статья

Логика временщиков

Советник. Грамотное управлениеОсновная причина ухудшения ситу­а­ции с промышленной безопас­ностью — стремление владельцев предприятий сэкономить сегодня, не думая о том, что будет завтра.

Катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС, унесшая 75 жизней, ребром поставила вопрос о состоянии промышленной безопасности в стране. Владимир Путин, Председатель Правительства РФ, после трагедии заявил, что в создавшихся условиях «безусловный прио­ритет следует отдать технологической безопасности».

Для Красноярского края, в котором находится немало крупных инду­стриальных производств и других сложных и потенциально опасных тех­нических объектов, эта задача особенно актуальна. Так почему же про­мышленность становится все более опасной?

«Город у бездны»

Как это работает

Казалось бы, ответ на этот вопрос очевиден — старение фондов. Про­мышленность в крае начала развиваться во второй половине XX века, и сколько-нибудь масштабного их обновления с тех пор не было. Однако при должном уходе и в доме старой постройки можно жить. Как говорится, «живите в доме, и не рухнет дом». Тем не менее складывается ощущение, что многие владельцы производств в своих «домах» не живут, а гостят.

Современное российское законодательство, по сути, лишь декларирует контроль промышленной безопасности. Ее обеспечением занимается соб­ственник производства, что совершенно логично: кому, как не ему, знать обо всех проблемах, существующих в его зданиях, технологических линиях, котельных, и заниматься устранением этих проблем. Поэтому и оценку потенциальных рисков возложили также на собственника.

Василий МоргунВасилий Моргун,
депутат Законодательного Собрания Крас­ноярского края, директор ФГУ «Красно­ярский центр стандартизации, метрологии и сертификации», доктор биоло­гических наук, профессор:
— Плачевная ситуация, склады­вающаяся в промышленности вообще и в области про­мыш­ленной безопасности в частности, свя­зана с разрушением системы управления промышленностью, управления техноло­гиями. Утратила свои позиции система стан­дар­тизации как основа технологичес­кого прогресса.

В общих чертах это выглядит примерно так. С определенной перио­дичностью, зависящей от специфики производства, он предоставляет проверяющему органу — Ростехнадзору — отчет по экспертизе промыш­ленной безопасности. Этот документ является результатом обследования потенциально опасного объекта, которое включает в себя обмерные работы, освидетельствование конструкций и оценку технического состояния.

Но поскольку «на глазок» сделать все это невозможно (нужны высоко­классные специалисты, сложное оборудование неразрушающего контроля, программные комплексы для обработки полученных данных и т.д.), соб­ственник нанимает для проведения экспертизы независимые экспертные организации. Те пишут отчет, в котором дают оценку техническому состоянию объекта, выводы о его соответствии или несоответствии требованиям безопасности и рекомендации по приведению его в при­стойное состояние. При очередной проверке Ростехнадзор анализирует в первую очередь этот отчет.

В теории все выглядит просто и разумно, но практика порой совершенно неприглядна. Василий Моргун, депутат краевого Заксобрания, директор ФГУ «Красноярский центр стандартизации, метрологии и сертификации», считает, что «путь декларирования промбезопасности в существующей конфигурации является тупиковым. Он должен быть заменен на непо­средственный контроль состояния объекта. Разумеется, вневедомственный контроль».

Подпишу что угодно, недорого

Проблемы с осуществлением контроля промышленной безопасности начи­наются на этапе конкурса на проведение экспертизы. Заказчик объявляет сумму подряда, более или менее соответствующую стоимости необходимых работ, а потенциальные подрядчики торгуются между собой, играя на понижение.

Как соотносятся цена и качество, известно давно. Побеждает в итоге фирма, предложившая наибольшую «скидку» — и, как следствие, наи­меньшее качество. Причем цена порой падает в несколько раз: к примеру, с десяти миллионов она вполне может опуститься до двух — совершенно ясно, что полный комплекс мероприятий за эти деньги выполнить просто невозможно. Для участия в тендере при этом достаточно, как правило, наличия лицензии. Есть ли у фирмы необходимое оборудование, спе­циалисты, опыт работы — редко кого интересует.

«Система конкурсов на проведение экспертизы промышленной без­опасности, причем с игрой на понижение, — порочна, — считает Михаил Есин, исполнительный директор Научно-промышленного союза «Управление рисками, промышленная безопасность, контроль и мониторинг» («РИСКОМ», Москва). — В результате таких торгов к работам допускаются специалисты несоответствующей квалификации, если их вообще можно назвать спе­циалистами, а работа их априори некачественна».

Эта «работа» заключается обычно в осмотре конструкций с доступных точек (если речь идет об экспертизе зданий и сооружений) и составлении затем некоего отчета, практическая ценность которого обычно меньше ценности бумаги, на которой он напечатан. Объект при таком подходе признается совершенно безопасным в 100 случаях из 100, и никаких рекомендаций для продления срока его эксплуатации не выдается. Выполнить проект усиления конструкций по такому отчету нельзя, так как процессы, происходящие в узлах, балках и т.п., в нем не отражены.

И вроде бы все довольны — фирма-однодневка получила деньги, соб­ственник предприятия обзавелся по сходной цене «бумажкой для Рос­технадзора». Правда, цех некоторое время спустя может обвалиться, а емкость с хлором — дать течь, но это уже будут проблемы МЧС.

Михаил ЕсинМихаил Есин,
исполнительный директор Научно-промыш­ленного союза «Управление рисками, про­мышленная безопасность, контроль и мони­торинг» («РИСКОМ», Москва):
— Кризис кризисом, но, экономя на без­опасности, на состоянии объекта, пред­приятие может потерять гораздо больше. Принцип экономии не должен быть главен­ствующим при принятии решения о про­ведении мероприятий, связанных с обеспе­чением промышленной безопасности.

Есть при таком раскладе и еще одни пострадавшие — компании, про­фессионально занимающиеся экспертизой промышленной безопасности, содержащие штат высококлассных специалистов, ежегодно вкладывающие немалые суммы в модернизацию оборудования. И проводящие высококва­лифицированные, а не липовые обследования и экспертизы.

Но так как работать ниже себестоимости они не могут, а себестоимость при ответственном подходе немалая (зарплата сотрудникам, приобретение сложных дорогостоящих приборов, программных комплексов и т.п.), на тендерах они часто проигрывают «однодневкам».

Михаил Есин считает, что изменить ситуацию поможет создание само­регулируемых организаций, которые сами будут выдавать допуски на работу своим членам. Однако вряд ли СРО полностью решит проблему — наверняка для липовых фирм будут создаваться «всероссийские» СРО, вступить в которые можно будет по Интернету. Впрочем, поживем — увидим. Интереснее другой вопрос — куда смотрят заказчики, ведь это их объекты без должного контроля превращаются в мины замедленного действия.Показатели контрольно-профилактической работы в целом по направлению

Безопасность подешевле

«Эксплуатирующая организация или владелец предприятия не всегда сопоставляют ущерб, который может быть причинен в результате тех­ногенной аварии, и объем средств, необходимых для проведения обсле­дований и предупредительных работ, — тактично замечает Михаил Есин.
— Ситуация усугубляется тем, что за проведение тендеров по экспертизе промышленной безопасности обычно отвечают экономисты или бухгалтеры, которых интересует в первую очередь минимизация затрат».

«Новое поколение управленцев, которое сейчас занимает высшие руко­водящие позиции, ставит свои финансовые и личные интересы выше интересов производства, — более решителен в своих оценках Василий Моргун. — На многих, видимо, влияет горький осадок времен приватизации, когда большинство населения почувствовало себя обделенным».

Получение максимальной прибыли сегодня, не считаясь с тем, что будет с производством завтра, — это логика временщиков. Как считают некоторые эксперты, корни этого явления надо искать еще и в том, что собственники большинства вертикально интегрированных корпораций, которым и принадлежит большая часть производств на территории края, живут в Москве, и местные проблемы для них достаточно абстрактны.

Инженеры «на местах», особенно работающие в службах эксплуатации зданий и сооружений, охраны труда, экологического надзора, нередко пытаются изменить ситуацию, но корпоративная система не поощряет подобных инициатив снизу. К тому же, по словам Игоря Варфоломеева, и.о. заместителя руководителя Енисейского управления Ростехнадзора, в последнее время на многих крупных предприятиях идет «оптимизация» штатного расписания, в результате которой уволенными оказываются как раз специалисты в области охраны труда, промышленной и экологической безопасности.

Игорь ВарфоломеевИгорь Варфоломеев,
и.о. заместителя руководителя Енисейского управления Ростехнадзора:
— Если проследить динамику состояния про­мышленной безопасности в крае, то при­дется сделать вывод о постепенном ухуд­шении ситуации. Это связано с тем, что идет «оп­тимизация» штатного расписания многих круп­ных предприятий, и сокращению под­вергаются как раз специалисты в области промышленной и экологической безопас­ности, охраны труда.

Как бы то ни было, участие в конкурсах на проведение экспертизы про­мышленной безопасности фирм-однодневок не только не пресекается, но и исподволь поддерживается. Стартовая стоимость работ (которую легко посчитать по специальным справочникам цен) изначально занижается до уровня себестоимости. Тем самым серьезным компаниям дается недву­смысленный намек: ребята, вам здесь делать нечего. Ведь очевидно, что цену еще опустят, а значит, принимать участие в таком тендере смысла нет — если, конечно, не преследовать цель по-быстрому сваять липу.

Предприниматели, которые ничего не предпринимают

«Подобный подход собственников к проблемам безопасности вызывает во­прос об осмысленности частного управления такими важными госу­дарственными активами, как энергетические системы, генерирующие компании, — считает Василий Моргун.

— На мой взгляд, в сложившейся парадигме управления совершенно очевидно, что государство точно так же, а может быть, даже лучше будет управлять этими активами. Если мы схватились за госуправление в таких сложных и рискованных сферах, как нанотехнологии, самолетостроение, судостроение, то неужели мы не можем управлять, например, гидро­энергетикой? Сам собой напрашивается вывод: системы жизнеобеспечения все-таки должны быть в государственной собственности».

Существует и еще один очевидный вопрос: почему собственники прак­тически не занимаются обновлением доставшихся им фондов, созданных в советское время? «Есть такие страшные, но правильные слова — хватит уже питаться „трупом“ Советского Союза», — приводит известное выражение Василий Моргун.

Президент России Дмитрий Медведев в своей известной статье «Россия, вперед!» тоже обрушился с критикой на «ничего не предпринимающих предпринимателей, которые «собираются до скончания века выжимать доходы из остатков советской промышленности и разбазаривать природные богатства, принадлежащие всем нам». Хочется надеяться, что осознание проблемы — первый шаг к ее решению…

Конечно, далеко не все собственники так безответственны. Многие биз­несмены уделяют обновлению производственных фондов и проблемам про­мышленной безопасности пристальное внимание. Доказательство тому — существование профессиональных экспертных организаций: спрос на их услуги (довольно недешевые) все-таки есть.
Но для кардинального изменения ситуации их усилий вряд ли будет достаточно — необходимо искать инновационные решения, способные существенно повысить уровень промышленной безопасности. Одним из них, по мнению экспертов, может стать внедрение на потенциально опасных объектах систем мониторинга.

Число выявленных нарушений за 6 месяцев 2009 г., назначено штрафов

Безопасность онлайн

«Наш Научно-промышленный союз считает, что наиболее эффективным средством предупреждения техногенных аварий могут стать системы мониторинга, — рассказывает Михаил Есин.
— Они разрабатываются индивидуально для каждого объекта и позволяют оператору в реальном времени следить за его общим состоянием, а также за состоянием его наиболее ответственных узлов и конструкций. Если бы мониторинговая система действовала в рухнувшем аквапарке, жертв удалось бы избежать. Система мониторинга на агрегатах Саяно-Шушенской ГЭС тоже, возможно, позволила бы предупредить аварию».

«На опасных объектах нужен постоянный качественный контроль, осуще­ствляемый с помощью технически совершенных, современных измери­тельных систем, — согласен с Михаилом Есиным Василий Моргун.
— Вообще-то, действующий государственный стандарт об опасных произ­водственных объектах содержит десятки показателей, которые должны постоянно измеряться. Однако в перечень объектов, рекомендованных для размещения на них лабораторий неразрушающего контроля, гидросо­оружения почему-то не вошли».

Кстати, повсеместное внедрение систем мониторинга позволило бы решить и еще одну проблему — загрузить заказами научно-производственные компании, специализирующиеся на высокотехнологичных приборах.

«Заказ со стороны владельцев потенциально опасных производств на раз­работки новых систем мониторинга, которые являются сложными сис­темами, может дать импульс для развития целому ряду направлений прикладной науки, — уверен Василий Моргун.
— Там и детекторы, физические датчики, телеметрия, коммуникации, программные комплексы обработки данных. Целые группы разработчиков могли бы заработать себе имя и первоначальный капитал, одновременно повысив уровень нашей с вами безопасности, если бы краевая прикладная наука получила такой заказ».

Конечно, обновление фондов, качественная экспертиза промышленной безопасности, внедрение систем мониторинга — все это весьма затратные мероприятия. Но сколько стоит безопасность?

Сергей ЦарёвСергей Царёв,
заместитель генерального директора — тех­нический директор ОАО «Енисейская ТГК (ТГК-13)»:

— При выборе подрядчиков на работы, свя­занные с проведением экспертизы промыш­ленной безопасности, мы ориентируемся не только на предлагаемую ими цену, но и на качество; всегда проверяем наличие у них квалифицированного аттестованного пер­сонала.

Вообще за годы работы мы уже составили представление о местных игроках этого рынка, представляем их возможности, знаем, каким организациям можно доверять. Стараемся работать с компаниями из нашего региона.

Что касается попыток выигрывать конкурсы на проведение экспертизы или на выполнение подрядных работ, поставку оборудования путем откровенного демпинга, то мы к таким предложениям относимся с очень большой осторожностью. Мы обладаем большим опытом и хорошо знаем и рынок услуг, и сложившиеся на нем цены. Кроме того, наша компания проводит постоянный мониторинг цен. И когда претендент предлагает выполнить серьезный объем работ по необоснованно низкой цене, это вызывает определенные опасения. За низкой ценой порой стоит низкое качество, неквалифицированность. А в энергетике это недопустимо.

Я рекомендую своим сотрудникам, участвующим в организации таких конкурсов, узнавать уровень оплаты труда в компаниях, которые предлагают нам свои услуги. Если людям платят по три тысячи рублей, то какой с них может быть спрос, какого качества работы от них можно ожидать? А промышленная безопасность — это не та сфера, где можно экономить. У нас ее обеспечением занимается специальная служба, которую возглавляет мой заместитель, очень квалифицированный и ответственный специалист.

Вообще в обеспечении безопасности производства большая роль при­надлежит персоналу, и в этом плане техническая команда Енисейской ТГК работает очень профессионально. Все члены команды пришли, что называется, из «реальной энергетики», были инженерами, главными инженерами ТЭЦ и ГРЭС. Мы придерживаемся принципа: за техническое состояние энергообъектов должны отвечать практики, а не офисные теоретики.

Вадим ГУСЕЛЬНИКОВ
фото Эдуард КАРПЕЙКИН
Журнал «Советник. Грамотное управление»

© ДЕЛА.ru

 

информация
новости

Как QR-коды влияют на новогодние корпоративы Меньше чем через месяц наступит главный праздник – Новый год. И, как обычно в начале декабря, красноярцы задумываются о проведении новогодних корпоративов…

Экология как драйвер инвестиций Работающая в Красноярском крае горно-металлургическая компания «Норникель» значительно увеличила свой прогноз по инвестициям до 2030 года…

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»