статья

«Текущий момент»: Почему именно Хлопонин?

Александра Хлопонина назначили северокавказским наместником. Клю­чевая фраза напутственного слова президента Медведева зву­чала так: «на Северном Кавказе у нас пока тяжело идут эконо­мические проекты».
Собственно вокруг этой очевидной мысли и строилось обоснование неожиданного кадрового решения в многочисленных комментариях официальных и неофициальных лиц.

Нужен не силовик, а менеджер, кризисный управляющий. С предпринима­тельскими и управленческими навыками, успешной биографией, его опытом организации крупных инвестиционных проектов; новый полпред займется созданием инфраструктуры, реально будет следить за денежными потоками и т.п. Оно, конечно, так. Такая задача существует, и она первоочередная в регионе с массовой безработицей, депрессивной и несбалансированной экономикой.

Александр Хлопонин: моя задача интегрировать в Россию Северный Кавказ
Александр Хлопонин:
моя задача интегрировать в Россию Северный Кавказ

Однако сам Александр Геннадиевич продемон­стрировал куда более глубо­кое понимание про­блемы. В интервью телеканалу Russia Today он сказал: «Моя задача интегрировать Северный Кавказ в Россию». В общем-то, в этом и долж­на быть цель государственной политики на Се­верном Кавказе. Только вряд ли она может быть достигнута в обозримой истори­ческой перс­пективе.

Этот крайне сложный организм сопротивляется. Во многом то, что достиг­нуто 200-летней политикой России на Кавказе, потеряно. Причем не в один день, терялось десятилетиями. Есть исторические обиды, имеющие свой­ство возрождаться в каждом новом поколении. Была сталинская депор­тация народов, была война значительной части горцев против Красной Армии (только в марте 1942 г. из 14 576 призывников Чечено-Ингушетии 13 560 человек дезертировали и ушли в горы к антисоветским партизанам).

Есть старые тлеющие межэтнические конфликты между самими народами. Боль­шевики, кстати, пытались решать эту проблему путем объединения наро­дов сначала в Северо-Кавказскую Советскую Республику (между про­чим, со столицей в Пятигорске), и особенно в Горскую АССР, которая за исключением Дагестана и части Ставрополья имела те же границы, что и новый федеральный округ.
Однако попытка оказалась неудачной, и Гор­скую АССР пришлось разделить на Кабардинскую, Карачаевскую, Чеченскую, Балкарскую, Северо-Осе­тинскую и Ингушскую автономные области. И все же при Советской власти удалось интегрировать Северный Кавказ в Россию.

Все республики, включенные в СКФО, дотационные. Ставропольский край, включенный по политическим соображениям, практически тоже дотационный
Все республики, включенные в СКФО, дотационные. Ставропольский край, включенный по политическим соображениям, практически
тоже дотационный

Только сейчас это все потеряно. Нынешний Северный Кавказ вовсе не тот, что был в советские, да и в царские времена. По пе­реписи населения 1959 г. русские, не счи­тая украинцев, немцев, евреев и прочих русско­язычных составляли в Чечено-Ингуш­ской АССР 49% населения, в Кабар­дино-Балка­рии — 38,7%, Дагестане — 20,1%, Ка­ра­чаево-Черкесии — 49%, Северной Осе­тии — 39,6%.

По переписи 2002 г. (то есть на сегодняш­ний день очевидно еще меньше): в относи­тельно благополучной Карачаево-Черкесии — уже 33,6%, в близ­кой по культуре и православ­ной вере Северной Осетии — 23,6%, Даге­стане— 4,7%, Чечне — 3,7%, Ингушетии — 1%.

Произошло вымывание, вытеснение русскоязычного населения. Возродились все трайболистские и клановые традиции. В реальности никакой вертикали власти в регионе не существует. Все многочисленные кадровые пере­становки в республиках, включая первых лиц, оказались абсолютно бесполезными в этом смысле. О едином правовом пространстве можно говорить очень условно. О едином экономическом комплексе — тем более.

Все республики фантастически дотационные (Ставропольский край, тоже почти наполовину дотационный, включен в состав СКФО из понятных политсоображений). По сути, все последние годы федеральный центр про­сто откупался, закачивая огромные деньги и не контролируя реально ситу­ацию на Северном Кавказе. В 1992-2009 гг. в боевых действиях там погибло 18 российских генералов. Больше, чем за Кавказскую войну XIX века.

Повторная интеграция

Повторная интеграция Северного Кавказа возможна. Но на это уйдут десяти­летия при условии реальной государственной политики. Хоть Алек­сандр Геннадиевич с оптимизмом и говорит: «На Северном Кавказе нет таких проблем, которые невозможно было бы решить». В принципе правильно, только вряд ли это произойдет в эпоху наместничества Хлопонина. Вопрос в том, сумеет ли он дать старт процессу интеграции.
И тут, наверно, не стоит обольщаться объемом его полномочий. Хоть президент Медведев и сказал, что принял «уникальное решение» соединив должности полпреда и вице-премьера правительства; на самом деле никакой уникальности здесь нет.

С десяток предшественников Хлопонина в 90-е гг. имели «возможности президентской вертикали» и одновременно правительственные распоря­дительные функции. Просто тогда не было федеральных округов и инс­титута полпредов (некоторые из наместников, кстати, тоже назывались полпредами).

Спецпредставителем Ельцина и вице-премьером был убитый в Северной Осетии Виктор Поляничко, отвечавший за урегулирование осетино-ингуш­ского конфликта (убийство до сих пор не раскрыто); Сергей Шахрай, Нико­лай Егоров были и представителями президента, отвечая за феде­ральные структуры и вице-премьерами правительства; а Олег Лобов во­обще был полпредом Ельцина, секретарем Совета безопасности и первым замести­телем Председателя правительства.

Да и у других наместников на Северном Кавказе от Абдулатипова до Зорина (кстати, некоторое время работавшего в руководстве родного для Хло­понина «Интерроса») хватало полномочий и правительственных и прези­дентской вертикали. Не было стратегии. Не факт, что она появится сейчас.

Хлопонин, конечно, представит программу, о которой он говорил, тем более что денег уже запланировано немало; но судя по совещанию в Пятигорске под руководством В. В. Путина — она сведется к сокращению безработицы, развитию малого и среднего бизнеса, созданию еще одного федерального университета, привлечению инвестиций. Вопрос в том, положит ли это начало процессу интеграции или, наоборот, укрепит материальную базу фактического, хоть и недекларируемого сепаратизма.

Кто будет в команде Хлопонина?

Любопытно также с кем Александр Геннадиевич собирается реализовывать свои грандиозные замыслы. Как сказал Путин «небольшой, но эффек­тивный» аппарат полпредства должен быть создан в кратчайшие сроки. Пока известно о двух назначениях.

Заместителем полпреда станет бывший вице-губернатор нашего края Юрий Олейников, начальником секретариата вице-премьера — Андрей Уланов, хорошо знакомый красноярским журналистам, поскольку во времена ди­ректорства Хлопонина в «Норникеле» отвечал в возглавляемом Олей­никовым управлении общественных связей за прессу. Александру Ген­надиевичу понадобятся очень доверенные люди, но «золотого кадрового резерва» у него похоже, нет.

Во всяком случае, если судить по ситуации в руководстве Красноярским краем. Первый состав хлопонинской администрации практически полностью состоял из людей тогдашнего «Интерроса». Причем это были не только заместители губернатора, но и многочисленные помощники, советники.

«Смотрящих» от "Интерроса" в Красноярске уже не осталось, как нет и прежнего "Интерроса"
«Смотрящих» от «Интерроса» в Красноярске уже не осталось, как нет и прежнего «Интерроса»

Ещё были десятки разного рода «смотрящих», у которых трудовая книжка не лежала в адми­нистрации. Они курировали бизнес, прес­су, выборы, партийное строительство и т.д. Теперь их нет, как нет и прежнего «Интерроса». В конфликте Потанина с Прохоровым Хлопонин фактически встал на сторону своего сту­денческого друга. Что понятно и объяснимо. Но именно Потанин в свое время отправил Хло­понина во власть и именно он обес­печивал ему политическую инфраструктуру.

Сейчас в руководстве краем осталось буквально два-три человека из ста­рой хлопонинской команды. Можно, конечно, сказать, что красноярские элиты переварили Хлопонина, но некоторые его кадровые решения вызы­вают просто недоумение. И на самом деле они происходят от кадрового голода.

Для работы над инвестпроектами он, конечно, найдет специалистов из аф­филированных бизнес-структур. Но при размахе воровства, коррупции и очковтирательства на Северном Кавказе есть деликатные вопросы контроля над немалыми денежными средствами. Можно предположить, что на этот участок он заберет с собой кого-нибудь из финансово-экономического бло­ка правительства края.

И ещё, вероятно, отставных генералов спецслужб, которые в последние годы регулярно появлялись в руководстве краем или около него — ведь координировать действия силовиков в северокавказской ситуации могут только весьма доверенные люди.

Кто останется в крае?

В любом случае с его уходом надо ожидать каких-то кадровых переста­новок в крае. Кто-то уедет с ним в Пятигорск, кого-то передвинет его преемник. Причем в зависимости от конфигурации власти перестановки могут быть косметическими, а могут и серьезными. Сегодня-завтра фамилия нового губернатора будет озвучена. Решение по нему, конечно же, уже состоялось.
Смешно выглядят высказывания Бориса Грызлова — мы (в смысле «Единая Россия») будем консультироваться, предложим президенту достойные кандидатуры. Все необходимые консультации давно уже состоялись, и вряд ли в них принимал участие Грызлов. Но надо соблюсти все эти имитационные псевдодемократические процедуры, раз уж провозглашен такой порядок назначения губернаторов.

На этой неделе Президиум Генерального Совета «Единой России» (и что характерно — без всякого участия и учета мнения красноярского регионального отделения партии) должен предложить Д. А. Медведеву список из трех кандидатур, которые он, естественно сам знает. Среди этих трех с определенной долей вероятности можно будет назвать и будущего губернатора. В любом случае не позднее 20 февраля (а в реальности, вероятно, еще раньше) его фамилию назовет и сам Медведев.

Свой список Хлопонин уже предоставил президенту. Говорят - приоритетно он рекомендовал Льва Кузнецова
Свой список Хлопонин уже предоставил президенту.
Говорят — приоритетно он рекомендовал Льва Кузнецова

Свой список из трех человек Александр Ген­надиевич уже представил президенту. Гово­рят — и в этом нет никакого сомнения — прио­ри­­тетно он рекомендовал Льва Кузнецова. Это действительно приемлемая для многих канди­датура. И край хорошо знает, устраивает раз­валившуюся «северную группу», находя­щуюся в стадии бракоразводного процесса, и особо не нарушил бы интересов других оли­гархов, да и связи в федеральном центре у него со­лидные.

Президент, премьер и прочие-те, кого в старые времена называли «высшее политическое руководство», вероятно, учи­тывали мнение (и очевидные интересы Хлопонина). И скорее всего, прислушались к нему. Но гарантии этому нет.

Есть интересы другого бизнеса, в край всерьез заходит «Газпром». Отсюда замелькала кандидатура однокурсника Медведева Игоря Федорова. Да и опыт назначений последнего времени говорит о том, что в Кремле руко­водствуются какими-то своими соображениями. В частности, за последние четыре года в Сибирском федеральном округе при старом порядке назначения — без партийного участия — был только один случай, когда губернатором стал человек из представленного полпредом президенту списка. Это, кстати, был Хлопонин.

В Бурятии, Туве, Хакасии, все три раза в Иркутской области появлялись неожиданные фигуры, которых не было в списках Квашнина. А эти списки, бесспорно, согласовывались в Кремле. Борис Говорин, получивший благо­словление и гарантии в самых высоких кабинетах, даже дал задание готовить инаугурацию, артисты начали репетировать, а на сессии Зак­собрания Иркутской области прозвучала совсем другая фамилия. Что стало шоком как для депутатов, так и для самого Говорина, который в результате потрясения в тот же день попал в больницу.

Механизма принятия этих решений не знает никто. Поэтому возможны неожиданности. Но все-таки есть большая вероятность, что к мнению Хло­понина прислушались. Поскольку при таком высоком назначении и феде­ральный центр в определенной мере заинтересован в преемственности в Красноярском крае.

Конечно, при Хлопонине никакого обещанного экономического рывка (за который он по аналогии с «большим скачком» среди экономистов получил ироническое прозвище «Мао Цзэдун», оно, правда, не прижилось) не произошло, и произойти не могло по вполне объяснимым причинам. Но в целом его губернаторство, бесспорно, было успешным. Хотя этот успех и чрезмерно пиарился, но он на самом деле был и в реальных показателях.

Успешным губернаторство Хлопонина было как в плане реализации инте­ресов бизнеса делегировавшей его во власть олигархической группы, так и в плане стратегических интересов края. И в плане его личной биографии. Здесь он сформировался как заметный политик общерос­сийского уровня. Если ему удастся добиться успеха на Кавказе, то вовсе не исключены серьезные карьерные перспективы последнего избранного губернатора Красноярского края.

Сергей КОМАРИЦЫН
Центр гуманитарных исследований и консультирования «Текущий момент»

© ДЕЛА.ru

 

информация
новости

«Хуже было только в войну»: население края вымирает рекордными темпами В Красноярском крае рекордными темпами растут смертность и естественная убыль населения. Тенденция наблюдается по всей России, и эксперты говорят…

Депутаты ЗС поздравили работников сельского хозяйства 3 декабря в Красноярске состоялось мероприятие, приуроченное ко Дню работника сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности. Председатель Заксобрания…

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»