статья

В Красноярске царит градостроительный хаос

22 января на Архитектурно-строительном форуме Сибири красноярские эксперты обсуждали современные подходы к организации городской среды. Участники сошлись на том, что наводить порядок в этой области нужно, и желательно побыстрее, но вот ответы на вечный вопрос — «куда тянуть?» — у всех оказались разные, и обсуждение в итоге уперлось в другой вечный вопрос: скифы мы все же и азиаты или нет.

Круглый стол архитектурно-строительного форума
Дискуссия о городской среде не дала ответов на вопрос, как все же следует застраивать Красноярск

По итогу дискуссии стало ясно, что единого мнения относительно того, как развивать и благоустраивать внешнюю среду Красноярска и с какой стороны браться за эту проблему, у экспертов и чиновников пока нет. Кроме того, выяснилось, что главный в этом вопросе исполнительный орган — департамент градостроительства мэрии — занимает и наиболее консервативную позицию.

Круглый стол стартовал с выступления министра строительства и архитектуры Красноярского края Владимира Цапалина, по мнению которого

все современные беды в организации городской среды идут от устаревшей нормативной базы.

«Старые нормы и требования уже не дают ответов на все вопросы, которые стоят перед нами сегодня. Приведу пример — при строящемся онкологическом центре, где будут работать 1 тыс. сотрудников и лечиться 1 тыс. пациентов, по градо­строительным нормам положено 47 парковочных мест. Очевидно, что мы находимся на другом этапе автомобилизации. Потому начинать менять качество жизни граждан следует с изменений градостроительных нормативов проектирования», — сказал министр.

Онкоцентр
По словам министра, согласно действующим нормативам онкоцентру положены лишь 47 парковочных мест

С учетом его точки зрения неудивительно, что ему пришелся по душе доклад старшего преподавателя кафедры градостроительства института архитектуры и дизайна СФУ Ирины Федченко, рассказавшей, как регламентируется городская среда в постсоветском Дрездене.

По ее словам, там разработан 200-страничный документ — руководство по проектиро­ванию общественных пространств, которое подразделяет город на зоны по виду исполь­зования и для каждой зоны определяет допустимые виды оборудования для обустройства улиц и композиции из них.

К примеру, документом определено, в какой зоне какие использовать покрытия для велоси­педных дорожек, дренажные системы, канализационные люки, остановки общественного транспорта, какие материалы можно использовать для оформления мест под посадки деревьев.

«В центре вы не встретите фонаря, который используется в спальном районе», — рассказала Федченко.

Кроме того, дрезденский регламент прописывает, где, как и какие виды уличной рекламы могут применяться в различных зонах.

«В Красноярске, где характерен хаотичный тип формирования внешней среды, тоже следует провести такую работу», — заключила Федченко.

Цапалин поддержал такой подход, заметив, что наличие регламентов позволяет застройщикам избавиться от зависимости «от конкретного чиновника и его настроения», и «что создание подобных регламентов — это идея, к которой надо стремиться».

Другие эксперты усомнились, что опыт Германии применим в родных пенатах.

«Нет ли у вас ощущения, что немцы построили у себя декоративную зону, и брать за основу Германию неправильно? Может, нам ближе азиатчина — ведь в нашей зоне даже бараки все стоят не так, как американские казармы, а сикось-накось? Как вы ни убеждайте, все равно мы будем красить фасады половой краской, и реклама у нас будет выглядеть круче фасада, как в Чайнатауне», — выразил свое мнение председатель Союза промышленников и предпринимателей края Михаил Васильев.

На что Федченко возразила: наводить порядок все равно надо, и неважно, кто мы — европейцы или азиаты.

Из доклада главного архитектора института «Красноярскгражданпроект» Антона Шаталова следовало, что корни проблем городской среды Красноярска — в устаревших подходах к вопросу, и улучшать качество жизни в городе нужно по-новому, с чистого листа.

Антон Шаталов
Антон Шаталов ратует за пешеходов и велосипедистов

Шаталов сравнил Красноярск с Дубаем, «классическим городом для машин, где человеку на улице делать нечего».

«Как и жители Арабских Эмиратов, сибиряки в большинстве своем живут в интерьерах — так говорят приезжие. То есть в пределах жилища все хорошо, но за его пределами мы наблюдаем совершенно непонятное пространство, которое не имеет внятно акцентирован­ных границ. Опальный дизайнер Артемий Лебедев определил зону комфорта россиянина обшивкой входной двери в квартиру, то есть подъезд мы уже не считаем зоной комфорта и не особо интересуемся тем, что там происходит», — сказал Шаталов.

В качестве примера плохой организации внешнего пространства он привел улицу Молокова.

«Здесь каждый дом имеет вокруг себя островок пространства, который в каждом конкретном случае организован по-своему — здесь парк, тут стоянка, там дорожка, и они каждый раз не попадают в створ друг друга. Это особенность нашей организации улиц.

Взлетка
По мнению архитекторов, сегодня Красноярск — город для машин, а не для людей

Створ ул. Молокова — 120 метров, все это пространство находится в собственности муниципалитета и должно приводиться им в порядок. Но поскольку это не единст­венная улица в городе, денег на это никогда не хватит», — обрисовал проблему Шаталов.

При правильной организации городской среды улицы «не могут быть бесконечно широкими и восприниматься как берега реки, которую не переплыть»: обе стороны улицы должны восприниматься как одно пространство.

По мнению Шаталова, «в городе, удобном для жизни, пешеходы и велосипедисты должны иметь полный транспортный приоритет,

следующим идет общественный транспорт и дальше —автомобиль».

«Пешеходный город — место, где легче всего увидеть людей, люди приходят туда гулять и тратить деньги, что дает импульс развитию малого бизнеса», — сказал Шаталов.

Выступления Шаталова и Федченко неожиданно раскритиковал глава департамента градостроительства мэрии Красноярска Андрей Лапицкий, который уверен, что

в условиях Сибири европейская модель обустройства городов применима разве что под землей.

«Я много слышал про велосипедные дорожки, но если вспомнить 80-е годы, когда автомобилизация была совсем не такой, как сейчас, не было практически машин и стояло 3 заправки в городе, а купить велосипед можно было за небольшие деньги, город отчего-то не был наполнен велосипедистами.

Надо понимать, что мы живем в Сибири, и у нас холодно. Кто у нас будет гулять часами по городской «ткани», которую мы так пышно разрисовываем, в 40-градусный мороз? Может, мы подумаем о каком-то подземном пространстве, о даунтауне? Мы можем часами о Дрездене говорить, но в Красноярске-то лучше не станет.

Улицы в мороз
В 40-градусный мороз пустуют и центр, и окраины

И, уверяю вас, у нас очень много документов разработано, но встает второй вопрос — соблюдение законов», — заявил Лапицкий и предложил «сначала проанализировать существующие документы, а потом уже говорить о Дрездене».

При этом он признал, что анализировать эти документы — именно его задача.

Александр ПЕТРОВ
ДЕЛА.ru

© ДЕЛА.ru

 

новости

Жители края сами решают, как преобразятся их города и села В Красноярском крае уже восьмой год реализуется очень востребованная программа поддержки местных инициатив: это более тысячи воплощенных проектов, которые…

В прошлом году на соцподдержку жителей края потратили 75 млрд В администрации Красноярского края прошли публичные слушания об исполнении бюджета региона — обсуждалось, на что регион потратил средства и…

Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»

Редакция   Реклама на сайте

На сайте применяются cookies и рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети «Интернет», находящихся на территории Российской Федерации).