статья

Баланс на грани

Журнал «Сфера Влияния»Особых проблем с ликвидностью в российских банках пока нет, но первые сигналы уже появились. Неслучайно кредитные организации практически сплошь переключились с внешних источников заимство­ваний на внутренние. Эксперты, между тем, уверены, что особых сложностей это не создаст. По крайней мере пока.

 Баланс на грани (банковская система в начале 2012 года)

Евротормоз

Российская банковская система давно привыкла жить в долг, и для нее это было нор­мально — в последние годы процент занятых на внешнем рынке денег в общей структуре активов доходил до 50. А почему бы не занимать, если деньги дают под 2,5—5%, а ставки по кредитам, выдаваемым этими деньгами в России, кратно выше.

Однако текущая ситуация на европейских рынках заставила наших банкиров перес­мотреть ставшую привычной политику. Дело в том, что Евросоюз так толком и не вышел из кризиса. На фоне огромных внешних долгов, накопленных на конец прошлого года рядом участников концессии (к примеру, долг Италии — 145% ВВП, Греции — 162% ВВП), экономический рост в 2011 году по всему Союзу не превысил 1,2% (причем прогно­зируется, что в этом году он и вовсе будет нулевым, а то и отрицательным). Это сильно истощило ресурсы европейских банков — традиционных кредиторов России, — заставив вмешаться в процесс власть.

— Принимаемые в последнее время Евросоюзом законопроекты, — рассказывает заместитель управляющего по развитию розничного бизнеса Красноярского филиала ОАО «Пром­связьбанк» Елена Покидышева, — просто обязывают коммерческие банки Европы наращивать собственный капитал, в частности за счет отказа от вложений в иностранные активы.

Как следствие, европейские банки, которые являются крупнейшими контрагентами российских банков, значительно ограничили свои иностранные инвести­ции, в том числе и в России, а это означает, что рассчитывать на значимый приток дешевых внешних займов отечественные кредитные организации не смогут, по крайней мере в первом полугодии 2012 года. Ряд наших банков уже столкнулись с тем, что им было отказано в пролонгации подошедших к завершению кредитных договоров — Европа деньги забирает, а новых не выдает.

— Все это привело к тому, — продолжает Покидышева, — что если в прошлом году совокупный внешний долг России (и государства, и частного сектора) вырос примерно на 50 млрд долларов, то с начала 2012 года деньги только уходят за рубеж в виде погашения западных кредитов, которые не удалось рефинансировать, и обратно уже не возвра­щаются. В результате доля иностранных заемных денег в российских банках снизилась примерно до 16 %.

Со ставками на кредиты европейских банков совсем все интересно. С одной стороны, де-юре они не изменились, оставшись на уровне уже означенных 2,5—4 %, а вот де-факто…

— Занять у Евросоюза в принципе до сих пор можно, — говорит председатель Восточно-Сибирского банка Сбербанка России Алексей Логинов, — вопрос в цене этих денег, которая окажется непомерно высока, и в том, как при такой цене их вернуть, да еще и заработать.

Привлекательный «физик»

Как следствие всего описанного выше, российские банки пересмотрели подходы к выбору источников привлечения финансов в свои активы. Деньги Минфина оказались вариантом на «черный день», поскольку ставки там порой переваливают и за 10%, а это дороговато. Центробанк как регулятор дает немного и не всем, по крайней мере пока.

Остались лишь свободные (не охваченные банковской системой) деньги, гуляющие по стране. Источник, прямо скажем, весьма привлекательный, как минимум в смысле объемов. Для сравнения: общая денежная масса, обращающаяся в России, по данным ЦБ на 1 января 2012 года, превышает 33 трлн рублей, тогда как банками охвачено лишь около 27% — 8,6 трлн рублей. Вопрос лишь в цене этих денег — внутренние займы всегда были куда дороже внешних, ставки по депозитам в разы превышали ставки по кредитам иностранных банков.

— Сегодня это уже не так актуально, — говорит Логинов, — ведь фактически стоимость депозитарных займов сейчас практически эквивалентна стоимости денег на внешнем рынке, не говоря о межбанковских займах.

Действительно, по данным ЦБ РФ на конец 2011 года, разница между ставкой на меж­банке и средней ставкой по рублевым депозитам не превышала половины процента — 5,0 % против 5,5 % соответственно. И выбор был сделан.

То, что произошло в дальнейшем, было вполне предсказуемо — борясь за деньги населения, банки стали повышать ставки по депозитам. Впервые это проявилось в первой декаде сентября 2011 года, когда средняя ставка выросла с 7,88% до 8,05%. После она росла уже непрерывно и к концу января 2012-го перевалила за отметку 9,5% (средняя по Топ-10—8,5%; средняя по невходящим в первую двадцатку — 11,5%) — это, конечно, не 14,8%, как в июле 2009 года, но и не 7,8%, как летом 2011-го.

— Переориентация банков на внутренний рынок заимствования связана не только с ухудшением ситуации на мировом рынке, — говорит Елена Покидышева, — но и с тем, что российские банки сейчас отчетливо понимают, насколько опасно зависеть от внешних заимствований — кризис 2008—2009 годов многому научил. Кстати, это уже привело к тому, что депозиты сегодня составляют основу банковских активов.

Кредитное эхо

— Однако подобные внутренние займы как были, так и остались весьма дороги для банков, — говорит управляющий красноярским филиалом банка «Интеркоммерц» Дмитрий Букреев, — потому стали расти и ставки на продуктах, приносящих доход.

Речь, прежде всего, идет о кредитах, ставки на которые начали расти буквально вслед за ростом ставок по депозитам, — с января до августа 2011 года они только снижались (8,6% против 8,0% соответственно), а вот с конца лета, когда, напомню, и начался рост ставок по депозитам, стали повышаться, достигнув к декабрю 9,6% (данные по кредитам нефинансовым организациям).

Ставки по кредитам для физлиц хоть и в разы выше, но динамика их роста примерно такая же. Хотя пока особой роли эти кредиты не играют, но об этом ниже.

— По официальным данным Банка России, в 2011 году основу кредитного портфеля составляли корпоративные клиенты, а также заемщики из числа малого и среднего бизнеса, — рассказывает Покидышева, — на их долю приходится порядка 78% всех займов по банковской системе.

Малая доля «физиков» объясняется тем, что весь 2011 год банки, наученные горьким опытом первой волны кризиса, оттачивали инструменты оценки заемщиков для снижения собственных рисков.

— С одной стороны, это привело к тому, что процент одобрения по заявкам на кредиты стал ниже, — говорит Елена Покидышева, — но с другой, и доля просрочки по вновь выданным кредитам сегодня чрезвычайно мала.

Удержаться на краю

Однако ужесточение условий кредитования не столь однозначно, как это может показаться на первый взгляд. Оно может сильно ограничить рост кредитного портфеля — ведь, как признают сами банкиры, от ужесточения условий «хороших» заемщиков больше не стало.

— А корпоративный сегмент сегодня практически исчерпал себя как инструмент раз­вития банковского сектора, — уверен Дмитрий Букреев. — Единственный вариант наращивать эффективность и прибыльность — это идти в розницу.

Так что сегодняшняя активность в привлечении денег от населения может оказаться излишней: по данным Центробанка, в 2011 году банковские пассивы (кредиты и прочие обязательства банков) и так росли быстрее, чем активы (собственно привлечение денег). Иначе говоря, долги банков росли быстрее, чем средства для их погашения.

К тому же, если верить статистике, ставка на привлечение средств населения за счет повышения доходности депозитов не очень-то и сыграла: вклады и так росли весь 2011 год, начиная с марта. Причем примерно одинаковыми темпами. Даже майское снижение ставок привело лишь к замедлению динамики, а никак не к ее переходу в отрицательное русло. И начавшееся в августе повышение ставок не стало акселератором привлечения средств на внешнем рынке — ежемесячный прирост как находился на уровне примерно 100 млрд рублей, так на нем и остался.

— Дальнейшее развитие ситуации вряд ли приведет к тому, что банки не смогут раз­мещать привлеченные средства, — говорит Букреев, — в конце концов эта система сбалансирована — никто не будет привлекать деньги, если их не получается разместить, и наоборот. Так что в этом плане особых проблем нет.

Примерно о том же говорит и Алексей Логинов:
— Сейчас баланс спроса и предложения достаточно стабилен, и если ситуация будет умеренно благоприятна, то такое положение дел сохранится. За последние полтора года в системе действительно была накоплена избыточная ликвидность, сформировавшаяся за счет структурирования долгов, их возвращения, привлечения депозитов. Правда, начавшийся сейчас экономический подъем несколько сократил ее объемы — она перестала быть избыточной, оставшись при этом достаточной.

О том, что ликвидность подошла вплотную к своим пороговым значениям, могут гово­рить, например, скачки стоимости денег на рынке коротких межбанковских заимство­ваний. Ну, или тот факт, что если в декабре 2011 года баланс пассивов и активов российских банков был положителен, то уже в январе 2012-го он ушел в минус — банки оказались должны больше, чем было накоплено.

— Это сезонное колебание, — говорит Покидышева. — И в первую очередь связано с тем, что участникам денежного рынка в январе пришла пора платить налоги, акцизы, производить прочие налоговые платежи, потому и сокращались остатки на счетах. К тому же подходили к концу сроки депозитов, размещенных Центробанком и Минфином, и нужно было возвращать деньги. Да и сформировавшийся дефицит был не так уж велик — всего 0,2 %.

Испытание на прочность

— Как бы то ни было, такое положение дел говорит о том, что ситуация с ликвидностью сегодня далека от благополучной, — говорит Букреев.

Елена Покидышева из Промсвязьбанка, между тем, не выказывает особого беспокойства по этому поводу:
— Проблема ликвидности для банков сейчас не стоит, — говорит она, — была незначи­тельная ее нехватка в январе (см. выше), сейчас же все выровнялось. За кризисные годы и Банк России, и Минфин отточили инструменты регулирования денежного рынка, и теперь, благодаря этому, у системы есть изрядный запас прочности. Да и Банк России завил о том, что при необходимости готов предоставить отечественным банкам до 1 трлн рублей.

Действительно, даже первый взгляд на сегодняшние действия Центробанка позволяет несколько успокоиться. Разрабатываются и вводятся в действия дополнительные инст­ру­менты по рефинансированию. Раньше РЕПО (краткосрочный заем под залог ценных бумаг с обязательством выкупа в течение определенного времени) было однодневное, теперь срок увеличен до нескольких недель. Плюс ввели кредитование под залог золота. Правда, пока эти программы работают только в нескольких регионах, но есть надежда, что после откатки они распространятся на всю систему. К тому же в скором времени обещают расширить список ценных бумаг, под которые банкам можно будет кредитоваться.

— Все это делается для того, чтобы в момент, когда понадобится поддержка дополни­тельной ликвидностью, — говорит Покидышева, — можно было это сделать быстро и в необходимом объеме.

Между тем все опрошенные «Сферой влияния» банкиры признают: денег в системе хватит только на поддержание функционирования экономики, а вот о каких-либо программах развития придется на время забыть.

— Такая ситуация продержится до того момента, пока Европа и Америка не разрешат свои экономические проблемы, — уверен Дмитрий Букреев из «Интеркоммерца», — и там не начнется достаточный промышленный рост, который приведет к повышению потребления российских энергоносителей и продукции металлургии.

Однако ожидать этого в ближайшее время вряд ли стоит. Во-первых, прогнозы экономи­ческого роста, о которых говорилось выше. Во-вторых, все ухудшающееся положение европейских банков: вот и в начале прошлой недели международное рейтинговое агентство Fitch Ratings опять понизило рейтинги нескольких итальянских банков, включая крупнейшую кредитную организацию страны Intesa Sanpaolo и старейший банк мира Monte dei Paschi di Siena.

Евгений Волошинский
Иллюстрации Сергей Орехов
Журнал «Сфера влияния»

© ДЕЛА.ru

 

информация
новости

Экология как драйвер инвестиций Работающая в Красноярском крае горно-металлургическая компания «Норникель» значительно увеличила свой прогноз по инвестициям до 2030 года…

На здравоохранение направят дополнительно 3 млрд рублей Комитет по охране здоровья и социальной политике Заксобрания Красноярского края обсудил законопроект «О краевом бюджете на 2022 год и плановый…

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»