статья

Образовательный ЕГЭцентризм

Мифы о едином экзамене и школьной реформе

С боями внедрённый единый государственный экзамен (ЕГЭ) и реформа образования вообще обросли мифами-страшилками похлеще любого хтонического чудовища. Однако не стоит забывать, что критики порой мотивированы сугубо материально — если кого-то усиленно ругают, значит, это кому-нибудь выгодно. Так ли страшен чёрт, как ЕГЭ малюют? Попробуем в очередной раз разобраться.

ЕГЭ

ЕГЭ, образовательные стандарты и реформа образования в целом, как всякий на ходу отлаживаемый процесс, обречён иметь определённые недостатки и прежде всего — недостаток понимания среди населения, усугубляемый падкими на скандальное освещение СМИ.

Привести пишуще-вещающую братию в чувство (меры) и журналистику в рамки здравого смысла попытался Исак Фрумин, выступивший на недавнем семинаре Клуба региональной журналистики. Исак Давидович отнюдь не теоретик в сфере образования — прежде чем занять высокий чин в министерстве, он работал директором красноярской школы № 106, ставшей при нём лучшей в городе. Как оказалось, многие из присутствующих сами искренне доверяли написанному про ЕГЭ их коллегами, о чем впоследствии подосадовали.

Кто и где больше всего высказывает недовольство по поводу введения единого государственного экзамена? Согласно социологическим опросам, наибольшее неприятие (порядка 70% опрошенных) проявляют столичные жители, что вовсе не удивительно. Хороший результат экзамена позволяет поступить в московские вузы выпускникам школ с самых окраин страны, потеснив столичных сверстников. Так что ЕГЭ можно рассматривать как средство против московского эгоцентризма. Конечно, без гротесковых нарушений не обошлось и повально стобалльные результаты школяров Южного федерального округа никого, кроме них, не обрадовали. Но это уже вопрос не к системе оценки знаний в целом, а к персоналиям на местах.

Кстати говоря, и в прежнее время не редки были случаи, когда шедшие на медаль ученики под покровительством педагогов и покровом темноты переписывали набело утренние контрольные и сочинения. Так что по части коррупционной составляющей система оценки через единый госэкзамен как минимум не хуже прежнего порядка. Активное противодействие в ангажированной прессе вызывает не только ЕГЭ, но и введение образовательных стандартов и финансовой самостоятельности школ, а также переход высшего образования на двухступенчатую болонскую систему с последующим отмиранием практики кандидатства и ВАКов. Контрпропаганда чрезвычайно активна и запускает в оборот самые нелепые слухи и страхи. Попробуем вникнуть в суть этих мифов по пунктам.

Миф 1

Форма ЕГЭ — вариант викторины-угадайки американизированного тестового образа.

Если бы это было так просто, то все бы были уравнены в шансах угадать правильный вариант из четырёх предложенных. Введённая форма экзамена состоит из трёх частей, и лишь первая из них сходна с угадайкой. Остальные две по содержанию представляют задания предшество­вавшего ЕГЭ выпускного экзамена. Таким образом, новый стандарт расширяет и улучшает прежний. Кстати, если ученик честно прочитывал и решал заданное, для него не составит особого труда вспомнить, как звали лошадь Вронского и к какому семейству относится бамбук.

Миф 2

В предшествующие экзамену полгода учеников натаскивают на сдачу ЕГЭ в ущерб обучению.

Можно подумать, раньше дело обстояло иначе! Вспомните, как в выпускных классах все под диктовку учителей записывали правильные ответы на экзаменационные билеты в толстые общие тетради. Что это было — тренинг для зрительной памяти или заготовка шпаргалки? А как оценивать репетиторство, особенно то, которое ведут преподаватели вузов — будущие члены экзаменационных комиссий? Непонятен сам повод для шума — ничего не переменилось к худшему.

Миф 3

Школы снимают с государственного довольствия и выгоняют на рынок.

Расширение автономии школ в качестве хозяйствующих субъектов назрело, а сама такая практика существует давно. Сдача в аренду школьных помещений под платные секции или курсы в вечернее время и в выходные никак не подрывает основной образовательной функции школы, а при грамотном распоряжении улучшает учебную базу.

Конечно, директор не обязан быть успешным менеджером, но на что у него заместители — те же завхозы? Государство обеспечивает лишь принятый образовательный стандарт, давая свободу успешным в хозяйствовании директорам. За возможными нарушениями всегда было кому следить, хотя сыгранные Снежаны Денисовны и реальные Константины Петровы с личным педагогическим гешефтом процветали и раньше, как, впрочем, и призванные следить за их деятельностью люди в форме и штатском.

Конечно, разные школы поставлены в разные стартовые условия, и часть сельских школ непременно исчезнет. Увы, такая санация неизбежна — но и содержать целое школьное хозяйство на наши с вами налоги ради десятка учеников — непростительная роскошь для нашего молодого капиталистического государства. На этот случай существует возможность укрупнения школ, школьные автобусы, интернаты, наконец. Из двух зол всегда выбирают наименьшее, а тайм-аут в выборе невозможен.

Миф 4

Новые образовательные стандарты сводятся к трём обязательным предметам.

Ну не ерунда ли: обязательными в школе останутся физкультура, ОБЖ и место России в мире, а всё остальное станет платным и факультативным... В такой слух может поверить лишь невероятно доверчивый простак. Это даже комментировать не имеет смысла, поскольку абсурдность подобного шага очевидна всем педагогам, даже физрукам и трудовикам.

Миф 5

Качество высшего образования ухудшилось.

Скорее не ухудшилось, а разбавилось — количество вузов и число студентов увеличилось в разы. Если раньше число соискателей высшего образования не превышало четверти от общего числа выпускников и вузы отбирали лучших из них, то теперь в университеты устремляется больше половины аттестованных тинейджеров, а платное поступление обеспечивает место даже самым неодарённым.

Если дело так пойдёт и дальше, то впору говорить о всеобщем высшем образовании. Звучит здорово, если бы его качество поддерживалось соответствующим уровнем преподавания и мотивацией самого обучения — ведь не секрет, что большинство идёт не за знаниями, а за дипломом. Повышенный спрос рождает повышенное предложение. Предложение корочек, которыми торгуют даже в подземных переходах.

Переход на двухступенчатую систему бакалавриата и магистратуры отменяет бесплатность второй ступени, что не может не огорчать студентов. Зато получение специализации становится материально мотивированным, к тому же оплатить его может будущий работодатель. Зачем раньше выпускали столько невостребованных специалистов, непонятно, да и многие ли из нас работают по специальности, записанной в дипломе?

Болонская система, как бы её ни ругали, прошла испытание временем, ведь университет в Болонье — самый старый в мире и за почти тысячелетие своего существования лишь укрепил репутацию. Желаем того же нашим университетам, а также всему образованию в целом — начальному, среднему, среднему специальному и высшему. А мифы пусть изучают школьники на уроках истории Древнего мира.

Леонид Жбанов
Геннадий Рыбаченко

© ДЕЛА.ru

 

информация
новости

Красноярский застройщик вошел в проект по повышению производительности труда Все больше компаний и предприятий Красноярского края стремятся получить адресную поддержку с целью обеспечения роста производительности благодаря участию…

Каким будет Новый Норильск? У одного из самых многонаселенных северных городов мира, Норильска, особенное прошлое – и трагическое, и триумфальное. Сегодня его ждет и особенное…

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»