статья

Лес рубят…

Федеральные законы способствуют росту объема нелегального рынка

Журнал Советник. Грамотное управление. КрасноярскКрасноярский край можно смело назвать кладовой лесного богатства: на его долю приходится десятая часть лесного фонда Российской Федерации, а лесные массивы занимают 163 млн гектаров, располагая запасом древесины в 8 млрд кубометров. Правда, долго ли регион будет оставаться таким богатым, неизвестно: по данным УБЭП ГУВД по Красноярскому краю, практически во всех районах регистрируются незаконные порубки. Согласно экспертным оценкам, нелегальный оборот древесины в крае составляет порядка 60 тысяч кубометров, а наносимый экономике ущерб — более 200 млн рублей.

Лес рубят…

Cанитары леса

Несмотря на то, что Красноярский край является вторым лесным регионом страны, вклад лесопромышленной отрасли во внутренний региональный продукт не превышает 2%. «Глубокая переработка с использованием отходов и неликвидной древесины составляет у нас максимум 15% от всего объема лесосырьевой базы, — говорит президент Союза лесопромышлен-ников Красноярского края Олег Дзидзоев.

— Около 50% отправляется на рынок в виде сырья, что намного меньше, чем за период 2000 года, оставшаяся часть — в виде пиломатериалов и другой готовой продукции».

По данным министерства природных ресурсов и лесного комплекса Красноярского края, ежегодный объем лесозаготовок в регионе составляет порядка 12 млн кубометров, из которых не более 45% перерабатывается в готовую продукцию. Остальное вывозится в виде кругляка на экспорт и лесоперерабатывающие предприятия соседей. При этом только существующие мощности позволяют увеличить текущее производство пилома­териалов на 20%, плит ДВП — на 10%, ДСП — на 35%.

Зато с ростом объема нелегального рынка проблем нет: по данным УБЭП ГУВД по Красноярскому краю, за 2010 год зарегистрировано 730 случаев незаконных порубок, что превышает показатель прошлого года на 12,4%. Как говорят в пресс-службе УБЭП ГУВД, определяющими факторами для роста нелегального рынка стали введенный в Китае запрет на вырубку леса, а также наличие многочисленных посреднических структур, занимающихся вывозом леса и лесопродукции.

По данным пресс-службы, основная часть незаконно заготовленной в крае древесины реализуется гражданам Китая, которые скупают древесину на железнодорожных тупиках за наличный расчет. При этом суммы за доказанные и совершенные преступления не-сопоставимы. По данным службы по контролю в сфе ре природопользования Красноярского края, за 10 месяцев 2010 года вынесено 561 постановление на сумму 1,59 млн рублей, а выявленный ущерб от незаконных рубок лесных насаждений составил 350,6 млн рублей.

«К сожалению, масштабы правонарушений не уменьшаются, и новый Лесной кодекс способствует этому, — говорит директор филиала ФГУП „Рослесинфорг“ „Востсиблеспроект“ Виктор Скудин.
— Сегодня большие территории отданы под инвестпроекты, и эти леса никем не охраняются». По его словам, доступные и экономически выгодные лесосырьевые базы значительно истощены, и лесозаготовители вынуждены осваивать удаленные территории, не имеющие развитой дорожной сети. В таких условиях проконтролировать все компании не представляется возможным.

Основные параметры лесного фонда на территории Красноярского края

Откуда корни растут

«В основном нелегальной заготовкой древесины занимается малый бизнес, а крупные предприятия работают добросовестно, — говорит Олег Дзидзоев. — А нелегальными заготовками эти предприятия занимаются, поскольку малый бизнес сегодня зажат в такое кольцо, что дышать невозможно». По его словам, руководителям малого лесозаготовительного предприятия очень трудно окупить приобретенную технику, так как огромное влияние на его работу оказывает множество различных факторов, включая климат.

По словам Дзидзоева, банки не предоставляют для лесного бизнеса удобных условий, требуя залог, в 2—3-кратном размере превышающий объем нужной суммы, или гарантии, которые тяжело получить. «А без поддержки банка малому предприятию приходится работать нелегально, дабы хоть как-то окупить затраты», — продолжает он. Кроме того, мелкие лесозаготовители поставлены в зависимость от крупных лесоперерабатывающих предприятий, которые, по словам Дзидзоева, покупают сырье по гораздо более низким ценам, чем те же китайцы, при этом требуя снижения цены на 18% из-за НДС.

Тяжелое положение усугубляют и внешние факторы. По словам президента Союза лесопромышленников Красноярского края, из-за прошедшей в июле реформы железной дороги крупные лесопромышленные предприятия края за 2010 год выполнили дого­ворные обязательства в среднем на 50%, а мелкие — на 10–15%, хотя перед реформой эта цифра составляла 90–100%.

В отличие от правительства Китая, которое субсидирует транспортные расходы по перевозке круглого леса из Сибири в свою страну, наше поднимает тарифы чуть ли не ежемесячно.

Последней каплей стала отмена единого социального налога. По прогнозу Олега Дзидзоева, в результате реформы не менее половины тех предприятий, которые сейчас работают легально, уйдут в «тень». «Все проблемы — из-за федеральных законов, регионы мало чем могут помочь, — говорит он. — Виной всему непродуманные шаги реформ: лесной комплекс России до сих пор лихорадит из-за принятия злосчастного Лесного кодекса».

Итоги гос. контроля и надзора в области лесных отношений

Не все потеряно

Для усиления контроля за незаконной заготовкой древесины министерство природных ресурсов и лесного комплекса проводит работу по переориентации малого и среднего бизнеса на долгосрочные арендные отношения. Кроме этого, на уровне края принят закон, позволяющий заготавливать древесину на основании договоров купли-продажи для государственных и гражданских нужд.

В свою очередь, краевая межведомственная комиссия утвердила план по организации охраны лесного фонда от незаконных действий на территории края на 2010–2011 годы, который позволит тщательнее от-слеживать транспортировку древесины и легальность ее происхождения.

Однако мало ужесточать контроль — нужно дать возможность малым предприятиям получать выгоды от легальной деятельности. У крупных предприятий, в том числе реализующих инвестиционные проекты, есть государственная поддержка, а малые остаются ни с чем. Чтобы исправить положение, Олег Дзидзоев предлагает создать условия для закупа оборудования по изготовлению брикетов из опилок.

«Малые предприятия смогут делать из отходов лесопиления брикеты, так называемые „евродрова“, которые имеют в 2,5 раза большую теплоотдачу, чем уголь», — поясняет Олег Дзидзоев. Глубокая переработка поможет увеличить рентабельность предприятия, что позволит уйти от нелегальной работы. Союз лесопромышленников продолжает работать над созданием районных ассоциаций лесопромышленников путем объединения предприятий малого бизнеса.

«Мы думаем, что районные ассоциации при поддержке правительства края смогут осилить приобретение оборудования, — говорит Олег Дзидзоев, — и в ближайшие 2–3 года можно будет наладить 100-процентное использование отходов и неликвидной древесины».

Светлана Губанова
Журнал «Советник. Грамотное управление»

© ДЕЛА.ru

 

информация
новости

Как QR-коды влияют на новогодние корпоративы Меньше чем через месяц наступит главный праздник – Новый год. И, как обычно в начале декабря, красноярцы задумываются о проведении новогодних корпоративов…

Экология как драйвер инвестиций Работающая в Красноярском крае горно-металлургическая компания «Норникель» значительно увеличила свой прогноз по инвестициям до 2030 года…

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»