статья

Сейчас быть должником выгоднее, чем кредитором

Журнал «Деловой Квартал» Красноярск

Сегодня гораздо проще на законных основаниях уклониться от возврата долга, чем взыскать его с должника.

Основные положения, регулирующие отно­шения между кредитором и должником, отражены в Гражданском кодексе. Там про­писаны как обязательства сторон, так и ответственность за их невыполнение.
Так, право на обращение в суд возникает фазу после нарушения какого-либо обязательства, например, срока возврата долга. Но, как правило, кредитор какое-то время выжидает, пытаясь решить вопрос путем переговоров с должником и, только если это не помогает, обращается в суд. Первое, что ему необходимо, — получить исполнительный лист.

Начать «выбивать» долг можно не ранее чем через полгода

Александр Шпагин Александр Шпагин
председатель коллегии адвокатов «Шпагин и партнеры»

Споры о задолженностях между субъектами предпринимательства реша­ются в арби­тражном суде. Как правило, общий срок рассмотрения дела в них занимает 3 месяца. Однако зачастую он затягивается, есть преце­денты, когда рассмотрение длилось больше года.
Это связано с тем, что стороны не предоставляют сразу все доказательства и документы, по ходу процесса изменяют и дополняют исковые требования. Каждый раз это ведет к от­ложению рассмотрения дела сроком на 3-4 недели.

После вынесения решения и оглашения его в суде у ответчика есть месяц на его обжалование. Причем ответчику выгодно обжаловать решение именно в последний день месяца, чтобы затянуть дело.
Этим правом они активно пользуются: по моим подсчетам, обжалуется примерно каждое третье решение суда.
Жалоба поступает в апелляционный арбитражный суд, где обычно рассматривается еще через месяц. И только когда апелляционная инстанция принимает свое постановление, решение вступает в силу, а истец (кредитор) получает исполнительный лист.

Что мы имеем в итоге? При оптимальном стечении обстоятельств испол­нительный лист можно получить не раньше, чем через полгода. То есть у должника есть предостаточно времени, чтобы «слить» куда-нибудь имеющиеся активы. Тем более что арбитражные суды, как правило, очень неохотно идут на обеспечительные меры — наложение ареста на имущество должника на время рассмотрения дела.

Решение суда не гарантирует возврат денег

Получение исполнительного листа — это только треть дела, причем самая простая. Главное — взыскать по нему долг, что гораздо сложнее, хотя сама по себе схема и здесь проста и понятна.

Исполнительный лист направ­ляется в службу судебных приставов, где возбуждается исполнительное производство. Должнику предлагается добровольно вернуть долг в течение недели, в противном случае долг увеличивается на 7% — исполнительский сбор. Пристав начинает собирать сведения о наличии у должника денег, имущества, транспорта и прочих активов, на которые можно обратить взыскание.

Существует срок, в который исполнительское производство должно быть завершено, — 2 месяца. Но в подавляющем большинстве случаев он затя­гивается. Есть прецеденты, когда долг взыскивали по 2-3 года. Это происходит потому, что должники сопротивляются, идут на всевозможные проволочки и ухищрения. Для этого есть даже «руководство» — научная монография о законных способах затягивания арбитражного процесса: подаче встречного иска, изменении предмета либо основания иска, назна­чении экспертизы. Таких способов десятки.

Случается, что долг взыскать вообще невозможно. Например, если у должника нет никаких активов, пристав, выяснив это, прекращает дело за невозможностью взыскания. Есть имущество, на которое невозможно наложить арест. В моей практике был такой случай: в деле о задол­женности фигурировало культовое здание. Однако есть закон, по которому предметы богослужения не могут быть взысканы в уплату долга.

Механизм есть, но он не работает

Как таковое законодательство в отношении возврата долгов у нас пропи­сано достаточно четко. Проблема в том, что механизм его исполнения работает «со скрипом». Во-первых, как я уже говорил, сильно затянуты сроки производства. Существующая загруженность судов и судебных приставов делает законодательство малоэффективным.

Во-вторых, нет заинтересованности судебных приставов. Они сами это открыто признают. Думаю, если бы приставы получали хотя бы один процент от взысканной суммы, они работали бы гораздо эффективнее. При сугубо окладной системе оплаты труда у них нет достаточного стимула.

Ну и, в-третьих, так же неэффективно работает законодательство в плане наказания должников. Есть статьи, предусматривающие ответственность за злостное уклонение от исполнения судебного решения и погашения кредиторской задолженности, однако дела, возбужденные по ним, можно сосчитать по пальцам.

Мнение за

Владислав Майстренко
генеральный директор дистрибьюторской компании «Кастор»:

Владислав Майстренко Владислав Майстренко

— Мы неоднократно на собственном опыте убеж­дались, что взыскание долга — занятие очень хлопотное, а иногда и безрезультатное. Например, приходилось сталкиваться с тем, что де-юре компания существует и заре­гистрирована как юридическое лицо, но де-факто не ведет никакой хозяйственной деятельности, у нее нет ни счета в банке, ни имущества. Торговые площади арен­дованы, товар взят на реализацию, а уставный капитал существует лишь на бумаге. Иными словами, взять с нее нечего, кроме самой выручки. Но обратить взыскание на выручку компании практически невозможно.

Причем, с кем ни сотрудничай, будь то небольшой «магазин у дома» или огромная сеть гипер­маркетов, везде можешь столкнуться с одной и той же проблемой.
Я знаю, что у «ГроссМарта» осталась масса кредиторов в Красноярске, в том числе и мы. У всех поданы исковые заявления в Мос­ковский арбит­ражный суд, но, на мой взгляд, это «невозвратные» долги. Перед нами целая вереница крупных федеральных кредиторов, не говоря о том, что у сети есть первоочередные долги — по налогам, зарплате и так далее.

При желании выплату долга можно растянуть до бесконечности, а то и вовсе уклониться от этого: ликвидировать юридическое лицо, перевести его на других собственников. Со всем этим мы сталкивались.
Причем злостный должник благополучно избегает какой бы то ни было ответственности. Привлечь к ней можно, только доказав суду, что у него был умысел не платить. Но, насколько я знаю, это практически невоз­можно.

Мнение против

Александр Анищенко
руководитель Красноярского представительства НП «Саморегулируемая организация арбитражных управляющих Центрального федерального округа»

Александр Анищенко Александр Анищенко

— Я согласен с тем, что недоработки в законо­дательном механизме воз­врата долгов есть.
Однако, на мой взгляд, главная проблема зак­лючается не в этом, а в том, что сами участники бизнеса не готовы в полной мере к цивили­зованным отношениям. Возвращать долги у нас по-прежнему «не модно», и многие бизнесмены пользуются любой возможностью, чтобы избежать этого. Другие сами себя загоняют в ситуацию, когда не могут получить свои деньги обратно.
Часто в погоне за прибылью они заключают необдуманные сделки с сомнительными контра­гентами, которые в один момент просто исчезают.

Так что, прежде чем пенять на несовершенное законодательство, необходимо научиться отвечать самим за себя. Государство ничего не сделает, если мы сами не захотим вести себя как цивилизованные бизнесмены.

Тем не менее, я считаю, что ситуация с возвратом долгов сейчас гораздо лучше, чем несколько лет назад. Уже есть бизнес-сообщество, для которого имидж, репутация ценятся не меньше, чем материальные ресурсы.
И таких предпринимателей на самом деле большинство. Просто в нынешней ситуации многие действительно не могут расплатиться по счетам. Поэтому есть ощущение, что проблема усугубляется.

© ДЕЛА.ru

 

информация
новости

Депутаты ЗС поздравили работников сельского хозяйства 3 декабря в Красноярске состоялось мероприятие, приуроченное ко Дню работника сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности. Председатель Заксобрания…

Как QR-коды влияют на новогодние корпоративы Меньше чем через месяц наступит главный праздник – Новый год. И, как обычно в начале декабря, красноярцы задумываются о проведении новогодних корпоративов…

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»