статья /власть

Пять губернаторов Красноярского края

В конце марта исполнится полгода с момента назначения Александра Усса исполняющим обязанности губернатора Красноярского края. И еще полгода останется до даты выборов, когда либо должность Усса избавится от приставки «врио», либо во главе региона встанет новый руководитель.

ДЕЛА.ru решили вспомнить, кто управлял краем в новейшей его истории, и сравнить поступки и проступки главных лиц.

Первый постсоветский

Аркадий ВепревПервым красноярским губернатором постсоветской эпохи был Аркадий Филимонович Вепрев (в 1991 году эта должность именовалась «глава администрации края»). Через год он от поста отказался.

Его преемником стал сорокалетний доктор экономики Валерий Зубов, до этого возглавлявший Главное экономическое управление края. Официальное избрание состоялось 12 апреля 1993 года. Этот день в календаре красноярцы должны отмечать не только как День космонавтики, но и как начало отсчета новой эпохи – времени постсоветской губерна­торской власти. Хотя официально должность губернатора региона была утверждена российским президентом только в 1996 году, сути это не меняет.

С той поры, с апреля 1993 года, в крае сменилось пять губернаторов. Промежуточные периоды, когда в этой роли временно выступали Николай Ашлапов (после гибели Лебедя) и Эдхам Акбулатов (после отставки Хлопонина) не в счет.

Чем замечательны были времена правления Валерия Зубова, Александра Лебедя, Александра Хлопонина, Льва Кузнецова и Виктора Толоконского?

Не станем упирать на цифры статистики – случается, цифры лукавят. Как и факты. К примеру: открылось столько-то кадетских корпусов – но одновременно сменили «прописку» с краевой на столичную или иностранную, а потом и вовсе сгинули столько-то промышленных предприятий, на которых держалась экономика края. Или: край поднял знамя Универсиады-2019, но при этом экономика стагнировала, бизнес упал, управляемость регионом опустилась до нулевой отметки.

Во главе всего, конечно, экономика. Но если сегодня пытаться детально описать одно только движение собственности от владельца к владельцу в период с 1993 года по настоящее время, выйдет сочинение томах в десяти.

Поэтому мы решили оценивать деятельность глав региона главным образом с точки зрения, что получили от этой деятельности край и его население? Какие действия власти привели к сохранению и умножению чего угодно: собственности, полезных традиций, к развитию промышленности, — а какие нанесли ущерб?

Край при Зубове

Валерий Зубов

Начало 90-х годов стало разрушительным для всей российской экономики. В свое время ныне покойный Владимир Кузьмин, занимавший в администрации Валерия Зубова должность первого зама по экономике, рассказывал мне, как в целях расширения рынка сбыта красноярского угля они вели переговоры с бандитами, контролировавшими угольный трафик на запад. Как говорится, ничего личного, экономику «держат» бандиты – значит, приходится договариваться с ними.

Скоро бандитский передел сменился глобальным перераспределением бывшей госсобственности, который контролировали уже люди в цивильном, новоиспеченные олигархи. Этот хрен был немногим слаще предшествовавшей редьки. Вот в таких условиях начала и продолжала свою работу —вплоть до самой искусственной, хотя и не очень искусной, смены — администрация губернатора Зубова.

От главы региона и ключевых фигур в его окружении требовалось главное: умение не захлебнуться в волнах стихийного, суррогатного рынка, где не было еще законов, а царило беззаконие, и, делая «поправку на ветер», все-таки держаться государственного курса. В значительной степени это удавалось, несмотря на отсутствие опыта (у кого он к тому времени был?) и зримое присутствие чужих интересов в растаскивании краевой собственности.

Растаскивать было что. Промышленная карта Красноярского края «рисовалась» комплексно. Красноярская ГЭС строилась практически одновременно с Красноярским алюминиевым заводом (первый блок станции пущен в 1967 году, КрАЗ построен в 1964-м), а главное – была ориентирована на энергопотребности КрАЗа: 85% вырабатываемой ГЭС электроэнергии потребляют алюминщики. В 1969 году начал работать Красноярский металлургический завод, в 1970-м первый глинозем выдал Ачинский глиноземный комбинат.

Все – звенья одной энергометал­лургической цепи. Через производст­венные отношения с этой цепочкой были связаны и многие другие предприятия. По тому же принципу создавался и Канско-Ачинский топливно-энергетический комплекс – КАТЭК.

Яркое свидетельство комплексного подхода – общесоюзная программа развития производительных сил Красноярского края. Единственный регион в СССР (Москва не в счет, это особая зона), для которого был принят такой документ, имел все шансы сохранить статус флагмана российской экономики.

Стихийная приватизация ничего этого не учитывала. Связи нарушались. Серьезная попытка восстановить их – создание в 1995 году финансово-промышленной группы «ТаНаКо». Идея принадлежала Владимиру Кузьмину. Это была первая попытка того, что позже получит название «частно-государственного партнерства».

В новую ФПГ вошли 13 предприятий, в том числе практически все ключевые субъекты краевой экономики: КрАЗ, КраМЗ, «Красноярскэнерго», Красноярская ГЭС, Ачинский глиноземный комбинат, Ачинский нефте­перерабатывающий завод, Красноярская железная дорога, банк «Металэкс», страховая компания «Медистал».

Однако львиная доля экономики края к тому времени контролировалась алюминиевым магнатом Анатолием Быковым, поэтому и ФПГ «ТаНаКо» скоро перешла под его фактическую «опеку».

Все же логика действий команды Зубова была направлена на сохранение промышленной инфраструктуры и препятствование выводу предприятий из-под краевого подчинения. Не всегда это получалось.

В 1992 году Указом президента Бориса Ельцина было создано РАО «ЕЭС России». В числе прочих региональных энергокомпаний в него была включена и «Красноярскэнерго». Прекрасно понимая, чем грозит утрата контроля над энергией со стороны региональной власти, иркутский губернатор Юрий Ножиков обратился в Конституционный суд. В этом обращении его активно поддержал красноярский губернатор Валерий Зубов.

Конституционный суд обнаружил в постановлении Ельцина признаки нарушения конституционных прав регионов. Четыре энергосистемы, в том числе «Иркутскэнерго», вернули в региональное подчинение. Красноярской в этом списке, увы, не оказалось.

Интегрирование в «большую энергетику» обернулось для края потерей управляемости отраслью и ростом тарифов, но упрекать в этом тогдашнюю власть опрометчиво: сделали что смогли. Вспоминаются поговорки о приеме против лома и плети, пытавшейся перешибить обух.

Зато удалось вернуть в государственную собственность Красноярский завод цветных металлов, входивший с некоторых пор в структуру «Норильского никеля». Кстати, условия залогового аукциона, следствием которого стал переход норильского комбината в частные руки, Зубов не согласовывал. Но и в этом случае все решилось в Москве.

К числу заслуг первых постсоветских руководителей края необходимо отнести стимулирование бизнеса: в ту пору появилось немало новых предприятий, активно заработали многие старые. Особенно это заметно было в переработке сельхозпродукции: мясокомбинат «Зубр», молочный завод «Милко», ставший одним из символов края пивзавод «Пикра»…

Знаковое событие – то, что в 1995 году Красноярский край на фоне общероссийского экономического спада показал промышленный рост. Как рассказывал Зубов, около года они с Кузьминым никак не афишировали этот факт: «Боялись сглазить».

И еще одно. Наш регион стал последней российской территорией, которой удалось, как в последний вагон уходящего поезда, «вскочить» в последнюю же федеральную программу – освоения Нижнего Приангарья. Не случись этого, возможно, до сих пор не было бы реанимировано строительство на Ангаре.

Дружила зубовская власть и с людьми культуры. Во многом залогом тому было руководство профильным краевым управлением (тогда еще не было ранга министра) в лице Геннадия Рукши – пожалуй, последнего настоящего профессионала такого уровня. В администрации появилась должность госсекретаря – председателя Комитета по общественным и политическим связям, на которую пригласили Романа Солнцева.

Пользуясь авторитетом среди коллег-литераторов, он сумел привлечь к работе Эдуарда Русакова, других писателей, появилось немало ярких и полезных проектов – например, сборник детского творчества «Пегас ворвался в класс».

В 1993 году стал издаваться литературный журнал «День и ночь», до сих пор одно из лучших региональных изданий такого рода. Сам губернатор лично знал многих деятелей культуры, дружил с художниками.

Несмотря на развитие экономики и общее позитивное движение в других сферах, выборы 1998 года Валерий Зубов проиграл.

Как правило, основными называют две причины: отсутствие поддержки со стороны Норильска и неумение найти общий язык с аграриями. Если первое верно – сказались сложные отношения с тогдашним руководством «Норникеля», – то со вторым можно поспорить. Среди аграриев было немало тех, кто Зубова поддерживал: Вепрев, Толстиков, глава «Таежного» Василий Еремин и другие.

Основная причина поражения не здесь. Браки, известно, совершаются на небесах. Весь выборный «ресурс» Зубова ограничивался его популярностью в пределах края. Денежных мешков под рукой не было. А за его соперником – генералом Александром Лебедем – стоял целый пул инвесторов. Да каких: Борис Березовский, Бидзина (тогда Борис) Иванишвили («Российский кредит», он поддерживал Лебедя и на президентских выборах 1996 г.). На краевом уровне первую скрипку сыграл, конечно, Анатолий Быков, за что после сам и поплатился.

Край при Лебеде

Александр Лебедь

Можно назвать несколько отличительных особенностей стиля руководства краем при губернаторе Лебеде. Первое – абсолютное незнание новыми чиновниками (старых почти не осталось) подведомственной территории.

Рассказывают как анекдот, в который легко поверить: руководителю одного из северных районов – не то Мотыгинского, не то Туруханского – телефонограммой предписывали через два часа быть на совещании у губернатора, а главу Березовского района, пригласив на такое же совещание, спрашивали: в какой гостинице заказать номер?

Второе – отсутствие интереса к краю и населению, а главное, нежелание связывать свое будущее с этой территорией позволяли работать вахтовым методом. Семьи практически у всех губернаторских замов и руководителей управлений оставались в столице.

Третье – большинство ключевых фигур в руководстве края при генерале находилось в служебной командировке, цель которой – активное участие в переделе краевой (и федеральной на территории края) собственности.

Яркий пример – занимавший должность первого зама губернатора по экономике Святослав Петрушко. Он и не особо скрывал, что действует в интересах пославшего его в глубинку «Российского кредита». Из самых ярких эпизодов его деятельности – продажа «по цене московской квартиры» контрольного пакета акций Красноярской угольной компании Сергею Генералову.

Но если красноярский уголь, многократно сменив собственников и попав, наконец, в руки Андрея Мельниченко, все-таки добывается, и краевой казне от деятельности СУЭКа перепадает, то, например, уникальный завод «Красфарма» при активном участии Петрушко остался воспоминанием.

Список предприятий, сменивших «прописку» с краевой на столичную или иногороднюю, а то и попросту разоренных («Сивинит», «Сибэлектро­сталь…»), выйдет длинным. Итог – к печальному исходу губернаторства Лебедя край по экономическим показателям провалился в общерос­сийском рейтинге ниже 50-й позиции.

В край Лебедь вошел, как войска входят на вражескую территорию. Прежние руководители для него были не политическими соперниками, а физическими врагами, которых необходимо «зачистить». Для большинства такая «зачистка» обернулась потерей работы, для некоторых посадками, а для кого и смертью: бывший первый замгубернатора Владимир Кузьмин вскоре после тюрьмы умер.

Деловая и политическая элита при Лебеде фактически прекратила свое существование как монолит. Часть ушла в оппозицию (блок «Наши» на выборах в ЗС, деление по признаку «наши – не наши» в то время стало как никогда актуальным), часть затаилась, часть обеспечила себе будущее, поддержав движение «Честь и Родина» или попросту влившись в эту, по сути, партию Лебедя.

В культурные процессы генерал-губернатор (такое заочное прозвище ему дали сразу) особо не вмешивался, но Геннадия Рукшу на всякий случай уволил. Советником и человеком, отвечающим за общественные связи, Лебедь привел своего соратника по Приднестровью, литературоведа Владимира Полушина. Именно Полушин стал катализатором раскола в краевой писательской организации, благодаря которому два союза – Союз российских писателей и Союз писателей России – до сих пор смотрят друг на друга с недоверием.

Но и позитив случался. При Лебеде в край вернулся главный дирижер симфонического оркестра Иван Шпиллер, до этого покинувший Красноярск из-за скандала в коллективе. Наконец, главная и неоспоримая заслуга генерала Лебедя – создание сети кадетских корпусов и Мариинских гимназий.

Край при Хлопонине

Александр Хлопонин

Если правление генерала Лебедя сделало край фактически неуправляемым, то приход на губернаторское место Александра Хлопонина вернул ему управляемость очень скоро. Чем примечательно было время его руководства?

Хлопонину свойственно проектное мышление. При нем край снова, как во время Зубова, вписался в федеральную повестку.

С новой силой зазвучала забытая на время тема Нижнего Приангарья. Родился Красноярский экономический форум – к настоящему времени содержание его сильно размылось, но сама идея – создать в Красноярске не просто дискуссионную площадку для обмена мнениями, а пространство для выработки стратегических решений, важных для экономики всей страны, – уже стоит многого. Здесь свою программу публично представил тогдашний президент страны Дмитрий Медведев, Владимир Путин бывал на форуме в двух качествах.

Хлопонин сумел убедить федеральные власти, что первый федеральный университет должен быть создан именно в Красноярске – и возник СФУ. Тоже не обойтись без поправки: университет не стал тем, чем должен был стать, многие слияния произошли формально, принудительно, главное – с потерей качества. Но снижение качества образования – скорее тенденция общероссийская.

Передел собственности при Хлопонине продолжался, многие предприятия переходили под контроль структур, аффилированных с «Норильским никелем» либо с бизнесами, контролируемыми губернатором и его окружением.

Показательна история с фактическим захватом золотодобывающей компании «Полюс», принадлежавшей Хазрету Совмену. На компанию «положил глаз» Михаил Прохоров, тогда еще партнер по бизнесу Владимира Потанина и друг Александра Хлопонина. В начале 2002 года Прохоров через бывшего правительственного чиновника, близкого знакомого Совмена, сделал предложение: продать все 100% акций компании ему, Михаилу Прохорову. Совмен отказался.

После избрания Хлопонина губернатором предложение прозвучало из тех же уст, но в новой форме. «Уговоры» сыграли свою роль. Хазрет Совмен продал компанию по цене значительно ниже рыночной. Взамен ему обещали половину акций будущего золотодобывающего холдинга, но так ничего и не дали.

Содержательно, стратегически дрейф краевой экономики продолжался, но тактически это выглядело совершенно иначе. И не вызывало особого возмущения. Причины, скорее всего, глобальны: в экономике страны к тому времени стало больше денег, практически все ключевые отрасли развивались с повышающим трендом.

Но и локальные причины были – Норильск стал платить больше налогов в казну (прямое следствие губернаторства Хлопонина). Решались социальные проблемы, оживилась строительная отрасль.

Еще одно важное достижение (хотя далеко не все склонны считать его достижением) – Хлопонин выступил в роли «собирателя земель». Идея единого края высказывалась и раньше, но тогда, будучи главой Таймыра, Александр Геннадиевич выступал против объединения. Теперь ситуация поменялась, и он стал не просто сторонником, а инициатором и апологетом воссоздания единого региона.

Изменилось отношение к губернатору со стороны политической элиты – она снова ожила. Оппозиция существовала, но теперь она стала конструктивной, недовольство действиями чиновников предыдущей власти стало основой для формирования и укрепления второй ветви власти как значимого и позитивного фактора, а не только как фактора сдерживания алчности олигархов.

Хлопонин демонстрировал гибкость и подвижность, или, как еще называют это свойство, политическую вариативность, во многих сферах, включая культуру. На заре своего правления он потчевал политическую элиту приглашением группы под названием «Блестящие», но в конце губернаторства такой глупости уже не допускал.

Край при Кузнецове

Лев Кузнецов

Наименее выразительным губернатором края запомнился Лев Кузнецов. По некоторой информации, перед своей сменой в 2010 году Александр Хлопонин замолвил в столице словечко за своего бывшего первого зама. Цель – сохранить управляемость края. Никаких новых проектов при Кузнецове не затевалось, край двигался по инерции.

Губернатор особо и не скрывал отсутствия сердечной привязанности к региону, несмотря на то, что его семья находилась в Красноярске и дети учились в местной школе. Вел он себя не столько как губернатор, сколько как бизнесмен, и преследовал свои бизнес-интересы. Показательна история компании «ИЛАН» и созданного в ее структуре ООО «Трансмост» – специально под строительство мостов по федеральной программе освоения Нижнего Приангарья.

Не вдаваясь в подробности, история банкротства «Трансмоста» и ухода с рынка «ИЛАНа» – это история того, как выбрасывают за ненадобностью опустошенный кошелек. Именно роль кошелька для первых лиц краевой власти и играли обе структуры.

До посадки в губернаторское кресло контрольный пакет акций в ООО «Трансмост» принадлежал Кузнецову. Став главой региона, он передал его Юрию Марценко, в 2014 году погибшему недалеко от Куршавеля. Но было ясно: контроль над дорожно-строительной и мостостроительной компанией и без контрольного пакета сохранял Лев Кузнецов. С назначением его министром по делам Северного Кавказа вскоре перестали существовать обе компании.

Не менее яркий эпизод того времени – получивший огласку факт увода значительной части бюджетных денег, отпущенных на ремонт электросетей и объектов ЖКХ. Речь шла о миллиардах, осевших в карманах узкого круга лиц, приближенных к краевому руководству.

Что касается экономики, ничем другим четырехлетка губернаторства Льва Владимировича не отмечена.

Из позитивного можно отметить знамя «Универсиады-2019». Поднято оно было в его бытность главой региона. Прошли также два фестиваля стран Азиатско-Тихоокеанского бассейна (фестиваль АТФ) 2012 и 2014 годов. Но это событие традиционное, плановое, календарное. Было бы странно, если бы оно не случилось.

Край при Толоконском

Виктор Толоконский

Назначенный губернатором после Кузнецова бывший полпред президента в СФО Виктор Толоконский тренда, заложенного при Кузнецове, не изменил. Он еще более откровенно демонстрировал свое нежелание связывать дальнейшую судьбу с судьбой региона и его населения.

Внешне он выстраивал отношения и с законодательной властью, и с чиновниками, сохранившими свои кресла с прежних времен. Но реально, кроме собственных интересов, не представлял ничьи. Впрочем, как сказал один политолог, если бы в России губернаторов снимали за плохую работу или корысть, две трети страны осталось бы без руководителей.

Стиль правления Толоконского был исключительно кабинетным – это странно для бывшего мэра Новосибирска, губернатора области и представителя президента. Из кабинета при этом он выходил часто, часто ездил по краю – чаще, чем большинство предыдущих глав, – и неизменно возвращался из командировки с законодательной инициативой.

В большинстве своем такие инициативы сводились к необходимости принятия типовых универсальных актов, характерных для любой территории края. Иначе говоря, не было необходимости заглядывать в каждый коровник, чтобы изменить глобально условия содержания скота в целях повышения надоев. На самом деле такие поездки для губернатора были скорее экскурсиями.

Главный минус – продолжение политики финансового заимствования и наращивания госдолга региона.

Из безусловных плюсов, касающихся развития экономики региона, некоторые отмечают принятие стратегии развития края до 2030 года. Документ действительно был принят при Толоконском. Но разрабатывался он раньше, еще при Льве Кузнецове, активно обсуждался в интернете, собрал обильную критику – несмотря на это, Толоконский настоял на его принятии. По оценке некоторых экспертов, главный плюс стратегии – в «основополагании»: теперь любое решение любой ветви власти должно соотноситься со стратегией развития края.

Главное «достижение» Виктора Александровича в культуре, пожинаемое до сих пор, – министр культуры Елена Мироненко. Губернатора покорил креативный стиль поведения подчиненной, который и определяет сегодня развитие культуры края.

С другой стороны, и в этой сфере есть существенный плюс – достижение уже без кавычек: по инициативе директора филармонии Юлии Кулаковой Толоконский пригласил на должность главного дирижера Красноярского академического симфонического оркестра Владимира Ланде. Оркестр зазвучал по-новому, музыканты ожили после многих лет бездарного музыкального руководства.

После своей «добровольной» отставки, вернувшись в Новосибирск, Виктор Александрович публично заявил, что Новосибирск, слава богу, не Красноярск. Что верно, то верно.

Геннадий ВАСИЛЬЕВ
ДЕЛА.ru

© ДЕЛА.ru

 

ещё по теме на Dela.ru

Новому горсовету распределили мандаты

Новому горсовету распределили мандатыОзвучены результаты выборов в новый созыв горсовета. В депутатском корпусе будут представлены делегаты из пяти партий, преодолевших 5%-й барьер …

Как в ЗС одобряли повышение пенсионного возраста

Как в ЗС одобряли повышение пенсионного возрастаЗаксобрание Красноярского края со скандалом и со второй попытки одобрило положительный отзыв на законопроект о повышении пенсионного возраста …

новости

Новая полоса в жизни Норильска

Новая полоса в жизни НорильскаВ аэропорту Норильск закончилась реконструкция взлетно-посадочной полосы. Работы велись три года, и теперь …

Комфортная общественная среда: современные подходы для местных управленцев

Комфортная общественная среда: современные подходы для местных управленцевВ Красноярске открылся цикл тематических семи­наров о современных принципах благоустройства и ...

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»

⬇ Подпишись и читай нас в соцсетях ⬇ X
Нажми на кнопку  ►► ◄◄
Нажми на кнопку  ►►