статья

Китайский исход

Журнал «Деловой Квартал» КрасноярскЭкономические отношения между Красно­ярским краем и Китаем можно описать одним словосочетанием — «купи-продай». До более развитых форм делового сотруд­ничества дело пока не доходит: китайцы боятся заходить к нам с серьезными инвестициями, а наши предприниматели, напротив, все чаще предпочитают «делать бизнес» в Поднебесной.

Чайный дом, Шанхай (Ludvig Stolterman)Ludvig Stolterman

75,4 % доля экспорта в товарообороте Красноярского края с КНР в 2009 г.

133,8 млн $ составил товарооборот Красноярского края с Китаем за I п/г 2010 г.

13,5 % доля КНР во внешнеторговом обороте края в I п/г 2010 г.

Предпринимательское сотрудничество между Красноярским краем и Китаем началось со стихийного «челночного» бизнеса около 20 лет назад. Этот бизнес не умер и сегодня. Более того, он продолжает развиваться, становится более цивилизованным, работа между партнерами выстраивается на долгосрочных договорных отношениях. Опро­шенные «ДК» эксперты считают нормальным развитие бизнеса «челноков». Проблема, по их мнению, заключается в том, что этот вид предпринимательской деятельности, по большому счету, остается единственной формой межнационального делового сотрудничества.

Совместной работе в более развитых и масштабных видах бизнеса мешает ряд слож­ностей: низкая взаимная информированность и незнание культуры друг друга, языковой и административные барьеры, инертность государственных органов в стимулировании сотрудничества предпринимательских структур.

Кто, если не Китай?

Как пошутил один из предпринимателей, издатель журнала «Китай: практический журнал для бизнеса» Иван Смолин, наиболее эффективное сотрудничество России, и в част­ности Красноярского края, с Китаем на сегодня идет в «отрасли переговоров».

«Вы не представляете себе, сколько денег, в том числе бюджетных, уходит на то, чтобы слетать очередной нашей делегации в Китай, подписать договор о намерениях, а потом в течение нескольких лет его пролонгировать. При этом, как говорится, „воз и ныне там“ — практическая польза для бизнеса от этих поездок нулевая», — говорит г-н Смолин. По его мнению, сотрудничество красноярских бизнесменов с китайскими в настоящее время протекает стихийно и независимо от властей края.

Интересы предпринимателей обоих государств сейчас сходятся преимущественно в одной сфере — обмене товарами. При этом если мы поставляем туда на 90% сырьё (в первую очередь, круглый лес), то они нам — текстиль, оборудование, технику и т. д., то есть конечный продукт с высокой добавленной стоимостью.

Так, по данным «ВЭЙ-Групп Красноярск» (транспортной компании, специализирующейся на международных контейнерных перевозках), на сегодня основные группы товаров, которые она ввозит к нам из Китая, — это товары народного потребления, строительные материалы, комплектующие, а также оборудование и производственные конвейерные линии. В компании отмечают, что объемы поставок из Китая увеличиваются, — только за последние полгода рост составил 30–40%.

Наиболее тесные связи на данный момент установили между собой наши сырьевые предприятия и китайские заводы-переработчики, а также сибирские компании телекоммуникационной и IT-сферы и производители компьютерной техники из Китая. Именно в этих отраслях, по оценкам экспертов, сейчас налажено наиболее эффективное сотрудничество между предпринимателями Красноярского края и Китая.

Сами бизнесмены говорят, что в поставках товаров массового потребления сегодня с Китаем, пожалуй, не сравнится ни одно другое государство. На вопрос «почему?» они отвечают встречным вопросом: «А кто, если не китайцы?» Если раньше Китай «брал» в основном объемами и низкой ценой, то сегодня к этому добавилось и качество товаров, которое уже во многих отраслях соответствует международным стандартам.

Директор компании «Мебелькомплект» Юрий Макаренков рассказал «ДК», что давно уже сотрудничает с китайскими поставщиками комплектующих для мебели, а недавно снова ездил в Поднебесную для «укрепления импортных поставок». «Для нас Китай — стратегический партнер. В России подобных производств нет. Мы сотрудничаем и с европейскими производителями, с теми же немцами, но Китай однозначно выиг­рывает по соотношению цена-качество. Так что выбора, по большому счету, у нас нет», — сказал г-н Макаренков.

С китайцами можно иметь дело

Если в сфере торговли отношения между красноярским и китайским бизнесом худо-бедно установились и выходят на все более цивилизованный уровень, то в других отраслях только сейчас находятся точки соприкосновения и происходит первый опыт сотрудничества. Между тем предприниматели, которые уже имеют такой опыт, говорят, что китайцы на сегодня вполне «созрели» как партнеры по созданию крупных произ­водств и внедрению инновационных технологий, более того, нам есть чему учиться у них.

Так, красноярская проектная организация «Сибцветметниипроект» уже пятый год сотрудничает с китайской компанией «Лунсин»: красноярский институт выполняет проект Кызыл-Таштыгского горно-обогатительного комбината, лицензией на разработку которого владеют китайцы.

«Они очень щепетильны и требовательны как заказчики. Например, прежде чем заклю­чить с нами договор, они долго искали подрядчика по всей стране — в Петербурге, Ново­сибирске, Иркутске. В итоге выбрали нас — главную роль сыграла территориальная близость и имеющиеся наработки по объекту — в 70-е годы прошлого века наш институт уже начинал проектирование Кызыл-Таштыгского ГОК», — рассказал генеральный директор ОАО «Сибцветметниипроект» Сергей Иванов.

По его словам, участвовать с китайцами в подобных проектах очень непросто, на первых порах доходило даже до серьезных конфликтов. «Они очень трудоспособные, работают с высоким темпом и поначалу выставляли такие же требования и нам. Однако наши специалисты привыкли к более размеренному труду, и соответствовать срокам, выстав­ляемым китайцами, просто нереально. Чтобы объяснить это китайским заказчикам, потребовалось очень много усилий, переговоры шли долго, пока не был, наконец, достигнут компромиссный вариант», — пояснил г-н Иванов.

Он также отметил ответственность китайцев и четкое выполнение взятых обязательств. «Они, как говорится, долго запрягают, но быстро едут. Так, процесс подготовки и согла­сования проекта шел утомительно долго, зато когда был, наконец, подписан договор и установлен график платежей, все выполнялось в срок и в полном объеме. В этом одна из их главных деловых черт», — рассказал Сергей Иванов.

Об ответственности и деловом подходе китайцев говорит и другой предприниматель — директор ПКФ «Канпласт» Петр Бака. Его предприятие выпускает мягкие полипропи­леновые контейнеры для сыпучих грузов, оборудование и технологию производства на 90% закупали в Китае.

«Китайцы не только поставили нам оборудование, но и осуществили его шеф-монтаж, а также руководили производственным процессом на старте. Более того, после монтажа к нам приезжало руководство завода-поставщика для технического контроля. Сейчас мы планируем закупить у них дополнительную партию оборудования, и если в первый раз мы делали 100-процентную предоплату, то сейчас китайский партнер предоставил нам рассрочку», — рассказал г-н Бака.

Китайцы морально не готовы инвестировать на территории края

По словам экспертов, описанные выше примеры сотрудничества китайских и красно­ярских предпринимателей в сфере производства пока что редки. Как рассказала «ДК» председатель красноярской китайской общины, генеральный директор Ассоциации китайских предпринимателей и товаропроизводителей Красноярского края Мария Чжаохун, сегодня китайские бизнесмены с финансовой точки зрения готовы работать в Красноярском крае, однако не готовы морально.

«У китайского бизнеса сейчас переизбыток денег, они буквально не знают, куда их деть, и готовы инвестировать в иностранные предприятия. Но работать на территории России, особенно участвовать в масштабном бизнесе, сейчас опасаются. И на то есть при­чины», — говорит г-жа Чжаохун. Одна из основных проблем, по ее словам, кроется в предвзятом отношении к китайцам.

«Для надзорных, проверяющих и правоохранительных органов любой китаец как красная тряпка для быка. Как только он пересекает границу, то становится объектом постоянных и зачастую необоснованных проверок со стороны милиции, миграционной службы и про­чих властных структур. Примеров масса. Естественно, такое отношение отпугивает китайцев от инвестирования серьезных денег на территории края и России в целом», — утверждает Мария Чжаохун.

Кроме того, китайцев шокирует количество документов, согласований и требований, необходимых для ведения бизнеса у нас. «Нам очень трудно было объяснить китайским партнерам требования нашего законодательства в области недропользования. Напри­мер, у них есть специальная компьютерная программа, куда вводятся необходимые параметры, после чего она выдает готовое решение. У нас же своя методика расчетов, от которой мы не можем отступить согласно закону. Она более трудоемкая, долгая и затратная.

Китайцы не могли понять, почему нужны месяцы и большие деньги на то, что можно сделать за неделю с тем же результатом и гораздо дешевле. Проблема в том, что у них предприятие рассматривается с точки зрения экономики, а у нас с точки зрения эффективности недропользования», — рассказал Сергей Иванов.

Однако эксперты говорят, что несправедливо обвинять только наше государство в том, что оно ставит преграды на пути китайского бизнеса и мешает его сотрудничеству с нашими предпринимателями. Они отмечают, что Китай — государство экономически молодое и агрессивное. Сейчас оно стремится к экономической экспансии и порой действует, как саранча, поглощая все больше пространства и ресурсов.

«Как можно судить наше государство, когда толпы людей без документов пересекают границу, зачастую нарушают установленные нормы и правила, ведут незаконную предпринимательскую деятельность, вырубают наши леса и т. д.? Естественно, что, не имея возможности контролировать этот процесс, государство просто ставит барьер на его пути», — считает Сергей Иванов.

Графики
Динамика товарооборота Красноярского края с Китаем ($ млн); источник: Сибирское таможенное управление

Если китайцы не идут к нам, мы сами пойдем в Китай

В отличие от китайских предпринимателей, которые хотят, но боятся запускать бизнес в крае, наши бизнесмены охотно идут в Китай. По словам Марии Чжаохун, у нее много знакомых среди красноярских предпринимателей, которые запустили дело в Подне­бесной: рестораны, салоны красоты, заводы по переработке леса.

«Причина проста: в Китае очень дешевая рабочая сила, плюс к тому государство создает очень выгодные условия именно для иностранных предпринимателей. Например, там действует так называемая система 2+3: на два года предприниматель полностью освобождается от налогов, затем налог появляется и начинает постепенно возрастать, но совсем незначительно, на единицы процентов. Это дает возможность иностранному капиталу за пять лет встать на ноги», — поясняет г-жа Чжаохун. По её словам, ино­странцам в Китае вести бизнес даже выгоднее, чем самим китайцам, поскольку для последних там нет столь значительных налоговых льгот.

Информацию об этом из первых рук «ДК» предоставил Иван Смолин, который несколько месяцев назад сам уехал в Китай, что называется, на ПМЖ. К внешним причинам исхода местных предпринимателей, которые назвала г-жа Чжаохун, он добавил еще несколько внутренних. Так, по его словам, бизнесменов «гонят» из отечества едва ли не те же административные барьеры, которые мешают китайцам заходить к нам.

«Имея 20-летний стаж предпринимательства, я уверен, что эра малого бизнеса в России подходит к концу. Наше законодательство устроено так, что больше 3–4 лет фирма не выживает, за редким исключением. Успешно вести малый бизнес в России можно лишь в том случае, если 2-3 года бегать от налогов, работать только с кэшем и т. д. Потом закрывать фирму, открывать новую или вообще не регистрироваться Мне надоело, что в глазах налоговиков, сотрудников трудовых инспекций, прокурорских работников, роскомнадзоровцев и других „смотрящих“ все предприниматели изначально являются „преступниками“. Поэтому я планирую в течение 2–4 лет постепенно закрыть свой бизнес в России», — заявил «ДК» г-н Смолин.

По утверждению г-на Смолина, количество экс-красноярских предпринимателей, живущих в Китае, на сегодня исчисляется уже тысячами, и они готовы способствовать развитию предпринимательских связей с краем и КНР.

«Я уже три года изучаю Китай и пришел к некоторым выводам. Считаю, например, что необходимо создать при губернаторе специальный отдел по развитию связей с Китаем, открыть консульство КНР в Красноярске и свои представительства в наиболее значимых провинциях Китая. Думаю, нужно увеличивать количество вузов, где преподают китайский язык. Как показывает практика, языковой барьер — ключевой тормоз развития отношений. На мой взгляд, все это необходимо делать, иначе мы окончательно отстанем в развитии от Китая», — уверен Иван Смолин.

Алексей Хитров
Журнал «Деловой квартал — Красноярск»

© ДЕЛА.ru

 

информация
новости

Как QR-коды влияют на новогодние корпоративы Меньше чем через месяц наступит главный праздник – Новый год. И, как обычно в начале декабря, красноярцы задумываются о проведении новогодних корпоративов…

Экология как драйвер инвестиций Работающая в Красноярском крае горно-металлургическая компания «Норникель» значительно увеличила свой прогноз по инвестициям до 2030 года…

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»