христианами или мусуль­манами, это не значит, что они имеют право не знать религии.

Вот как раз «ничего-не-знание» ведет к очень ужасным последствиям, и, в том числе, к дикой вражде. Есть же в предмете модуль «Мировые религии», он, можно сказать, нейтральный. Можно выбрать его, и дети получат хоть какое-то знакомство с духовной культурой».

Сложно резюмировать разговор по теме, споры о которой начались даже не в прошлом тысячелетии, а гораздо раньше. Уверен, что не утихнут они и через еще тысячу-другую лет. Веками преподавались религии, и веками лилась кровь, — человек не становился добрее.

Повсеместное преподавание Закона Божьего в дореволюционной рос­сийской школе не спасло страну от кровавой бани революции. Не изменит кардинально нравственный градус общества такой урок в школе и теперь. Но предмет уже все равно будет введен, и, если хоть кому-то из детей он поможет избежать в будущем сомнений и страданий, то все это на благо.

Странно только одно, что в нашей школе одновременно при помощи ЕГЭ и прочих безумств убивается свободное творческое, научное мышление, и именно сейчас вводится предмет, который в основе имеет веру. Ни ВЕРУ, о которой судить каждому самому, а веру как способность слепо верить во что-то.

Может быть, такого человека, который умеет только механически отвечать на вопросы тестов и готов с детства слепо верить, а не сомневаться, просто легче встроить в современный мир?

Дмитрий БОЛОТОВ
РЕКЛАМА-МАМА

© ДЕЛА.ru

 

информация
новости

Красноярский застройщик вошел в проект по повышению производительности труда Все больше компаний и предприятий Красноярского края стремятся получить адресную поддержку с целью обеспечения роста производительности благодаря участию…

Каким будет Новый Норильск? У одного из самых многонаселенных северных городов мира, Норильска, особенное прошлое – и трагическое, и триумфальное. Сегодня его ждет и особенное…

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»