статья

Провайдеры Красноярска: эпоха легких денег закончилась

На сегодняшний день провайдеры практически доели Большой Красно­ярский Пирог — большинство тех, кому был нужен Интернет, к нему уже подключились. И заметного притока новых клиентов не ожидается. Некоторая часть пользователей будет периодически метаться от провай­дера к провайдеру, попадаясь на всевозможные маркетинговые уловки.
Что происходит на провайдерском рынке Красноярска? Следует ли ожи­дать в ближайшем будущем дальнейшего снижения цен? И почему у «Жил­фонда» могут быть претензии практически к каждому провай­деру?

Анна Г., 26 лет, менеджер торговой фирмы, за последние три месяца дважды поменяла провайдера. Сначала, отселившись от родителей в отдельную квартиру в Северо-Запад­ном районе, она подключилась к «G-service». Мотивация была крайне проста — к это­му же провайдеру были подключены родители Анны, от которых она только что съехала. За Интернет платили 300 руб. в месяц, скорость доступа и качество связи были в целом удовлетворительны.

А через два месяца в квартире у девушки зазвонил телефон. Представители компании «Beeline» сделали ей предложение, от которого она не смогла отказаться — за 450 руб. в месяц получить скорость доступа вдвое больше той, которую предлагал «G-service» за 300 руб. При этом фактически нужно было платить 225 руб. в месяц — для вновь подключившихся действовала акция «два месяца по цене одного». Зарплата у Анны маленькая, считает каждую копейку, предложение «Beeline» она сочла крайне выгодным.

Однако буквально через месяц после этого, в конце лета, девушка узнала, что «G-ser­vice» снизил цены, и те же 2000 кб/c, за которые после окончания акции ей пришлось бы платить «Билайну» 450 руб. в месяц, у «G-service» теперь стоят 300 руб.! «Старый друг лучше новых двух», — решила экономная Аня, снова подключилась к «G-service» (при­шлось заплатить техникам 100 руб.) и на этом успокоилась. Никаких переподклю­чений в ближайшее время не планирует. Даром что реальная экономия от двойной смены провайдера составила 50 руб.

И только многострадальному «G-service» все никак не удается обрести покой. Не так давно на сайте этого провайдера появилось вот такое объявление:

«Уважаемые абоненты!
В связи с ведением недобросовестной борьбы за абонента нашими конкурентами, просим вас быть предельно бдительными.
Участились случаи, когда представители федеральных провайдеров посещают квартиры наших абонентов и обманным путём принуждают их к смене поставщика услуг. Вся информация, предоставляемая данными лицами, о незаконности работы нашей компании является ложной».

ско­рость, за которую платят пользователи, они реально могут получить разве что ночью, когда объем трафика низок, и канал соединения городского провайдера (будь он мест­ным или представителем федеральной сети) с провайдером магистральным более-менее свободен.
Ско­рость, за которую платят пользователи, они реально могут получить разве что ночью, когда объем трафика низок, и канал соединения городского провайдера с магистральным более-менее свободен.

Что же происходит на провайдерском рынке Красноярска? Неужели конкуренция обос­трилась до такой степени, что дело дошло до прямого обмана и мошенничества? Эдак ведь скоро провайдеры друг у друга и провода начнут резать, как это уже было в конце 1990-х!

Спешим успокоить читателя. Подобные объявления свидетельствуют лишь о том, что на рынке появились новые агрессивные игроки, и старожилам, привыкшим к спокойной сытой жизни и оттого изрядно обленившимся, придется изрядно понервничать. Эпоха легких денег закончилась.

На сегодняшний день провайдеры практически доели Большой Красноярский Пирог — большая часть тех, кому был нужен Интернет, к нему уже подключились. И заметного притока новых клиентов не ожидается. Некоторая часть пользователей будет перио­дически метаться от провайдера к провайдеру, попадаясь на всевозможные маркетинговые уловки, как это случилось с менеджером Аней.

Переманить к себе доверчивого клиента тем легче, чем выше уровень его дремучести. А он, надо признать, высок.

Многие пользователи искренне верят в то, что скорость, обозначенная в названии без­лимитного тарифа, будет у них всегда, если они за нее заплатили. Практически же ско­рость, за которую платят пользователи, они реально могут получить разве что ночью, когда объем трафика низок, и канал соединения городского провайдера (будь он мест­ным или представителем федеральной сети) с провайдером магистральным более-менее свободен.

О том, что провайдеры бывают городские и магистральные («Ростелеком», «Трансте­леком» и др.), и все городские подсоединены, грубо говоря, к одной большой трубе магистрала, большинство пользователей также не имеет ни малейшего понятия.

Поэтому и попадаются так легко на всевозможные маркетинговые уловки.

Следует ли ожидать в ближайшем будущем дальнейшего снижения цен? Вряд ли. Цены у нас сейчас и так практически сравнялись с московскими. Уровень рентабельности услуги ШПД (широкополосного доступа) сильно упал. Перед многими мелкими провай­дерами замаячила вполне реальная перспектива поглощения более крупными игроками в обозримом будущем. В этом смысле провайдерский рынок, скорее всего, пройдет тот же путь развития, который уже прошли операторы сотовой связи — на нем останется лишь несколько очень крупных компаний.

Сейчас красноярские провайдеры в среднем с каждого клиента получают на правом берегу 300 руб. в месяц, а на левом — 500. Чтобы увеличить выручку, нужно либо пред­лагать пользователям какие-то новые виды услуг, либо пудрить клиенту мозги маркетин­говым жульничеством, продавая за дополнительные деньги все большую и большую скорость (которой реально человек вряд ли сможет воспользоваться).

Переманить к себе доверчивого клиента тем легче, чем выше уровень его дремучести. Конец провайдерам
Переманить к себе доверчивого клиента тем легче, чем выше уровень его дремучести

Наконец, можно переманивать клиентов у конкурентов. Этим особенно активно занимаются представители федеральных сетей. И, как свидетельствует процити­рованное выше объявление, не гнушаются при этом никакими методами.

Чего же может добиться нахрапистый пришелец-федерал на красноярском рынке, где концентрация сильных локальных игроков заметно выше, чем в других регионах? По мнению опрошенных нами специалистов, федералам вряд ли удастся отобрать у местных больше 10% рынка.

Но есть и те, кто с этим решительно не согласен.

Евгений Шустов
Евгений Шустов: нам предстоит удвоить этот рынок, и это гораздо более амбициозная цель, чем говорить о долях рынка в пределах 10%

Вот что сказал ДЕЛА.ru коммерческий директор красноярского филиала ЗАО «ЭР-Телеком Холдинг» Евгений Шустов:

«ЭР-Телеком» пришел в город не для того, чтобы «отбирать» на местном рынке — проникновение ШПД в Красноярске сегодня составляет всего 51% домохозяйств, факти­чески мы приходим «поднимать целину» — нам предстоит удвоить этот рынок, и это гораздо более амбициозная цель, чем говорить о долях рынка в пределах 10%».

Не правда ли, все это сильно напоминает старый анекдот о двух продавцах обуви, отправленных на разведку в Африку? Один, пессимист, считал, что перспектив никаких — все ходят босиком. А другой — оптимист — строил грандиозные планы завоевания рынка, на котором почти ни у кого нет обуви!

«ЭР-Телеком» и впрямь никак нельзя обвинить в пессимизме. Этим людям все представляется в розовом цвете.

Например, на вопрос о нашумевшем конфликте компании с «Жилфондом» Евгений Шустов ответил так:

«У «ЭР-Телеком» с «Жилфондом» конфликта не существует. Были достигнуты договоренности и компромиссы по всем вопросам, договор со стороны компании подписан и отправлен на подписание в «Жилфонд». Вся процедура согласования строительства нашей сети ведется согласно достигнутым договоренностям и законодательству РФ».

Григорий Савченко
Григорий Савченко: размещение какого-либо оборудования на общем имуществе жильцов регламентируется только общим собранием жильцов

А вот в «Жилфонде» считают иначе. Об этом ДЕЛА.ru рассказал и.о. начальника коммерческого отдела «Жилфонда» Григорий Савченко:

— «ЭР-Телеком» обращался к нам с просьбой заключить с ними договор — для того, чтобы они могли установить свое оборудование. Мы сказали им, что это возможно при соблюдении двух обязательных условий. Первое: они должны провести общее собрание жителей дома и получить у них согласие на размещение оборудования. Второе: согла­совать техническую сторону размещения оборудования в домах — как это все делают. Это обязательный порядок. Только после этого мог быть подписан договор.

Мы все это озвучили. Они сказали: «Хорошо!» И после этого у нас ничего с мертвой точки не сдвинулось. Мы не получили ни одного протокола собрания, удовлетворяющего требо­ваниям законодательства. Нам передали несколько протоколов, но там подписи были фальсифицированы. Наше управление по работе с населением их проверило — там был целый ряд замечаний, не говоря уже о прямой фальсификации. Т.е. протоколы были сфабрикованы. И до обсуждения технической стороны вопроса даже речь не дошла — потому что по сей день нет собраний нормальных.

С другой стороны, мы наблюдаем, что компания «ЭР-Телеком» массированно заходит на дома, ведет работы там. И не простые работы — вплоть до того, что сверлят пере­крытия межэтажные, и крыши, и чердаки, разрушают подъездное оборудование и под­ключаются незаконно к электричеству. Мы реагируем: писали жалобы в проку­ратуру, в городскую и в районные. Мы описываем все разрушения, Технадзор выезжает, состав­ляет акты с описанием этих разрушений, нанесенных «ЭР-Телекомом» имуществу «Жил­фонда». Все это собирается, актируется, и будет направляться дальше по инстан­циям — чтобы отстаивать интересы жителей и требовать возмещения ущерба, который «ЭР-Телеком» наносит домам.

— Из ваших слов следует, что все, что сейчас делает «ЭР-Телеком» — незаконно.

— Да. Ни одно их действие с нами не согласовано. А форма, по которой мы им сказали действовать — она не выполнена до сих пор.

— Хм, странно. Вот, скажем, у меня в подъезде висит большой ящик — коммутатор. Его установили сотрудники компании «G-service» уже очень давно — лет десять назад, наверное. И что-то я не помню, чтобы были какие-то собрания жильцов по поводу этого ящика-коммутатора. А ящик этот спокойно висит себя все эти де­сять лет. И за последний год у нас появилось еще четыре провайдера — все предлагают подключение в нашем доме, и опять же — ни о каких собраниях по этому поводу лично я, как жилец и собственник квартиры, слыхом не слы­хивал. Правда, и перекрытия у нас никто не долбил.

— Да, тут, видите, характер работ имеет важное значение. А второе — есть же наследие прошлого, когда компании заходили на рынок, размещались, и рынок был бесконт­рольным.

— Ну, хорошо, оставим «G-service» — это действительно старейший провайдер у нас в районе. А вот с остальными как? «Орион», «Аверс», «Билайн» — они почему собраний не проводили?

— Ну, тут характер работ имеет значение.

— Получается, если не собираешься долбить перекрытия, то можно и собрание не проводить?

— Да, все конструкционные изменения на доме должны быть согласованы с жителями. А остальные провайдеры используют те каналы доступа к квартирам, которые уже имеют­ся в доме. «ЭР-Телеком» так работать не хочет, у них такая технология, что кабель должен быть упакован в трубу, и вот под эти трубы они и долбят перекрытия.

Табличка в подъезде
Как утверждают специалисты «Жилфонда», если на вашем подъезде висит такая табличка, и при этом никаких собраний у вас в доме не проводилось, то речь, скорее всего, идет о пиратском проникновении и незаконной эксплуатации общедомового имущества

Вообще, сейчас оптоволоконное подключение к Интернету бурно развивается. Мно­жество компаний этим занимаются. Не всегда можно отследить, кто куда зашел. Некото­рые провайдеры размещаются в домах нелегально. Потом все это выявляется, приво­дится в норму. На сегодняшний день Жилищный кодекс диктует правило: общее имущество может использоваться только с согласия жильцов.

— Получается, что если у меня в подъезде сейчас находятся четыре провайдера, и ни один их них собрания не проводил (по крайней мере, я, жилец, ничего об этом не слышал), то, следовательно, я могу всех четверых заподозрить в том, что они в моем подъезде присутствуют нелегально?

— Нужно о таких случаях сообщать в управляющую компанию, чтобы мы могли разобраться — как это все было сделано, на каких основаниях? Размещение какого-либо оборудования на общем имуществе жильцов регламентируется только общим собранием жильцов. Собрание проводится как в очной форме, так и заочно. Решение принимается двумя третями голосов.

— Ну, а если такого собрания не было, но при этом у меня на двери подъезда привинчена табличка, где написано, что подъезд подключен к Интернету силами некоей компании, то в принципе действия этой компании могут быть признаны незаконными?

— Должно быть проведено расследование — на каком основании провайдер уста­новил в подъезде свою аппаратуру. И если проникновение в дом будет признано неза­конным, то оборудование компании может быть удалено, а за порчу общедомового имущества, например, за пробитые перекрытия и крышу, компания может быть оштра­фована.

Дмитрий Никитинский
ДЕЛА.ru

© ДЕЛА.ru

 

новости

COVID без контроля – как по Красноярску разносят заразу Ранее свои эмоции в связи с поведением зараженных высказали волонтеры. На этот раз нервная система не выдержала у соседей контактных больных. Власти, по всей видимости, просто решили отпустить ситуацию …

Карьера «в цифре»: опыт крупных компаний Студентам СФУ рассказали о карьерных перспективах в компании «Полюс» по IT...

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»