статья

Красноярцы напиваются чужим алкоголем

Объемы производства алкоголя в Красноярском крае за последнее время существенно снизились. Местную водку активно теснят на полках магазинов спиртные напитки из других регионов, а то и вовсе контра­факт. В правительстве региона уже ищут способы, как в нынешних непростых условиях достичь своей цели и увеличить на алкогольном рынке долю продукции краевых заводов.

Легальный алкогольный рынок края — это 6 млн дкл крепких спиртных напитков (водка, виски, коньяк, ром, вино, шампанское) и 16,6 млн дкл пива.

Этот объем «горячительного» красноярцы выпивают ежегодно, и цифра на протяжении многих лет почти не меняется. Другое дело — доля тех или иных производителей на рынке, и здесь идет постоянная борьба. Особенно это касается водки, которой в крае потребляется порядка 3 млн дкл в год.

В правительстве края никогда не скрывали, что хотели бы видеть на полках магазинов больше местной сорокаградусной. Для этого была принята целая программа по развитию производства подакцизной продукции, которая предполагала, что к 2015 г. краевые производители должны занять 50% водочного рынка.

Водка в Красноярском крае
«Своя водка» вместо «чужой» — это поступления в бюджет Красноярского края, а не другого региона

В 2011 г. власти были как никогда близки к своей цели. Объем производства алкоголя на местных заводах почти достиг 1,25 млн дкл. По сути, весь этот объем сделали три предприятия — «Шушенская марка», «Минал» и «Красноярский водочный завод» (КВЗ).

На 2012 г. планы были масштабнее, тем более что к процессу в начале года подключился выкупленный «Байкалфармом» ликеро-водочный завод в Канске. Однако в мае он остановился.

«Канский ЛВЗ находится пока в простое, — поясняет министр промышленности и торговли края Александр Климин. — В прошлом году собственник — «Байкалфарм» — принял решение о перепрофилировании завода на выпуск портвейнов — недорогой продукции на основе винного сырья. В принципе, проект на тот момент был доста­точно интересный, на нем можно было неплохо зарабатывать. Но потом произошли изменения в законодательстве, выросли ставки акциза. И «Байкалфарм» от своего проекта вынужден был отказаться».

Крах шушенской марки подкосил алкогольную промышленность Красноярского края
Крах «Шушенской марки» подкосил алкогольную промышленность Красноярского края

В конце прошлого года отрасль ждал новый удар — крах «Шушенской марки».

ДЕЛА.ru подробно писали о развитии ситуации на предприятии, где на данный момент вовсю уже идет процедура банкротства (см. подр. ««Шушенскую марку» признали банкротом»). Завод прекратил выпуск продукции, что называется, на самом интересном месте — в преддверии новогодних праздников, когда алкогольные предприятия традиционно наращивают мощности.

Результат того, что крупный завод вышел из строя, не заставил себя долго ждать: по итогам 2012 г. силами своих предприятий край еле перешагнул отметку в 1 млн дкл. В текущем году объемы производства могут сократиться еще больше, констатируют в минпромторге.

«Ожидаем, что по 2013 г. мы сделаем 850 тыс. дкл — конечно, это мало в сравнении с прошлыми показателями, — признает министр. — Объем производства упал во многом из-за того, что из процесса выпала «Шушенская марка». К тому же в конце прошлого года предприятия вышли на перепроизводство продукции, эта ситуация сложилась в связи с повышением ставок акцизов»

В результате заводы перенасытили рынок оптовиков продукцией со старыми акцизами, которая, говорят в минпромторге, продавалась вплоть до мая текущего года. И это тоже стало причиной спада в производстве. «В целом по России он составил 28,3%, в Сибир­ском федеральном округе — 46%, у нас в крае — 33%. Так что на фоне соседних регионов мы выглядим неплохо», — добавляет министр.

Вернуть краю прежние объемы теперь будет сложно. Причина кроется не только в акцизах, но и повышении стоимости лицензирования. Теперь торговая точка приобретает право на торговлю алкоголем за 40 тыс. руб. — такую сумму сбора установили на феде­ральном уровне. Хотя раньше плату определял сам субъект, и в Красноярском крае она составляла 5 тыс. руб.

«Этот сбор мы устанавливали вместе с Заксобранием и считали, что он оптимальный, так как у нас в регионе много сельских торговых точек. А сумма в 40 тыс. руб. и всевозможные сопутствующие процедуры согласования не заинтересовывают небольшие магазины работать легально», — поясняет Климин.

На деле получилось, что многие торговцы свою лицензию не продлили, но водку продавать продолжают, только уже нелегально. Штрафы в каких-нибудь 5 тыс. руб. предпринимателей тоже не пугают. Так что им проще расстаться с этой суммой, чем прекращать весьма прибыльную торговлю спиртным.

Производство водки в Красноярском краеСвою лепту в расширение сбыта паленой водки внес и рост акцизов. И дело даже не в изменении ставок, а в последующей активизации поставщиков нелегального алкоголя, настаивает председатель «Енисейской алкогольной ассоциации» Валерий Анохин.

По его словам, местные производители, стремящиеся работать легально, сразу столкнулись с проблемой сбыта своей продукции, так как регион наводнила водка с подозрительно низкой ценой — 110–140 руб. Между тем для местных красноярских предприятий, которые работают легально, «берут кредиты, платят в виде акциза по 80 руб. с бутылки», предел — 170 руб.

«Ну кто же будет покупать нашу продукцию, хоть и хорошего качества? — задается вопросом Анохин. — Особенно это касается районов. Как раз там многие берут водку подешевле. А каких-то жестких мер предпринять к торговцам было невозможно, потому что наш регулятор — Росалкогольрегулирование — не успевал приезжать и протоколировать нарушения. Ведь в каких-нибудь поселковых магазинах они не дают чек, что продали именно водку, а не какое-нибудь масло или хлеб. В итоге ничего не зафиксируешь».

Вместе с тем падение производства в местной алкогольной отрасли не выглядит катастрофичным, полагает председатель ассоциации. В прошлом году за период с января по август силами трех заводов край произвел 659 тыс. дкл, в этом — 574 тыс. дкл., перечисляет Анохин. В основном падение производства приходится на «Красно­ярский водочный завод», ставший жертвой растущего спроса на дешевый алкоголь непонятного происхождения.

Почти весь объем легального производства водки вывез на себе МИНАЛ
Почти весь объем легального производства водки вывез на себе МИНАЛ

В итоге почти весь объем легального производства этого года «вывез» на себе «Минал», на который собственник временно перенес мощности своих других заводов. В результате минусинское предприятие выпустило 440 тыс. дкл, против 178 тыс. дкл в прошлом году.

«Они покрыли свои прежние объемы, а также объемы «Шушенской марки» и Канского ЛВЗ. За полгода они дали в бюджет акцизов и НДС в полмиллиарда», — говорит Анохин.

В минпромторге считают, что без ужесточения наказания рынок подпольного алкоголя будет только разрастаться. В целом уровень контрафакта по России оценивался до 40% от объема легально выпитого алкоголя — это до повышения акцизов и лицензионных сборов.

В Красноярском крае с контрафактом все было не так плохо. По оценкам чиновников, в 2011 г. он составлял 22–25% — то есть примерно 700 тыс. дкл. Правда, на сегодняшний день рынок насыщен «паленкой» больше, не исключают в министерстве. По информации «Енисейской алкогольной ассоциации», объем контрафакта на начало текущего года был примерно в 30–40% от объема легального алкоголя.

«Сейчас, конечно, ее распродали, и доля понизилась», — отмечает Анохин.

Подпольная водка бьет не только по здоровью потребителя, но и по бюджету. Для краевой казны акцизы — одна из основных статей доходов. Общий сбор акцизов от алкоголя и пива в 2012 г. составлял 2,9 млрд руб.

В текущем году, несмотря на падение производства, ожидается 3,2 млрд руб. — во многом за счет роста ставки акциза.

В этой связи и задача у министерства выглядит просто: стимулировать рост потребления водки, произведенной в крае. От нее есть выхлоп для бюджета, а от спиртного, хоть и легального, из Подмосковья и других регионов Красноярский край ничего не имеет.

Впрочем, спаивать население, объясняет Климин, в правительстве не собираются.

Чиновники стремятся к максимально возможному замещению чужеродного алкоголя, порой весьма подозрительного качества, местными напитками.

Как уверяет Климин, для реализации этих планов в крае уже все есть.

«В советские времена весь объем потребления (водки. — Ред.) — 3 млн дкл — закрывали местные заводы, — говорит глава минпромторга. — Тогда работали Канский ЛВЗ, Красноярский ЛВЗ и «Минал». До 1992 г. втроем они делали всю продукцию».

С тех пор, по словам министра, производственные мощности заводов не изменились. Канский ЛВЗ и «Минал» — это так называемые заводы-«миллионники». КВЗ априори способен произвести меньше водки, так как ему не хватит площадей, чтобы разместить продукцию. Однако как эти мощности используются, уже другой вопрос.

В правительстве рассчитывают все же реанимировать до конца года Канский ЛВЗ. Завод предполагается запустить с прежним профилем — производство водки. В планах к открытию стоит и предприятие в Железногорске — бывший «Сибалко». Лицензия у него есть, осталось только определиться с брендом и объемами производства, добавил Климин.

На «Шушенскую марку» в обозримом будущем в министерстве пока не надеются. Глава минпромторга уверен, что «завод надо перезапускать». Однако по крайней мере в следующем году возобновление производства в прежних объемах там маловероятно.

Водка ДИКСОН
Будущее главного водочного бренда края пока не определено

«У него есть замечательный бренд «Диксон», — отмечает Климин. — Эта марка очень известна и занимала у нас первое место по продажам».

По поводу переговоров с собственниками «Шушенской марки» министр ответил, что хотел «бы более плотно взаимодействовать», но пока не получается.

На этом, в общем-то, ворох проблем в отрасли не заканчивается. В последнее время объемы производства снизились и у местных пивоваров. Львиную долю рынка здесь удерживает «Балтика-Пикра» (90%), остальное делят более мелкие пивоваренные заводы в Минусинске, Зеленогорске, Канске и прочих.

Во многом падение объемов выпуска продукции связано с антиалкогольной кампанией: реклама пива была существенно ограничена, наложен запрет на его продажу в ночное время и в нестационарных торговых объектах. Фактически с рынка вымели большой сектор реализации пенного напитка.

Тем не менее введенные запреты не спровоцируют серьезного снижения производства пива.

«Думаю, что останемся примерно в тех же цифрах (16,6 млн дкл в год. — Ред.)», — уверен министр. Между тем у правительства есть опасения за судьбу местных производителей пива из-за законопроекта о запрете его продажи в ПЭТ-бутылках.

Депутаты предлагают разрешить торговлю пивом только в стеклянной таре. Законопроект муссируется в Госдуме уже на протяжении нескольких месяцев. И если ограничение все же введут, оно точно ударит по краевым пивоварам.

«Мы категорически выступаем против законопроекта, — подчеркивает Климин. — У нас на «Балтике-Пикра» и небольших пивзаводах практически все производится в ПЭТ-бутылках. Мы неоднократно выражали свою позицию на федеральном уровне. Безусловно, поддержать наши стекольные предприятия нужно, но не таким же способом».

Антон ПАВЛОВ
ДЕЛА.ru

© ДЕЛА.ru

 

информация
новости

Как самим лечить «легкий» ковид? Заболеваемость коронавирусом в Красноярском крае продолжает стремительно расти: на пике пятой волны медики ожидают до 2000 новых заразившихся в день. …

Жители Академгородка опасаются отмены 83-го автобуса Жители Академгородка в Красноярске собирают подписи в защиту маршрута №83. По их опасениям, мэрия может отменить этот автобус, как уже поступила с другими…

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»