статья

Политика вмешательства

В условиях диктата естественных монополий и гонки тарифов издержки российских промышленных предприятий превысили среднемировой уровень. Что необходимо предпринимать в ситуации, когда привлечь инвесторов в производственный сектор становится все сложнее? По мнению генерального директора компании «РУСАЛ» Олега Дерипаски, нужна переориентация экономической политики государства, которая в первую очередь создаст благоприятные условия для бизнеса.

В нынешних условиях действия естественных монополий становят­ся одним из сдерживающих факторов развития экономики страны.

«Услуги монополистов не отвечают современным требованиям. Возьмем, к примеру, крупнейшую естественную монополию — газовую. В свете ее политики даже большие объемы запасов природного газа перестают быть конкурентным преимуществом российской экономики, — полагает Олег Дерипаска. — С 2007 года цены на газ для промышленных потребителей выросли в 2,6 раза — это выше, чем в США».

Газпром
Услуги естественных монополий не отвечают требованиям рынка

Как следствие, в стране заметно увеличиваются тарифы на тепловую энергию и другие коммунальные услуги: до 2015 года один только рост цен на газ внесет в инфляцию около 2%. При этом значительно подорожают все социально значимые товары, так что неизбежен дополнительный скачок инфляции — по прогнозам, на 5% в 2016 году и на 3% — в 2017-м.

Между тем внутреннее потребление газа сдерживает­ся не только высокими тарифами, но и крайне низкой доступностью подключения для новых потребителей.

«Отсутствие конкуренции не позволяет влиять на ценообразование газа и лишает многих потребителей возможности снизить расходы на закупаемое топливо. Таким образом прибыльность газовых компаний обеспечивается снижением экономической активности в стране», — уверен гендиректор РУСАЛа.

При этом, по его мнению, качество поставляемого газа фактически не контролируется — энергетики получают из «Газпрома» справки о повышенной калорийности газа и доста­точном давлении в трубопроводах, но технически тот же газ идет на экспорт с уже стандартными показателями калорийности и качества.

Планируемая на внутреннем рынке либерализация лишь усугубит ситуацию.

«В текущих условиях, я считаю, она несет значительные риски установления высоких цен, — говорит Дерипаска. — Во-первых, это обусловлено монопольным положением «Газпрома» на региональных рынках и его контролем над единой газотранспортной системой. Во-вторых, на внутреннем рынке может сложиться дефицит предложения в связи с обязательствами по поставкам газа на внешние рынки».

Причем наибольшим рискам в этой ситуации подвергнутся газоемкие и энергоемкие производства. Такие, как, например, производство алюминия: электроэнергия может составлять более 30% себестоимости металла. Поэтому удорожание энергии фактически подрывает конкурентоспособность российских металлургов на мировом рынке.

«С 2007 года для заводов РУСАЛа конечные цены на электроэнергию выросли более чем в три раза, — отмечает Олег Дерипаска. — А вот в Бразилии, например, в целях стимулирования экономического роста снижают цены на электроэнергию, частично субсидируя это за счет бюджета: понижение для промышленных потребителей соста­вит 32%. В Китае субсидии на электроэнергию власти предоставляют алюминие­вым заводам, от 1 до 6 центов за кВт ч, что сохраняет и стабильность в обществе, и уровень занятости. Ну а у нас промышленные компании находятся в своего рода бюрократическом рабстве».

Передача электроэнергии
Удорожание электроэнергии подрывает конкурентоспособность российской металлургии

При этом, по мнению гендиректора РУСАЛа, инвестиционные программы энергетических компаний не соответствуют потребностям экономики и основаны на завышенных прогнозах. При среднегодовом росте потребления энергии, предусмотренном «Генеральной схемой развития объектов электроэнергетики до 2020 года» на уровне 4,1% реальный рост в 2012 г. составил 1,7%.

«Реализация инвестиционных решений энергетиков создает высокую нагрузку на бизнес. Но построенные мощности часто оказываются невостребованными или используются неэффективно. Величина резервов оплачиваемой мощности в России, например, в два раза больше, чем в Европе, и в три раза больше, чем в США. Такая ситуация и приводит к увеличению конечного тарифа более чем на 11%», — считает Дерипаска.

С его точки зрения, рост цен и неэффективные инвестиции — следствие искаженных стимулов для производителей электроэнергии. Идеология повышения тарифов с целью стимулирования потребителей к снижению издержек на сами субъекты естественных монополий фактически не распространяется. А такие методы тарифного регулирования, как «затраты плюс» и RAB-регулирование, не стимулируют монополии к борьбе с издержками и ведут к завышению стоимости инвестпрограмм.

Насущной проблемой для российских компаний является и плата за присоединение к сетям: зачастую она носит запретительный характер.

«В этих условиях потребитель, получается, вынужден финансировать создание чужих объектов из собственных средств, но взамен обретает лишь доступ к электроэнергии, оплачиваемой по отдельным и высоким тарифам. При этом естественная монополия не несет никаких предпринимательских рисков», — отмечает Олег Дерипаска.

В то же время присоединение льготных групп потребителей рождает значительный объем расходов, который перекладывается в тариф на передачу электроэнергии. Размер же этих расходов зачастую настолько велик, что не может быть компенсирован через увеличение тарифа на передачу для этих категорий потребителей. В результате дополнительно обостряется проблема перекрестного субсидирования.

В издержках производственных компаний значительную долю занимает и транспортная составляющая.

Жд перевозки
Перевозки дорожают

С 2007 года железнодорожные перевозки в стране подорожали на 74%, а в этомгоду индексация железнодорожных тарифов запланирована на уровне 7% при том, что фактический рост издержек потребителей этого вида услуг существенно выше.

«Все это — предпосылка не для роста, а для сниже­ния объемов перевозки грузов, — уверен Дерипаска. — Стоимость присоединения к железнодорожной сети для новых потребителей нахо­дится часто на запретительном уровне, а уровень тарифов на грузоперевозки делает многие виды бизнеса нерентабельными».

По его словам, общие затраты для Богучанского алюминиевого завода на присоединение к железнодорожной сети достигают 3 млрд руб. — несмотря на то, что и без того на рынке создается крупный потребитель грузоперевозок.

Ключевую роль в решении перечисленных проблем должно играть государство.

По мнению гендиректора РУСАЛа, инструментами экономической политики России должны стать переход от стимулирования естественных монополий к стимулированию промышленных предприятий и полный отказ от идеологии выравнивания цен на услуги естественных монополий для внутренних и внешних потребителей.

«Основа новой политики должна состоять в том, чтобы услуги, предоставляемые субъектами естественных монополий, были доступными, гибкими и высококачествен­ными, — говорит Олег Дерипаска. — Конкретно, я считаю, следует ограничить ежегодный рост тарифов естественных монополий в ближайшие три года на уровне 75% показателя инфляции предыдущего года».

Олег Дерипаска
Олег Дерипаска:
государ­ство должно стимулировать промышленность

Кроме того, по его мнению, необходимо отменить плату за подключение инвесторов к объектам инфраструктуры, использовать политику тарифообразования в качестве механизма государственного стимулирования промышленного роста, а объем конкурентного рынка в отраслях с присутствием естественных монополий, где это возможно, довести до 80% в течение трех лет.

Также следует развивать практику долгосрочных договоров и установить общественный контроль за качеством услуг естественных монополий.

 

Финансирование проектов в сфере естественных монополий должно осуществляться государством,

а «выпадение доходов» монополистов в результате ограничения роста тарифов необхо­­димо компенсировать за счет повышения эффективности их работы. Кроме того, в условиях, когда бизнесу не хватает длинных дешевых денег для инвестиций, государство должно взять на себя инвестирование в инфраструктурные проекты как проекты, отличающиеся большой длительностью и низкой доходностью.

«Источниками финансирования могут стать государственные заимствования, привлеченные по низкой процентной ставке и на длительный срок. Реализовав эту модель, государство не только вернет инвестиции, но и получит дополнительный эффект от экономического развития», — уверен гендиректор РУСАЛа

© ДЕЛА.ru

 

информация
новости

Стоимость проезда в автобусах Красноярска поднимется на 6 рублей Стоимость проезда в маршрутных городских автобусах Красноярска повысится на 6 рублей с 1 февраля 2022 года и составит 32 рубля за поездку. Об…

Минусинск задыхается: жители призывают обратить внимание на экологию города Жители Минусинска Красноярского края настоятельно призывают власти обратить внимание на экологическую обстановку в городе. Режим неблагоприятных метеоусловий…

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»