статья

Лишится ли Красноярский край статуса медиа-заповедника

Смена власти — время ожиданий и прогнозов. В связи с уходом Льва Кузнецова рефлексировать в социальных сетях принялись и представители СМИ: вдруг оказалось, что на протяжении долгих лет в крае журналистам жилось неплохо — печатные издания не глядя публиковали критические материалы в адрес властей, сюжеты по местному ТВ регулярно вскрывали и изобличали то, что попадалось под руку.

Был ли край на самом деле местом непуганых журналистов и чего ждать от нового первого лица, пусть пока и с приставкой и. о., ДЕЛА.ru выясняли у известных медиаперсон.

«На мой взгляд, еще стараниями Александра Хлопонина наш край стал неким заповедником в плане взаимодействия власти и СМИ — таких отношений нет уже нигде. Демократичная позиция власти отстраивалась еще при Хлопонине, и Кузнецов продолжил традицию», — считает гендиректор СТС-Прима Дмитрий Буевич.

По его мнению, все эти годы местная пресса вела себя относительно свободно: журналисты, видя, что власть не отвечает на выпады репрессиями и не делает «оргвыводов» после их выступлений, продолжали критиковать.

С этим согласен и блогер Василий Дамов.

«Краю вообще везло в этом смысле на губернаторов — первые лица никогда особенно не были сторонниками борьбы со свободой слова. Часто за них это делали подчинен­ные, у того же Лебедя, например, но в целом никто особо в отношении «неудобных» СМИ тотальных репрессий не требовал и не проводил. Хлопонин — в особенности. Он был абсолютно прагматичным человеком, понимающим все минусы войн с журналистами. Поэтому с кем-то договорились, кого-то купили, про кого-то «забыли» — но все это абсолютно по-тихому, без закрытий-увольнений-судебных тяжб», — отмечает Дамов.

По его мнению, край всегда был в лидерах по «свободе слова».

«Понятно, что сравнения с условной Чечней или даже близрасположенным Кемерово просто неуместны, но даже если нас сравнивать с большинством «обычных» регионов — свободы «от чиновника» у местных медиа было на самом деле больше.
На различных мероприятиях в Москве, куда съезжаются региональные СМИ, я регулярно слышу истории о том, как и какой крупный региональный чиновник засудил в том или ином регионе то или иное СМИ. В Красноярске такие случаи всегда были единичны и до сих пор единичными остаются», — полагает он.

Лев Кузнецов
Лев Кузнецов в крае был лоялен к журналистским выпадам

Журналист и преподаватель СФУ Владимир Василенко лично входил в структуру, которая занималась выстраиванием отношений власти и журналистов, и также отмечает их демократичность и разумность.

«Я согласен с тем, что в «хлопонинские времена» отношения власти и СМИ строились на корректной, разумной и конструктивной основе. Сужу об этом на личном примере: я к тому времени уже не работал на постоянной основе ни в одном СМИ, только фриланс, и, формально говоря, был всего лишь преподавателем журфака КГУ. Но как человек с многолетним профессиональным опытом и (смею думать) определенным авторитетом был приглашен в специально созданный при краевой администрации Координационный совет по взаимодействию власти и СМИ… Кроме того, при Союзе журналистов создали что-то вроде третейского суда, разбиравшего разного рода конфликтные ситуации во взаимоотношениях прессы, власти и общества», — вспоминает он.

Однако Василенко не считает, что тогда можно было говорить о полной свободе слова.

«Все это не означает, будто при Хлопонине существовала какая-то абсолютная свобода слова — но были установлены некие правила игры, и все «игроки» согласились их соблюдать.

При Кузнецове работа всех упомянутых советов и комиссий не была официально пресечена, просто она сама собой сошла на нет. А отношения с прессой свелись к формуле «ваше дело писать, а наше дело — не обращать внимания на написанное». Игнорировать критику, конечно, гуманнее, чем жестко преследовать за нее, но такая политика обычно приводит к стагнации и застою», — отмечает он.

Телеведущий Сергей Ким также не видит край территорией свободной прессы — просто власть продуманно строила отношения с печатными и телевизионными изданиями.

«Я не думаю, что с точки зрения свободы слова мы такие уж продвинутые, и нам много чего разрешено. К чести всех руководителей, наверное, начиная с Лебедя, они выстраивали приличные отношения с журналистами.

При Лебеде, правда, было несколько иначе: губернатор и его команда не связывались со СМИ, а он сам, на мой взгляд, считал ниже своего достоинства вступать в военные действия со средствами массовой информации. Он нас не любил, но, тем не менее, считал мелкой шушерой или вроде того. Достаточно вспомнить, как в свое время журналисты полоскали имя его заместителя за шубы, и ничего серьезного за это им не было.

Что касается Хлопонина и Кузнецова, а также городской власти: они полагали, что со СМИ надо договариваться. Никакой особой свободы слова не было — мягкими способами, путем переговоров, поддержанием уважительных отношений с прессой власть добивалась того, чего можно было бы достичь в результате скандала.

Так что поляна сейчас зачищена: журналисты говорят и делают то, что нужно.

И я как ведущий программы, и продюсеры новостей, и гендиректор телекомпании отлично знают, что можно говорить, а что нельзя. И не говорят. То есть это очень относительная свобода слова», — считает Ким.

Ухудшится ли ситуация в перспективе, представители красноярских СМИ могут лишь предполагать с разной степенью уверенности.

«Будет ли все идти и дальше в том же духе, у меня сомнения. Не знаю, сколько такая ситуация продлится, потому что тенденция к ужесточению и закручиванию гаек налицо», — говорит Дмитрий Буевич.

Владимир Василенко также не берется делать прогнозы насчет политики нового руководства. А Василий Дамов настроен оптимистично:

«По отзывам новосибирских журналистов, с кем удалось пооб­щаться за прошлую неделю, «Толоконский прессу очень любит».

Любит сам факт общения, уточняют коллеги, любит рассказывать о работе и не только. Никаких крупных открытых конфликтов со СМИ никто тоже вспомнить не мог. Поэтому «система системой», но экс-полпред, как о нем говорят, человек максимально гибкий в плане взаимоотношений, в том числе и со СМИ.
Есть, правда, одно «но»: наш медиарынок по сравнению с новосибирским намного более насыщенный и «жесткий», так скажем. Откровенно оппозиционно настроенных сильных СМИ у Толоконского никогда не было (ну, если не брать периоды тех же избирательных кампаний). Как он поведет себя в новых для него условиях — вопрос. Ответ на него, я думаю, мы узнаем очень скоро».

Виктор Толоконский
По словам новосибирцев, Виктор Толоконский любит общаться с прессой

Сергей Ким приводит мнение коллег, согласно которому Толоконский не против диалога с журналистами. Но задается вопросом, востребована ли свобода слова в нынешнем обществе.

«В последнее время, что меня пугает, у самих зрителей по большому счету нет спроса на аналитическую, критическую информацию. «Крым должен быть наш», «на Украине победили фашисты», «везде там ходят бендеровцы (через букву «е»)» — и когда мы пытаемся говорить, что на самом деле это немного не так — посмотрите, что происходит в экономике и прочее, — народ не слушает СМИ, не верит им. И в этом смысле свобода слова не нужна ни зрителям, ни журналистам».

© ДЕЛА.ru

 

информация
новости

Как самим лечить «легкий» ковид? Заболеваемость коронавирусом в Красноярском крае продолжает стремительно расти: на пике пятой волны медики ожидают до 2000 новых заразившихся в день. …

Жители Академгородка опасаются отмены 83-го автобуса Жители Академгородка в Красноярске собирают подписи в защиту маршрута №83. По их опасениям, мэрия может отменить этот автобус, как уже поступила с другими…

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»