статья

Станет ли молодежная безработица «застойной»?

Статистика по безработице все больше напоминает сводки с полей сражения: так, за последнюю неделю армия нетрудоустроенных по­полнилась на 533 человека, а общие потери края вплотную при­близились к 40 тысячам.
Наиболее уязвимой в современной экономической ситуации специ­алисты считают молодежь. По декабрьским данным Федерации неза­висимых профсоюзов, в РФ работу находит лишь каждый третий соискатель в возрасте до 25 лет.

Показатель действительно тревожный. Если верить все той же Федерации, то безработные молодые люди до 25 лет составляют треть от всех нетрудо­устроенных, а сама молодежная безработица грозит стать «застойной».

Высокий уровень безработицы среди молодежи грозит России появлением нового потерянного поколения
Высокий уровень безработицы среди молодежи грозит России появлением нового «потерянного поколения»

Этот термин обычно применяется, когда работ­ники долгое время не могут найти новое место, а иногда отчаиваются трудоустроиться и вооб­ще пре­кращают поиски. Высокий уровень «застойной» безработицы, по мнению предсе­дателя Федерации независимых профсоюзов Михаила Шмакова, гро­зит России появлением нового «потерянного поколения».

В нашем крае данные по безработице всегда почему-то немного лучше «средней тем­пературы по больнице». По информации Агент­ства труда и заня­тости Красноярского края, 1 ноября безработными были 2,5% актив­ного населения. Это на 0,1% ниже, чем по России, и на 0,2% меньше показателей по Сибирскому федеральному округу. Количество нетрудо­устроенной молодежи от общего числа также невелико: сейчас в Центре занятости населения Красноярска на учете стоят лишь 330 выпускников (всего безработных — 6020), а в год к ним обращаются не больше 1500.

Данные рекрутинговых агентств города существенно отличаются от офи­циальной статистики.

Екатерина Блиновская: молодые специалисты составляют не менее трети всех соискателей
Екатерина Блиновская: молодые специалисты составляют не менее трети всех соискателей

«Молодые специалисты сейчас составляют не менее трети всех соискателей, — отме­чает директор офиса компании «Анкор в Красноярске» Екатерина Блиновская. — При­мерно таким же соотношение было и в докри­зисный период. Работу находит каждый второй специалист в этом возрасте. Однако чаще всего она далека от первоначальных ожиданий».

В компании «HeardHunter Красноярск» не столь оптимистичны: по их наблюдениям, коли­чество резюме молодых специалистов в этом году увеличилось на 60%, а число претендентов на одну вакансию в некоторых отраслях доходит до 35.

Настолько существенная разница в офи­циальной статистике и данных рекрутин­говых агентств показательна. Вы­пускники фактически пренебрегают ресурсами, которые есть у госу­дарственных учреждений, — для них зазорно получить статус безработного сразу после окончания вуза, они просто не знают о дополнительных воз­можностях, которые предоставляют службы занятости, поэтому «доходят» до них в последнюю очередь.

И все-таки молодежную безработицу в нашем городе еще нельзя назвать «застойной», и в этом мнении все эксперты единодушны.
Категорически против такого определения директор Центра занятости населения города Красноярска Александр Кайдалов: «Реально рынок тру­да для молодых специалистов в Красноярске есть. Активные люди устраи­ваются всегда, возможно, не так быстро, но устраиваются. Если ждать подачек сверху, безработица точно будет застойной, потому что под лежа­чий камень вода не течет. Я не думаю, что это свойственно нашей моло­дежи».

Обычно молодой специалист ищет место работы от одной недели до трех месяцев. «Но только в том случае, — добавляет Екатерина Блиновская, — если он действительно хочет найти работу: адекватен в своих притязаниях и активно ищет сам (следит за вакансиями, рассылает резюме, ходит на собе­седования и пр.). В противном случае работу можно искать бесконечно долго».

Среди наиболее распространенных проблем молодых специалистов, которые мешают быстро найти нужную должность, специалисты называют неадек­ватную самооценку и «не то» образование.

Не работать, а зарабатывать

Работодатели уверены, что молодые люди хотят не работать, а зара­батывать: запросы выпускников слишком высоки, а реальные навыки остав­ляют желать лучшего.

«Выпускник без опыта — все-таки не тот товар, который интересен рабо­тодателю», — подтверждает общее мнение начальник отдела по содействию занятости молодежи городского Центра занятости Светлана Козырева. Но это совсем не означает, что такие претенденты никому не нужны.

Оксана Матвеенко: компании готовы рассматривать кандидатов без опыта работы
Оксана Матвеенко: компании готовы рассматривать кандидатов без опыта работы

«Хотя прошлой осенью и зимой предложения для студентов и выпускников на рынке труда существенно сократились, компании готовы рассматривать кандидатов без опыта работы», — уверена менеджер по марке­тингу и PR компании HeardHunter Красноярск Оксана Матвеенко.

Даже в условиях кризиса есть фирмы, за­интересованные в привлечении молодых спе­циалистов и выпускников. Мотив, по мнению экспертов, понятен — дешевле «вырастить» в своем коллективе перспективного сот­рудника, чем приглашать готового профес­сионала со стороны. Компания имеет возможность сформировать спе­циалиста в рамках корпоративной культуры и через некоторое время получить высоко­классного сотрудника.

«Руководители готовы смириться с отсутствием опыта работы у выпуск­ника, но компенсируют это высокими требованиями к уровню образования и степени обучаемости молодого специалиста, — отмечает Екатерина Блиновская. — С другой стороны, рынок кандидатов в ситуации кризиса стал более конкурентным, помимо молодежи активно ищут или готовы сменить место работы специалисты с серьезным профессиональным опытом. В такой ситуации, работодатель всегда отдаст предпочтение более опыт­ному претенденту».

Мария Назарова: я сомневаюсь, что руководителям нужны неамбициозные сотрудники, готовые работать за копейки
Мария Назарова: я сомневаюсь, что руководителям нужны неамбициозные сотрудники, готовые работать за копейки

Защищает амбициозных выпускников дирек­тор Центра карьеры СФУ Мария Назарова. По ее мнению, работодатели очень часто не совсем понимают, кто же им нужен. Отсюда и завышенные ожидания по отношению к способностям молодых специалистов. Не так уж и страшно желание вчерашних сту­дентов получать много.

«Я считаю, любой опытный HR-менеджер смо­жет легко повернуть так, что молодой спе­циалист будет самозабвенно работать в компании на перспективу за весьма скромную зарплату. Молодежь часто ругают за то, что они хотят сразу слишком многого. Но я сомневаюсь, что руководителям нужны забитые, неамбициозные сотрудники, которые готовы работать за копейки с утра до вечера», — добавляет г-жа Назарова.

Такая позиция не случайна: центры карьеры при учебных заведениях — единственная прослойка между вузами, в которых рабо­тающих студентов всегда не любили, и суровой реальностью, где не нужны пре­тенденты без опыта. Здесь учат искать работу и ориентироваться на рынке труда.

Поиск работы — это технология
Поиск работы — это технология

«Главная проблема, с которой сталкиваются выпуск­ники, — нехватка ин­формации, — уверена Мария Наза­рова.  — Трудоустрой­ство — техно­логичный процесс, для того, чтобы найти работу, иногда достаточно про­сто знать определенные технологии. Многие выпускники таки­ми знаниями не обла­дают — они просто не пони­мают, куда идти и что делать».

Обращение в центр карьеры — единственный способ обезопасить выпуск­ника от неизбежного стресса первого трудоустройства, если студентам запрещают совмещать работу и учебу. Хотя, по наблюдениям Свет­ланы Козыревой, легче всех находят работу студенты, которые работают во время обучения: «Неважно кем — промоутером, официантом, курьером. Такие молодые люди оценивают себя адекватно, и в 90 случаях из 100 без проблем трудоустраиваются».

Кто же работает на ВВП?

Если с первой бедой еще можно как-то справиться, то переизбыток специ­алистов определенной профессии, которых плодят коммерческие и госу­дарственные вузы, — проблема очень серьезная. По мнению директора Центра исследований постиндустриального общества Владислава Иноземцева, ситуация намного серьезней — в России слишком много людей, получивших высшее образование.
1 сентября 2009 г. порог вузов перешагнули 7,47 млн студентов, а в середине 90-х их было всего 2,79 млн — в 2,7 раза меньше. Интересна и другая цифра: в этом году на первый курс пришли 1,46 млн человек, но школы выпустили 890 000 школьников. Откуда остальные? Немалая часть — это люди, желающие получить второе высшее образование, разо­чаровавшись в первом.

Чему же учатся студенты? В 2008 г. 35,7% ВВП России было произведено в промышленности, добыче полезных ископаемых, сельском хозяйстве, строительстве и сфере ЖКХ. Финансовый сектор и госуправление обеспе­чили 8,3% ВВП. Но среди студентов лишь 14% будущих инженеров, 3,2% геологов и технологов, 2,9% аграриев. А 45% — это специалисты по общественным наукам, предпринимательству и праву. В США последний показатель составляет 36%, а в Германии — 22,5%.

Диаграмма
Наиболее востребованные работодателями специальности (Источник: HeardHunter Красноярск)

Данные нашего города в целом подтверждают эти наблюдения: сейчас по специальности устроены не больше половины (!) всех выпускников.

Светлана Козырева видит причину такого дисбаланса в том, что абиту­риенты не думают, где они будут работать через 5-6 лет:  «Менеджеры на транспорте, специалисты автомобильного и авиастроения… Выпускницы почти в 90% не смогут найти работу по специальности только потому, что работодатели видят на этой должности мужчин. Они обречены с момента поступления. Чаще всего такие выпускницы в статистику не попадают, потому что уезжают, выходят замуж, сидят дома с детьми».

Что касается пресловутых юристов, которых очень любят упоминать в качестве примера нетрудоустроенных, то здесь нельзя сказать одно­значно, что они никому не нужны. «Если это действительно грамотные специалисты, они в большинстве случаев устраиваются. Рынку нужны не отвлеченно юристы-экономисты, ему нужны специалисты в этих обла­стях», — уверена Светлана Козырева.

Среднестатистический безработный - мужчина до 32 лет с высшим или средне-специальным образованием
«Среднестатистический» безработный - мужчина до 32 лет с высшим или средне-специальным образованием

Вот и получается, что у молодежи есть все шансы найти работу по душе. Желающих помочь ей в этом нелегком деле более чем достаточно — главное не переусердствовать. Потому что одна из причин появления «застойной» безработицы — пассивность самих соискателей, надеющихся на то, что государство обязано их всем обеспечить.

И напоследок. По нашей просьбе рекрутинговая компания «Анкор» попы­талась составить портрет «среднестатистического» безработного. Ока­залось, что это мужчина до 32 лет с высшим или средне-специальным обра­зованием. Может быть, это и есть та категория безработных, которую нужно поддерживать?

Екатерина ПАВЛОВА
РЕКЛАМА-МАМА

© ДЕЛА.ru

 

информация
новости

Как QR-коды влияют на новогодние корпоративы Меньше чем через месяц наступит главный праздник – Новый год. И, как обычно в начале декабря, красноярцы задумываются о проведении новогодних корпоративов…

Экология как драйвер инвестиций Работающая в Красноярском крае горно-металлургическая компания «Норникель» значительно увеличила свой прогноз по инвестициям до 2030 года…

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»