статья

На красноярский фасон

Красноярский модный бизнес не находит массового спроса

Высокая мода по-красноярски: не эпатажность, но практичность. Опыт­ные модельеры советуют молодым коллегам следовать именно этому принципу, чтобы достичь успеха.

Какие ассоциации первым делом вызывают слова «модельер-дизайнер», «кутюрье» и тому подобные? Судя по локальному и компактному опросу, проведенному корреспондентом ДЕЛА.ру среди родных и близких, «гламур» — это еще полбеды. Встречались и определения вроде «не от мира сего», и даже «полоумные они все какие-то».

Манекены
В Красноярске авторская одежда пользуется умеренным спросом

Тем не менее беседа с самими представителями местной фешн-индустрии оставила другие впечатления. Чтобы стать успешными в своей области, уверены они,

нужна не столько «креативность», сколько хорошее образование, знание рынка, расчет и немалые деньги.

По строгим лекалам

Сколько раз за свою жизнь средний горожанин пользуется услугами ателье? Если в советское время «индпошив» был единственным способом одеться прилично, то сейчас, если исключить случаи «вставить молнию» или «подогнать брюки», для большинства дам этим самым индпошивом остаются разве что выпускное и свадебное платья. А мужчины могут жизнь прожить, а в ателье так и не побывать ни разу.

Между тем, если взглянуть на списки выпускников красноярских учебных заведений, готовящих дизайнеров одежды, то среди них мы обнаружим множество лауреатов престижнейших конкурсов и обладателей всех мыслимых премий.

Однако Красноярск при этом город явно не «модельный» — при десятках действующих в нем ателье.

И о молодых людях, с блеском заявивших о себе во время учебы, сейчас не особенно слышно. Причина, считают профессионалы, давно работающие на этом рынке, в том, что одним только творчеством дизайнер сыт не будет — причем как в переносном, так и в самом прямом смысле.

«Я долгое время занималась проектом «Поколение М», ориентированном на молодых дизайнеров. Но в конце концов поняла, что подобные фестивали — дело бесперс­пектив­ное не только для Красноярска, но и вообще для нашей страны, — говорит Наталья Агаханова, эксперт в области моды.
— Чтобы стать хорошим дизайнером, нужно в первую очередь получить образование не российского, а международного уровня. И дело не в каких-то узкоспециальных навыках. Дизайнеру мало быть художником — ему необходимо понимать рынок, осознавать, для кого делаются авторские вещи, кто их будет покупать. На Западе этому сразу же учат».

В свою очередь, уверена г-жа Агаханова, и «аудиторию» нужно готовить к тому, чтоб носить дизайнерскую одежду.

Дизайнерская одежда
В городе есть люди, готовые носить дизайнерский наряд. Но таких, конечно, немного

И прежде всего — в плане понимания того, что именно приобретает человек вместе с ней:

«Массовые» вещи часто оказываются технологически лучше — на фабриках выстроена производственная цепочка, используется специальное оснащение, которого нет в авторских салонах. Дизайнер же каждую вещь создает «с нуля», и собрать под нее всякий раз полный комплект оборудования практически невозможно. При этом дизайнерская одежда по определению должна быть дороже магазинной, потому что она уникальна — покупая ее, ты приобретаешь индивидуаль­ность, непохожесть. И нужно, чтобы человек, отправляясь делать заказ модельеру, это понимал».

Но даже и хорошего образования и благодарной аудитории мало, чтобы считаться успеш­ным модельером. Если, разумеется, подходить к профессии со всей ответственностью.

«Чтобы считаться настоящим дизайнером, человек должен не просто делать единичные авторские вещи, а иметь свой салон и шить несколько коллекций в год. Именно так кутю­рье, в том числе самые большие художники, подтверждают свой статус, показывают то новое, что они могут дать, — говорит Людмила Антонова, совладелица авторского ателье «Антонова и Гудина». — А у нас сами знаете как: пошили 5 вещей, выиграли с ними какой-нибудь конкурс, а потом фактически не работают».

Люди, которые хотят носить индивидуальные, оригинальные вещи, уверена Людмила Антонова, в нашем городе есть. Есть и те, кто готов стать живым воплощением самых смелых, авангардных идей. Но все же стремление эпатировать публику присуще едини­цам. Большинство, выбирая авторский «экземпляр», предпочтут одежду практичную, которую, при всей ее неповторимости, можно носить ежедневно. И, кстати, она вовсе не обязательно окажется дороже модной «фирменной».

«Мы делаем коллекции жизненные, носимые. Многие художники грешат тем, что предлагают бесконечные ноу-хау, но кому нужны вещи, если их нельзя носить — только смотреть и восторгаться? — говорит Людмила Антонова. — Сегодня не нужны какие-то суперидеи или необычные материалы, надо делать хорошую авторскую одежду для жизни, которая будет и востребованной, и покупаемой. И если раньше женщины, например, на Новый год хотели сшить что-то фееричное, то теперь заказывают вечерние и даже свадебные платья с тем расчетом, чтобы можно было их надевать и потом».

Но прежде чем авторскую коллекцию продать, ее нужно сшить. А для этого, в свою очередь, тоже нужны деньги.

Красота требует…

«Молодым и начинающим в этой сфере трудно пробиться еще и потому, что здесь требуются серьезные начальные вложения, свои или инвестора, — рассказывает Людмила Антонова. — Чтобы сшить коллекцию, нужно купить ткань из расчета примерно на 40 вещей, оплатить работу мастеров, манекенщиц, аренду зала для показа. Самый минимум, в который удается уложиться,— 500 тысяч. Мы с Гудиной зарабатываем эти деньги заказами или берем кредиты в банке. После показа коллекция, конечно, распродается и себя окупает. Но чтобы все это наработать, нужны опыт и время. А у молодого художника, даже при наличии таланта и желания, не всегда есть этот стартовый капитал — да и потенциал, чтобы его заработать».

 

Модельеры Антонова и Гудина
Людмила Антонова и Наталья Гудина: красноярцы в моде предпочитают практичность и даже вечерние и свадебные платья заказывают с таким расчетом, чтобы их можно было носить часто

Антонова и Гудина начали работать вместе еще в советское время — в красноярском Доме моделей (был у нас и такой). Делали коллекции, ездили с ними и по стране, и за границу. В Доме моделей в то время работали 10 художников — и все, говорит Антонова, интересные. Но с началом перестройки почти все они ушли из профессии — а Людмила и Наталья открыли свой салон.

«Многие из наших коллег пытались найти себя в новых обстоятельствах, но чтобы «в свободном плавании» что-то получилось, нужны огромные труд, упорство и здоровый авантюризм, а их-то и не хватило. Это про нас с Гудиной говорили, что мы и на вулкане будем работать».

Сейчас у Людмилы и Натальи авторский салон в центре — довольно дорогой. В нем кроме дизайнеров работают конструктор, вышивальщица и шесть мастеров. Плюс у Людмилы свой, отдельный, салон по пошиву корпоративной одежды. Недавно мастер­ская разработала дизайн новой школьной формы — к учебному году ее будут отшивать.

«Востребовано то и другое — и «корпоративка», и индивидуальные дорогие заказы, — говорит Людмила. – Рекламу мы не даем, но постоянные заказчики у нас есть. В ателье «Антонова и Гудина» у нас каждый мастер шьет 3–4 вещи в месяц, то есть получается 20 вещей от салона. Это очень немного для нашего города, но во всем мире так: спрос на авторские вещи очень особенный. Даже кутюрье с именами, в какой бы части света они ни работали, имеют узкий круг заказчиков».

Пожалуй, единственная причина, из-за которой Людмила Антонова вспоминает добрым словом советскую эпоху и тогдашний Дом моделей — это как раз система, позволявшая молодым дизайнерам учиться у старших коллег, постепенно «нарабатывать» себе опыт и имя.

Модельеры и модели
В месяц в авторском салоне шьют примерно 20 вещей

Впрочем, сами молодые дизайнеры, похоже, ситуацию воспринимают куда менее трагично, чем опытные мастера. А точнее — просто живут в несколько иной реальности. И, как сейчас принято говорить, о многих вещах «не парятся».

Интернет вместо денег

Александр Дядус уверен: и здесь, и сейчас творческому человеку есть где развер­нуться. И деньги при этом не главное. К тому же понятие «крупное вложение» — очень и очень относительно: крупное — это сколько? для кого? для каких целей?

«У людей, только завершивших образование, масса амбиций, апломба — часто неоправданного, и вообще все пока еще на стадии мечты. Вот они и думают, что нужны какие-то колоссальные инвестиции, чтобы эти мечты осуществить, — говорит Александр. — Я тоже раньше так считал. Но сейчас, получив опыт, понимаю, что можно развиваться и без огромных вложений. Пусть это и намного дольше, чем с ними».

Александр Дядус
Александр Дядус: «Соцсети способны заменить сложные маркетинговые «надстройки», а значит, и огромные инвестиции, чтобы открыть свое дело, уже не понадобятся»

Александр занимается дизайном одежды с 17 лет — после окончания Красноярского технологического колледжа открыл собственную студию, затем занялся корпоративной одеждой. Правда, тогда, лет 7–8 назад, с главной мечтой — созданием именной марки одежды — не очень получалось:

«Интернет не особо был развит, соцетей вообще не было, все на уровне сарафанного радио. Да и красноярские заказчики ждали несколько иного дизайна, чем я предлагал. В общем, тогда я свое производство продал и четыре года занимался другими делами — у меня был и ночной клуб, и магазин… И вот сегодня, с этим опытом, я уже по-другому рассуждаю и на многие вещи смотрю трезво. Пооббился, что называется».

Сейчас Александр Дядус решил вернуться к своей давней идее — они с партнером разрабатывают собственную марку одежды:

«Если бы я занялся этим раньше, то заявил бы: дайте мне кучу денег, и я все сделаю. Но мы решили горячку не пороть: понемножку скинулись, купили ткани — сейчас отшиваем образцы. Когда они готовы — шьем небольшую партийку. Хотя, спору нет, создание новой марки требует мощной маркетинговой надстройки. Мода — это прежде всего рекламная среда, если мы говорим об авторских вещах, а не о ширпотребе. А реклама в сфере моды действительно дорого стоит — вот тут и нужны инвестиции».

При этом, признается Александр, в Красноярске существуют серьезные проблемы не только с этой самой «надстройкой», но и с тканью, и с оборудованием, да и со специалистами тоже. «Но это долгий разговор».

Модели одежды
 «При создании новой марки одежды приходится действовать методом проб и ошибок»

Ну а для того, чтобы уехать в более перспективные для передового дизайнера места, Александру пока, по его словам, «не хватает объемов». Да и вообще он сначала хотел бы реализовать себя в России, и конкретно в Красноярске, — пусть даже здесь и прихо­дится действовать методом проб и ошибок. Ну а уже потом, когда планы осуществятся, можно было бы поехать в Индонезию или в Китай…

А в Москву?

«Нет, в Москву — нет. Мне интереснее сделать что-то значимое в Красноярске и продавать это за рубежом, чем вариться в этой гламурной тусовке. Мне это ни к чему. Вся эта их среда — с их СМИ, с их понятиями, отношениями… Короче, вам бы не понравилось».

Юлия СТАРИНОВА
ДЕЛА.ru

© ДЕЛА.ru

 

информация
 
новости

Почему затягивается строительство аквапарка Строительство аквапарка в Красноярске затянулось в связи с необходимостью корректировки проекта и его повторной экспертизы. ДЕЛА.ru узнали, когда…

Край оказался на дне очередного экологического рейтинга Красноярский край занял 80 место из 85 в «Национальном экологическом рейтинге», который составила общественная организация «Зеленый патруль»…

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»