интервью

Андрей Гнездилов. Мы должны использовать кризис для создания новой экономики

Вечеринй КрасноярскАндрей Гнездилов вот уже больше ме­сяца курирует исполнение антикризис­ных мер на посту вице-премьера прави­тельства Красноярского края.
Ожидается, что в скором времени в регионе появятся новые рецепты борьбы с финансовой депрессией. Чем они лучше прежних и почему некоторым предприятиям кризис пойдет на пользу, «ВК» узнает из первых уст.

Умение использовать кризис

Андрей Алексеевич, почему в правительстве за антикризисные меры отвечаете вы?

Прежде всего, не я один. Один человек попросту не справится с такой задачей. Да, я курирую антикризисные меры, но в каждой сфере, в каждом министерстве ведется напряженная работа, разрабатываются свои анти­кризисные рецепты. Думаю, необходимость курировать объясняется чисто организаторскими мотивами.

Андрей Гнездилов
Андрей Гнездилов
Вице-премьер Правительства Красноярского края

Кризис слишком масштабно затронул все сферы экономики и социальной жизни. Вза­имоотношения между всеми участниками рынка изменились, произошли структурные сдвиги. Потому и ответная реакция должна быть системной, масштабной.

Вот, собственно, и ответ на ваш вопрос — с кризисом должна бороться целая команда. Причем я не говорю только о прави­тельстве. Очевидно, что власть, бизнес и общество в одной лодке.

Как бы цинично или даже странно это ни звучало, мы должны использовать кризис для создания новой инновационной эконо­мики в Красноярском крае. Или, по крайней мере, заложить основы для ее дальнейшего развития.

Если пошагово, какие антикризисные меры должны быть разработаны или реализованы в первую очередь?

Первое, что необходимо сделать, — это создать адекватную нормативную базу. Мы можем до бесконечности «тушить пожары», но если нет системы, то это не сработает. Основные силы сейчас брошены на заседания анти­кризисных групп, где вырабатываются общие подходы по законам и поста­новлениям, которые необходимо принять в ближайшее время.

Практически готовы законопроекты о поддержке машиностроительного, до­рожно-строительного комплекса, сельского хозяйства, строительства. Кро­ме того, готовятся поправки в законы о госгарантиях, субсидиях по оплате услуг ЖКХ и об образовательных кредитах. Это первые шаги, после которых предприятия смогут решить лишь свои первоочередные насущные задачи и уже потом развиваться дальше.

Но ведь только нормативными актами проблему не решишь.

Естественно. Второе направление, по которому работает правительство, — это непосредственное взаимодействие с самими предприятиями. Очевидно, что изменившиеся экономические условия заставили по-новому взглянуть на окружающую действительность — считать затраты, выручку, серьезнее относиться к качеству своей продукции.

Задача правительства — предложить бизнесу в рамках этого процесса такие меры стимулирования, чтобы происходящая на заводе или комбинате оптимизация в меньшей степени отражалась на сотрудниках этих пред­приятий, на их заработной плате.

Конечно, тут общего рецепта для всех мы не разработали, да и вряд ли это возможно. У каждого своя специфика. Потому приходится искать индиви­дуальный подход.

Еще одно направление антикризисных мер — это развитие производс­твенной кооперации. Уже есть несколько примеров из сельского хозяйства, машиностроения, когда некоторые материалы или агрегаты закупались нашими же предприятиями в других регионах, хотя абсолютно те же вещи продавались в крае. Грубо говоря, мы занимаемся сведением поставщиков и потребителей.

Краевую продукцию не жалуют

Почему же они сами не могут договориться между собой, ведь они же бизнесмены?

Иногда это некая традиция. Вот, например, заказывали десять лет дорож­ную технику в Кемеровской области - и слава богу. С одной стороны, были вполне объективные причины — наш комбайновый завод лихорадило, например. Сейчас все нормально, но все равно закупаем — просто привычка.

Возможно, играет роль отсутствие качественной информации. Вот ещё пример. Один из мясоперерабатывающих комбинатов региона постоянно на протяжении нескольких лет возил сырье из Омска. Причина, которой менеджмент объяснял это, заключалась в том, что мясо из нашего региона имеет не совсем подходящие потребительские свойства. Когда мы свели местных производителей мяса с переработчиками, выяснилось, что свойс­тва-то все те же самые, а вот возить за полторы тысячи километров не нужно. Получается дешевле при таком же качестве.

Тот же ДЗНВА. Многие местные фирмы заказывают низковольтную аппа­ратуру в Курске. Почему, когда у нас свое предприятие под боком? Таких примеров я могу привести множество.

Подчеркну, что основная задача краевой власти заключается вовсе не в простом сведении поставщиков и потребителей. Мы должны стимулировать предприятия, которые развивают производственную кооперацию.

Какие ещё антикризисные направления
будет развивать правительство?

Четвертое, не менее важное направление — привлечение на территорию края инвестиционных средств.

Вы говорите о федеральных или частных инвестициях?

И о тех, и о других. Безусловно, сейчас одной из главных задач для нас яв­ляется привлечение как можно большего объема средств, которые выде­ляются в рамках федеральных антикризисных и не только программ. Это и ремонт ветхого жилья (уже получили больше двух миллиардов рублей), и программа по приобретению квартир, строительству дорог, возможно, по строительству энергетической инфраструктуры. Это позволит максимально задействовать наши предприятия и кадры.

Это сложно?

С одной стороны, конечно, да. Но с другой — мы понимаем, что некоторые серьезные игроки в различных отраслях выходят из игры и получить гос­заказ становится легче.

Легких денег не будет

В представлении обывателя вся господдержка сводится к тому, что предприятиям дадут денег. И это самое основное...

Нет, раздача денег — не наша цель. Существуют ведь различные формы поддержки, о которых я уже упоминал. Вот сейчас мы заканчиваем вне­сение изменений в закон о госгарантиях, в соответствии с которым соот­ветствующие бизнес-проекты смогут получить в банках около 15 млрд рублей. При этом процентная ставка будет снижена примерно на 5–7%. Думаю, до конца года предприятия используют эту возможность примерно на 10 млрд рублей.

Андрей ГнездиловНечто подобное пыталась применять и Федерация, но система не сработала. Не повторит ли край ошибок?

Система была разработана Федерацией в феврале, но в середине мая выяснилось, что ни одной госгарантии не выдано. Президент страны поручил изменить порядок. Думаю, уже в конце июня эта программа возоб­новится.

А в чём была проблема? Почему не полу­чилось с первого раза?

Основная проблема одна — слишком тяже­лый порядок получения госгарантии. Ведь многие предприятия выходили с пакетом до­кументов, пытались получить, но ничего не выходило. Кроме того, банки потребовали не субсидиарной, а солидарной ответствен­ности.

Сейчас мы эти ошибки учли. Более того, удалось достигнуть догово­ренности с замминистра экономического развития РФ Олегом Савельевым о возможности проработки вопроса о выставлении совместных гарантий для системообразующих предприятий Красноярского края. То есть Федерация и правительство региона будут ручаться за заемщиков вместе. Это позволит получить гораздо больший объем средств.

Госгарантии придется заслужить

Вернёмся к краевым гарантиям. Местные банки и филиалы потянут сумму в 15 млрд рублей?

Здесь нет совершенно никаких проблем — потянут. Кроме того, прак­тически все кредитные организации принимают гарантии правительства региона.

Но не выйдет ли так, что кредит предприятию не поможет, оно не отдаст его и казне придется платить за собственную же гарантию?

Естественно, этому вопросу мы уделяем особое внимание. Инвестиционный совет будет досконально обсуждать каждый проект.

Будет ли этого достаточно? Может, стоит проводить некий аудит или десант экспертов отправлять на предприятие, чтобы быть полностью уверенным в предприятии?

Дело в том, что на инвестсовет потенциальный заемщик предоставляет очень много документов. Члены совета буквально под микроскопом рас­сматривают каждую деталь. Если возникают хотя бы малейшие подо­зрения — госгарантии не видать, да и претенденты будут готовиться достаточно серьезно. Но в особо сложных случаях, конечно, необходимо будет выезжать на предприятия и смотреть все лично.

Сколько времени уйдет на процедуру получения госгарантии?

В законе прописано 30 дней, но мы планируем в ближайшее время урезать его до 10 дней. Это позволит существенно упростить процедуру для предприятий.

Будут ли следить за тем,
как расходуются средства по госгарантиям?

Конечно, вопрос контроля — самый важный. Более того, правительство обязательно подпишет с краевой прокуратурой соглашение о взаимо­действии и обмене информацией в рамках реализации антикризисных мер.

Какова доля тех, кто сможет получить госгарантии?

Планируется, что 10 млрд рублей смогут получить порядка 50 предприятий.

Это крупные предприятия?

На самом деле ограничений нет, но очевидно, что такими кредитами смогут воспользоваться лишь крупные и средние производства. Кроме того, учи­тывайте, что малому бизнесу столь солидные суммы попросту и не нужны.

Бизнес-инкубатор для малышей

То есть «малышам» и «середнячкам»
придется выплывать самостоятельно?

Ни в коей мере. Думаю, о них-то и нужно более всего заботиться — холить и лелеять. В данный момент мы занимаемся разработкой возможности соз­дания специального фонда, в котором будет собрана часть краевого иму­щества. К слову, подобная идея уже несколько раз возникала ранее, но благополучно умирала.

В чём её суть?

В фонде будет собрано краевое имущество, которое сегодня не исполь­зуется. Оно будет выступать неким залогом по кредиту. Речь тут идет, конечно, о микрозаймах. Это будет своего рода бизнес-инкубатор. Думаю, в ближайший месяц мы завершим эту работу.

Бизнес-инкубатор уже создавался в городе и вроде бы ничего выдающегося из него не вышло. Не будет ли так же и с краевым?

Главное — правильное финансирование нужных и действительно эффек­тивных проектов и жесткий контроль. К тому же учитывайте, что многие ниши в этом сегменте сейчас освобождаются, и у бизнеса есть реальный шанс завоевать новые территории.

Вы упомянули о том, что после кризиса край нацелился на создание инновационной экономики. Что это значит?

Сегодня создаются условия, когда, с одной стороны, предпринимательская среда вынуждена искать новые технологии, оптимизироваться, диверсифи­цировать производство. У государства также есть стремление перейти на новые технологии, то есть то, что мы и называем инновационной эко­номикой.

Но почему именно сейчас, в кризис?

Острая фаза практически миновала. Теперь начинается период, когда именно от наших действий зависит, куда пойдет локомотив экономики. Я имею в виду не только правительство, но и предпринимателей и простое население.

У края есть целый комплекс предложений — по созданию бизнес-инкубатора, технопарка… Есть предложение об образовании некоего банка новых технологий. Подразумевается, что это будет федеральная структура и местные бизнесмены смогут иметь возможность брать в своеобразную аренду эти технологии.

Силиконовая долина

То есть нам светит некая сибирская Силиконовая долина?

Имеем все шансы. Тот же Сибирский федеральный университет с его кад­рами вполне может претендовать на это звание.
С другой стороны, необходимо понимать, что в России всегда было очень хорошо с идеями и традиционно плохо с их воплощением. Потому нужна очень серьезная общественная работа, нужно создать площадку, где идеи бы воплощались в реальную экономику. Тем более это востребовано мно­гими предприятиями. Потому продукты, которые будут рождать технопарки, найдут своего потребителя. Думаю, этот вопрос мы продумаем в бли­жайшие шесть месяцев.

Какие меры предусматриваются в сельском хозяйстве, ведь уже несколько месяцев, несмотря на вливания в эту отрасль, ситуация там кардинально не меняется? Единственное требование сельчан и Минсельхоза — дать ещё денег…

Андрей ГнездиловВ новом пакете мы напрямую увязываем эффективность деятельности с затрачен­ными средствами. Я имею в виду траты на закупку техники, стимулирование готовой продукции.

Главная задача — не просто выдать деньги сельчанам, но довести их продукцию до конечного потребителя. Ведь вы сами види­те, что творится на полках супермаркетов — сплошь продукция из других регионов. И ни для кого не секрет, что продукты, которые завозятся сюда, не в лучшую сторону отли­чаются по качеству от продуктов произво­дителей нашего региона.

Проблема сельского хозяйства, на мой взгляд, родилась не сегодня и не вчера. Корень зла заложен несколько десятков лет назад решениями, которые тогда прини­мались. И ликвидировать проблему за несколько месяцев нельзя.
К слову, у сельского хозяйства есть неплохой потенциал для внедрения тех же инновационных технологий. Но на это может потребоваться до пяти лет. Пусть маленькими шажками, главное — в правильном направлении.

А каким образом добиваться увеличения доли местной продукции в местных же магазинах? Ведь об этом говорят уже несколько лет.

Будем взаимодействовать с торговыми сетями. Речь идет о предоставлении субсидий, возможны другие формы стимулирования в обмен на принятие нашей продукции. К слову, период в этом смысле тоже очень удачный. Сейчас торговые сети не могут позволить себе не идти на диалог, ведь кризис коснулся и их. Торговцы тоже ищут компромисс.

Второе направление — это развитие мобильных модулей по сбыту продук­ции красноярских сельчан. Опыт показывает, что в большинстве случаев вся проблема заключается в отсутствии нормальной логистики. Это тоже заложено в программу, и я уверен в эффекте.

Один из главных вопросов, который возникает практически всегда, если говорить о селе, это отпускные цены на молоко…

Мы и сейчас говорим об этом. Думаю, строящийся в Назарово молоко­перерабатывающий завод позволит несколько урегулировать вопрос цены и в некоторой степени разрешить извечные споры производителей и пере­работчиков. Кроме того, сейчас активное развитие получила идея создания небольших молокоперерабатывающих модулей.

Конечно, никто не говорит о том, что ситуация исправится прямо сегодня и сию минуту. Нет, конечно. Немного сдвинемся вперед. А к тому времени и экономическая обстановка изменится. Понадобятся уже новые меры. Нужно каждый раз принимать решения, соответствующие ситуации. Только так можно выбраться из кризиса.

Марк Захаров
Газета «Вечерний Красноярск»

© ДЕЛА.ru

 

новости

В прошлом году на соцподдержку жителей края потратили 75 млрд В администрации Красноярского края прошли публичные слушания об исполнении бюджета региона — обсуждалось, на что регион потратил средства и…

Дмитрий Герасимов: «Нельзя лечить только зубы: мы смотрим на здоровье человека в целом» Лечить зубы приходится всем. И у многих по-прежнему живо представление о том, что визит к стоматологу – это очень страшно и, скорее всего, больно…

Наталья Герасимова: «Лучшее, что взрослые могут сделать для детей, – это вкладываться в отношения с ними» Образование детей – в руках родителей, а при той скорости изменений, которые происходят сейчас, никакая школа мира не успеет дать все необходимое…

Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»

Редакция   Реклама на сайте

На сайте применяются cookies и рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети «Интернет», находящихся на территории Российской Федерации).