статья

Не назад, а вперёд

Строитель. Енисей.

Эффект от государственной помощи строителям в решении кризис­ных проблем оказался мизерным. Для разработки действенной анти­кризисной программы надо пределить настоящие причины кризиса и правильно оценить перспективы рынка. Строительный комплекс не может двигаться спиной вперед, то есть постоянно глядываясь назад — на последнее десятилетие «инвестиционно-строительного бума», представление о котором изрядно мифологизировано и искажено.

Стройке — да! Кризису — нет!

В предыдущих номерах мы показали, что строительная отрасль оказалась в кризисном положении потому, что на жилищном рынке был надут ценовой пузырь. У строителей появилась масса нахлебников — от «диких» инвес­торов до сетевых компаний. Немало «сливок» сняло со строительства и государство через принадлежащие ему так называемые «естественные монополии». Строители стали заложниками финансовой пирамиды.

Сегодня должна измениться сама логика строительной политики. Пора забыть о вчерашнем дутом процветании. Опираться надо на реалии дня сегодняшнего, а думать о дне завтрашнем. Судьба строительных компаний, прежде всего, в руках самих компаний. Но и государство, представители которого называют строительную отрасль «локомотивом экономики», может сделать немало. Если не будет ограничиваться одномоментными финан­совыми вливаниями в отдельные компании.

«Эффект ружья»

Для разработки действенной антикризисной программы необходимо опреде­лить ключевые точки экономики. Такие, которые способны обеспечить «эффект ружья» — воздействие должно приводить к несопоставимому по силе отклику. Как нажатие на спусковой крючок и выстрел.

Правительство сосредоточилось на банках. Помощь им необходима, но только для того, чтобы сохранить возможность кредитования реального сектора экономики. Без подъема реальной экономики вливания в банки не могут быть эффективными. Вложенные средства банкам придется возвра­щать, и они не будут выдавать заведомо ненадежные кредиты. Принудить их действовать иначе невозможно — разве что заранее простить долги. Но тогда тем более деньги пойдут в другом направлении.

Следует разработать комплексный план выхода из кризиса, а все кратко­срочные действия, включая вливание в банки, проводить в рамках долгосрочной стратегии. Вице-премьер И. Шувалов объявил, что на государственную поддержку могут рассчитывать только предприятия ВПК, инфраструктурные монополии и энергетические компании.

Такой подход соответствует старой модели российской экономики — «энергетической сверхдержавы». Кризис же создает предпосылки для структурного изменения — превращения однобокой энергетикосырьевой экономики в комплексную, инновационно-производственную. Девальвация рубля ведет к росту рублевой цены импортных товаров и открывает возможность заменить их отечественными. Следует развивать производ­ственный сектор, не допускать спада производства, сокращения рабочих мест. Для получения «эффекта ружья» надо воздействовать на отрасли, дающие максимальную отдачу в других отраслях.

Цепочки роста

Строительная отрасль в список Шувалова не вошла, хотя со всех трибун ее называют локомотивом экономики. Выражение превратилось в штамп, и, похоже, сами говорящие не понимают его смысл. Между тем строительная отрасль создает цепочки роста. Застройщик заказывает проект, нанимает рабочих, подрядчиков, приобретает строительные материалы, далее по цепочке покупают металл, сырье для цемента, кирпича и т. п. Обеспечи­ваются работой добывающая отрасль, энергетики и так далее. Пошла цепочка роста.

Работники задействованных отраслей получают зарплату, тратят ее на личные нужды — загружается легкая и пищевая промышленность, производство бытовых приборов, автомобилей и т. д. Возникают новые цепочки роста. Построены промышленные предприятия, торгово-бытовые объекты — создаются новые рабочие места и новые цепочки роста. Строительная отрасль для них является ключевой.

В самой строительной отрасли тоже должны быть выделены ключевые точки. Бесполезно прямое вливание денег в промышленность строймате­риалов, если их некому покупать. Бесполезно вливать деньги в подрядные организации, если они не обеспечены фронтом работ. У подрядчиков главная проблема — длительные неплатежи некоторых крупных застрой­щиков и сворачивание объемов нового строительства.

Ключевой точкой строительного комплекса являются жилищные застрой­щики и заказчики промышленного и торговобытового строительства — как крупные, так и средние. Часть средств от их поддержки пойдет на пога­шение долгов подрядчикам и поставщикам материалов. Главным же пунктом стратегии должно стать появление на рынке нового продукта — жилья эконом-класса, реально, а не декларативно «доступного и комфорт­ного». Это и есть помощь всему строительному комплексу — и строителям, и стройиндустрии, и связанным со строительством предприятиям в других отраслях.

Что касается сиюминутной поддержки. При правильной политике кризис — это очищение рынка. Уходят недобросовестные компании, лопаются искусственно надутые «мыльные пузыри», устанавливаются реальные цены. Кризис выявляет недостатки в отношениях государства и бизнеса, создает предпосылки для оптимизации организационно-управленческих схем, фор­мирования оптимальной структуры предложения на рынке.

Это в идеале. У нас своя специфика. Такой кризис, как нынешний, позволит выжить тем, кто не имеет ни перед кем обязательств. А тот, кто встроен в цепочку, зависим от поставщиков и потребителей продукции, страдает больше всех. Это динамично развивавшиеся и социально ответс­твенные фирмы, вкладывавшие значительные средства в развитие — не только свое, но и города (снос ветхого жилья, обновление инфрастру­ктуры). Они оказались плотно привязанными к финансовым структурам. Такие компании нуждаются в поддержке в первую очередь.

Банковский кризис приостановлен

Пример эффективной государственной помощи есть. Банковский сектор государство поддержало всерьез. В сентябре Минфин разместил в Сбер­банке, ВТБ и «Газпромбанке» федеральные средства на сумму до 1,514 трлн. руб. Господдержка дала результат. В ноябре отток вкладов резко замедлился, банки более чем наполовину компенсировали убытки сентября и октября. В 2008 г. эти банки получил прибыль большую, чем в 2007 г.

Банковский кризис в России приостановлен, финансовая система уцелела пока. Благодаря решительным действиям правительства он продолжался всего два месяца — сентябрь и октябрь 2008 г. О реальной экономике, и прежде всего о строительстве, этого не скажешь. Хотя без подъема реальной экономики нельзя исключить и повторение кризиса финансового. Излюбленные банками виртуальные финансовые игры на мировом рынке перекрыты мировым финансовым кризисом. Банки заинтересованы в привлечении новых корпоративных клиентов — иначе придется сворачивать деятельность.

В принципе, для банков строительный сектор привлекателен, и они активно предлагают свои кредитные продукты. Но на неприемлемых для строителей условиях — слишком высокий процент, слишком низкая оценка залога. Банки понимают, что риск непогашения кредита пока чрезвычайно высок. Высокий риск определяет высокий банковский процент и низкую оценку залогов. При оживлении продаж дополнительное стимулирование банков не потребуется — они сами выстроятся в очередь к застройщикам, и в результате конкуренции станут приемлемыми и ставка, и оценка залога.

Кризис доверия

Экономический кризис осложнен кризисом доверия. Потенциальный поку­патель боится вкладывать деньги в недостроенное жилье, считая, что оно вряд ли будет достроено. Банки не доверяют банкам, компании не доверяют компаниям, банки не доверяют фирмам, фирмы — банкам, и все вместе не доверяют власти. Мало того, власть не доверяет власти — разные уровни друг другу, законодатели исполнителям и наоборот. Например, федеральная власть сомневается в том, что направляемые в регионы антикризисные деньги пойдут по назначению.

Оснований для недоверия к государству достаточно. Декларируется необ­ходимость оживления кредитования. Но во всем мире банковские ставки снижаются, а в России растет ставка рефинансирования ЦБ. Падают мировые цены на энергоресурсы. В России — повышение цен на электро­энергию, железнодорожные перевозки, тепло и другие услуги принад­лежащих государству «естественных монополий». Не укрепляет доверие отсутствие антикризисной программы. Недоверие подкрепляется неук­люжими попытками представителей власти свалить ответственность за собственные просчеты «на Америку».

Пока продолжается лукавство, о доверии не может быть речи. А продол­жительность кризиса зависит и от того, какой будет достигнут уровень доверия к государственной антикризисной политике. Для преодоления кризиса необходимо убедительно доказать: с расхождением слова и дела покончено.

В пример можно привести лесопромышленный комплекс. Еще недавно краевые предприятия этой отрасли собирались значительно сокращать штаты. Министр природных ресурсов и лесного комплекса края А. Гнездилов взялся за дело всерьез. При его участии в январе принят краевой закон «О государственной поддержке организаций лесного ком­плекса края в 2009 г.» и несколько постановлений краевого прави­тельства. Это не просто официальные документы, это — реальная антикризисная стратегия, подкрепленная финансами. Предприятия почувс­твовали поддержку, поверили, отказались от сокращений. А в строительной отрасли края, где «все и так хорошо», где «кризис закончится через два-три месяца», кризисные явления нарастают, реальной программы, как не было, так и нет.

Госзакупка и госзаказ

Декларированная федеральная программа помощи строителям рассчитана только на то, чтобы сиюминутно сохранить некоторые предприятия, а не обеспечивать им прибыль. Но такое положение долго продолжаться не может. Без прибыли нет развития, а без развития предприятие нежизне­способно.

Положенный в основу программы госзаказ антикризисными мерами не является. Но преуменьшать его значение не следует, он занимает важное место в комплексной антикризисной программе — позволяет выиграть время и сохранить строительный комплекс. Комплексная антикризисная программа не может дать мгновенный результат, поскольку должна предус­матривать не разовые акции, а пересмотр строительной политики.

Антикризисная программа краевого правительства в значительной мере дублирует аналогичную федеральную программу. Но есть позитивное тактическое отличие. Принятые на региональном уровне нормативные акты в сочетании с федеральным законодательством могут открыть возможность маневра предприятиям среднего и малого бизнеса. Речь идет о возмож­ности организации финансовых схем в рамках госзаказа.

В кредитно-финансовой схеме строительных компаний можно выделить три главных пункта: где взять требуемый объем залога, как в условиях кризиса покрыть высокую ставку банка и как при отсутствии продаж рассчитаться с кредитором? Третий вопрос при госзаказе снимается — покупка обеспе­чивается государством. Вопрос о залоге закрывается недавно принятым краевым законом о государственных гарантиях — при госзаказе государственная же гарантия по кредиту выглядит вполне логично.

Ответ на вопрос о банковской ставке содержится в Федеральном законе 209-ФЗ от 24.07.2007 г. «О развитии малого и среднего предприни­мательства в Российской Федерации». Статья 17 закона прямо говорит о возможности финансовой поддержки субъектами РФ и муниципалитетами при участии федерации в части компенсации ставки по кредиту для малых и средних предприятий.

Такая схема дает предприятиям возможность продержаться до получения эффекта от настоящих антикризисных мер. Препятствий только три: отсутствие настоящих антикризисных мер, кризис доверия к государству и нежелание увеличивать объем госзаказа.

Осторожно: государство!

Быстрое преодоление кризиса невозможно без государственной антикризисной программы. Как следствие у чиновников возникает соблазн реализовать давнюю мечту: покончить наконец с этим непонятным им рынком и вернуться к милым сердцу административным методам управления государственной экономикой. Подмена настоящей антикризисной программы госзаказом — прямой путь к такому финалу.

На открытии форума в Давосе премьер-министр РФ В. Путин заявил о недопустимости чрезмерного вмешательства государства в экономику: «Да, усиление его (государства) роли в условиях кризиса — естественная реакция на провалы рыночного регулирования. Однако вместо того, чтобы заняться усовершенствованием рыночных механизмов, появился соблазн максимально расширить непосредственное участие государства в экономике. Оборотная сторона антикризисных мер — концентрация в руках государства избыточных активов».

Если чиновничьи мечты сбудутся, государственная поддержка превратится в «медвежью услугу» для российской экономики. Вернемся к пустым прилавкам, многочасовым (для жилья — многолетним) очередям и принципу «бери, что есть, потом и этого не будет».

Комплексная программа

Обобщая усилия разных правительств по преодолению кризиса, можно определить четыре способа:

  • по модели Джорджа Буша с раздачей денег финансовому сектору под жестким парламентским и общественным контролем;
  • по модели Николя Саркози с поддержкой производственного сектора и потребительского спроса;
  • по модели Гордона Брауна с национализацией банкротов;
  • по модели Барака Обамы с вливаниями финансов в строительство дорог, школ и борьбой с безработицей. В модели Обамы не предусматривается помощь тому, кто создал очаг кризиса.

Ни одна из упомянутых моделей не может быть механически перенесена в Россию, но из каждой могут быть взяты полезные элементы. Ситуация у нас уникальна: имеется мощная научно-инновационная база и сырьевые ресурсы, но отсутствует промежуточное звено — производство. Комплекс­ная антикризисная программа должна это звено создать.

Очевидно, что российская власть пока шла по пути Буша, но без общест­венного контроля над раздачей финансов. Никакого публичного обсуж­дения не было, в то время как в США вопрос о том, кому помогать, сколько выделять, решался публично.

Проблему строительной отрасли в глобальном смысле можно решить только одним, фантастическим в нынешних условиях, способом — улучшением благосостояния граждан. Корни строительного кризиса в России не в чьем-то нежелании покупать, а в невозможности купить. Соответственно, анти­кризисные меры — это мероприятия, направленные на снижение издержек нового строительства. Средства государства необходимо направлять на создание инженерно обустроенных территорий, пригодных для застройки.

Для начала — исполнить обещания

Пока предлагаемые меры — все равно что макияж покойника перед погребением. Мало, поздно, бесполезно. Хотя значительная часть насто­ящих мер была объявлена задолго до кризиса. Достаточно просто выполнить содержащиеся в уже принятых документах декларации, и напряженность кризиса ослабнет многократно.

Посмотрим на федеральную целевую программу «Жилище» с подпро­граммой «Обеспечение земельных участков коммунальной инфрастру­ктурой». Провозглашенные задачи: реализация инвестиционных проектов по обеспечению земельных участков коммунальной инфраструктурой, демонополизация и развитие конкуренции на рынке жилищного строи­тельства, создание организационных и финансовых механизмов обес­печения земельных участков коммунальной инфраструктурой.

По двум последним пунктам не сделано ничего. По первому выделялось: на 2006 г. — 12,5 млрд. руб., на 2007 — 17,5 млрд. руб., на 2008 — 18,6 млрд. руб. На 2009 предусматривалось 19,5 млрд. руб. Для всей России. Такие суммы могут вызвать только печальную улыбку.

Сравним их с вложенными в поддержку банков только в октябре 2008 г. — свыше 1,5 трлн. руб. Сопоставление показывает: объявление строи­тельства жилья приоритетной национальной задачей — лукавство. Получается, что настоящая приоритетная задача — поддержка банков-монополистов, и она решена. Хорошо хоть то, что не рухнула в пропасть финансовая система. Однако через банки деньги в строительный сектор пока не идут…

Вернемся к обещаниям. По инфраструктуре основной упор делался на частные инвестиции — 240,6 млрд. руб. Тоже крохи, но и их получить не смогли. Еще в 2005 году были приняты федеральные законы «Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса» и «О концессионных соглашениях», призванные решить задачу развития инфраструктуры за счет частного капитала. Задача не решена. Более того, в п. 3 ст. 30.2 Земельного кодекса установлено, что арендатор земельного участка для жилищного строительства обязан строить объекты инженерной инфраструктуры и передавать их в государственную или муниципальную собственность.

В первый день после вступления в должность президент Д. Медведев подписал указ «О мерах по развитию жилищного строительства». На основании этого указа был создан Фонд содействия развитию жилищного строительства. Фонд есть, влияния на кризисную ситуацию нет.

Далеко не все хотят иметь жилье в собственности. Многих устроила бы бессрочная аренда у города — по разумным ценам и с гарантией того, что домовладелец не выкинет на улицу в любой момент по собственному желанию. В европейских странах доля жилья в собственности прожи­вающих не превышает 30%.

В Москве кризис подтолкнул программу строительства муниципальных «бездоходных» домов, и мощности строительных компаний сейчас нацелены на эту программу. У нас тоже декларируется, что нельзя делать ставку только на собственность — государство должно предоставлять социальное жилье. Но объемы социального строительства мизерны, и увеличение не планируется. А предоставлять жилье военным — прямая обязанность государства и без кризиса.

Вскоре после вступления в должность Д. Медведев заявил, что доступное жилье — это, в первую очередь, жилье малоэтажное, низкобюджетные дома общей площадью от 70 до 120 кв. м. Требуется изменение стратегии жилищного строительства — с опорой на граждан со средним доходом. Сказано правильно, не сделано ничего. Хотя малоэтажному строительству кризис не помеха.

Основные элементы программы

Для выявления факторов, определяющих издержки жилищного строи­тельства, требуется глубокий анализ, но есть вещи очевидные. Прежде всего, цена земли.

Застройщиков, готовых возводить недорогое жилье, государство отправляет на аукцион, где предлагает бороться со спекулянтами. Так государство подталкивает (лучше сказать, заставляет) муниципалитеты зарабатывать. Землю под застройку получает тот, кто больше платит. Никакие другие показатели не учитываются. Появляется много фирм-однодневок, которые скупают землю только для того, чтобы потом ее перепродать. Таким способом муниципальные органы пополняют бюджет. Причем деньги, выручаемые от продажи земли, расходуются на что угодно, только не на подготовку новых участков.

Сегодня на аукционах нет покупателей, и участки продаются на первом шаге. Но на выходе из кризиса земля снова подорожает. Следует принять действенные меры, чтобы этого не произошло. Надо лоббировать внесение изменений в Земельный и Градостроительный кодексы, обязывающих муниципалитеты выделять участки под строительство жилья экономкласса без торгов.

Второй фактор, увеличивающий конечную цену квартир, — стоимость инженерно-технического обеспечения дома. Затраты на строительство инфраструктуры не могут ложиться на себестоимость жилья, если есть желание сделать жилье действительно доступным. Для государства это наиболее эффективные антикризисные вложения.

Следует перейти к механизму, существующему во всех развитых странах, когда для инженерного обустройства новых стройплощадок привлекаются средства бюджета и эксплуатирующих компаний — энергетиков, связистов, водоснабжающих компаний. Во всем мире компании, владеющие энергетикой и коммуникациями, заинтересованы инвестировать в развитие сетей и увеличение потребления, потому что они будут получать с новых мощностей прибыль.

Требуется новая техническая политика. В строительной индустрии износ оборудования достигает 80 процентов. До сих пор эксплуатируются старые советские фонды. Нужны государственная поддержка и инвестиции в новые ресурсосберегающие строительные технологии. Необходима бюджетная поддержка фирм, способствующих повышению произво­дительности и снижению издержек в строительстве.

Следует менять налоговую политику — думать не только о сегодняшних сборах, но и о завтрашних. Налоги должны носить стимулирующий харак­тер. Надо снижать налоги в сфере добавленной стоимости. Это может стать своеобразной альтернативой банковскому кредитованию. Проведенное сейчас снижение налога на прибыль на падающем рынке неэффективно — предприятия работают почти без прибыли.

На издержках строительства негативно сказывается длительность бюро­кратических процедур и неэффективность деятельности экспертно­согласовательных органов. Зачастую на согласование проекта требуется больше времени, чем на разработку. А потеря времени — это потеря денег. Необходимо установление жесткой административной и экономической ответственности и систематического контроля над соблюдением устано­вленных сроков согласующими и экспертными организациями, участ­вующими в строительном процессе.

Необходимо стимулирование малоэтажного строительства через предос­тавление земли и систему целевого кредитования. Малоэтажное строи­тельство не требует такой концентрации средств, как строительство многоэтажное, и может вестись даже в разгар кризиса.

Многократно говорилось, что главной проблемой строительства является административно поддерживаемая монополизация отрасли. Необходимо изменение подхода к застройке территорий, когда проекты достаются исключительно крупным строительным структурам. Они не заинтересованы делиться своей прибылью. Требуется жестко регламентировать сроки освоения территорий застройки, что позволит сконцентрировать деятель­ность крупных компаний на проектной подготовке и комплексной увязке строящихся объектов, стимулируя привлечение к подряду более мелких компаний.

В рамках антимонопольной политики необходимо разработать механизмы по снижению транспортных издержек для производителей стройматериалов, пересмотреть тарифы на железнодорожные перевозки. Это откроет возможность межрегиональной конкуренции. Железная дорога, как и сетевые компании, принадлежит государству, и при желании оно способно ограничить аппетиты как тех, так и других. Напомним, цена энерго­носителей, а значит, и издержки транспорта, резко снизились.

Не стоит забывать и о коррупционной составляющей. Сейчас стали раздаваться голоса, что кризис — не подходящее время для борьбы с коррупцией. Дескать, она может дезорганизовать государственное управление. Для борьбы с коррупцией любое время — неподходящее, но самое подходящее — кризис. Не борьба с коррупцией, а сама коррупция дезорганизует государственное управление. Она блокирует программы помощи и дает существенную прибавку в себестоимости. И, наконец, госзаказ на строительство — как жилья, так и других объектов. Потребность в них у города и края чрезвычайно велика.

Где взять антикризисные деньги?

Федеральный закон РФ № 184-ФЗ от 23 декабря 2003 г. «О внесении дополнений в Бюджетный кодекс РФ в части создания Стабилизационного фонда РФ». В ст. 1 читаем: «Средства Стабилизационного фонда могут использоваться для финансирования дефицита федерального бюджета при снижении цены на нефть ниже базовой, а также на иные цели в случае, если накопленный объем средств Стабилизационного фонда превышает 500 млрд. рублей».

Для экономического роста Стабфонд — тормоз, поскольку деньги изымаются из реальной экономики. Целесообразным представлялось не замораживание денег в Стабфонде, а инвестирование в инфраструктурные проекты. Но почти единственным направлением расходования средств чиновники называли поддержание высокого курса рубля. Хотя при этом наши товаропроизводители автоматически становятся менее конкурентоспособными по отношению к импорту — затраты на производство у нас оплачиваются дорогими рублями, а за рубежом — дешевыми долларами или евро.

С 2008 г. Стабфонд заменен Резервным фондом. Он тоже призван способствовать стабильности экономического развития страны. Несмотря на громогласные заявления об активном расходовании средств на преодоление кризиса, идет постоянный прирост объема Резервного фонда как в рублевом, так и в долларовом выражении. По данным Минфина, только за январь 2009 года объем фонда увеличился на 836,16 млрд. руб. (или 250 млн. долл. — расхождение обусловлено падением курса рубля). На 1 февраля он составил 4 трлн. 863,80 млрд. руб. (www.minfin.ru). То есть расходование средств фонда идет медленнее, чем пополнение. Причем в реальную экономику деньги не поступают.

Все многочисленные недостатки Стабилизационного (Резервного) фонда высокие чиновники оправдывали необходимостью иметь запас на случай кризиса. Для этого из российской экономики выводили колоссальные средства. Момент настал, но размещенные в Резервном фонде деньги на стабилизацию экономики России не работают. Для чего продолжают копить? Деньги не должны обесцениваться. По крайней мере, в ситуации, для которой они, как нас уверяли, предназначены.

Совокупная расчетная сумма дохода от размещения средств Резервного фонда, пересчитанная в доллары США, за период с 15 января по 31 января 2009 г. составила 0,01 млрд. долларов США, что эквивалентно 0,32 млрд. рублей. Курсовая разница от переоценки остатков средств на счетах по учету средств Резервного фонда в иностранной валюте за период с 15 по 31 января 2009 г. составила 437,63 млрд. рублей.

Остатки средств на отдельных счетах по учету средств Резервного фонда по состоянию на 1 февраля 2009 г. составили: 205,05 млрд. рублей; 63,99 млрд. долларов США; 43,81 млрд. евро; 7,31 млрд. фунтов стерлингов.

Расчетная доходность от размещения средств Резервного фонда на счетах в иностранной валюте составила: на счете в долларах США — 3,90% годовых, на счете в евро — 5,94% годовых, на счете в фунтах стерлингов — 9,85% годовых.

Источник — официальный сайт Минфина РФ www.minfin.ru

Возможен ли прогноз?

Прогнозы по продолжительности кризиса колеблются от одного года до семи лет. Год — срок нереальный. Времени понадобится больше, а более­менее точный прогноз по срокам пока в принципе невозможен. Многое будет зависеть от эффективности антикризисной программы.

Рано прогнозировать и цену. В Красноярске сегодня можно услышать, что уже в скором времени из-за нестабильного положения валюты недви­жимость вырастет в цене, так как это вторая твердая валюта. Или что недвижимость подорожает из-за роста доллара. Но пока во всех крупных городах России наблюдается снижение стоимости вторичного жилья. А первичный и вторичный рынки связаны.

Не через месяц-другой, но в перспективе возможно временное повышение цены до уровня, превышающего нынешний. Объемов построенного или готового на 70% жилья в России хватит лишь на год-полтора после оживления рынка. После этого, если своевременно не будет начата реализация новых строительных проектов, жилищный рынок будет испытывать колоссальный дефицит.

Сбалансированная рыночная цена является результатом затухающих маятниковых колебаний. Дефицит колебания усилит. Принципиально возможно возрастание цены до уровня, превышающего цену марта 2008 года. Это наихудший вариант. Он означает, что рыночный маятник пошел вразнос, и вскоре после подъема цены нынешний кризис будет восприниматься лишь как преддверие настоящего большого кризиса. Главная задача госпрограммы — воспрепятствовать такому развитию событий.

К чему стремиться

Поражение нынешней строительной логики обусловлено дефицитом жилья и полным отсутствием выбора у граждан, облагодетельствованных моно­польным застройщиком. Дефицит определял психологию жилищного строи­тельства в российских городах. Не было необходимости задумываться о типологии, о качестве, о разнообразии ассортимента предложения. Кризис способен эту ситуацию изменить.

Неудобные квартиры, в которых не хватает места для хранения бытовых вещей, прогнившая инфраструктура, непривлекательные подъезды, убогие дворовые площадки, удручающая одинаковость должны уйти в прошлое. Равно как предложение разных по качеству квартир по одинаковой цене.

Возникшая конкуренция (если она не будет разрушена государственными «антикризисными» мерами, направленными на поддержку избранных компаний) должна привести к тому, что именно конечный потребитель будет определять качество и структуру жилья. А взамен того, что именовалось у нас «ипотекой», появятся различные схемы финансовой поддержки строительства или приобретения жилья для себя.

Сложится новая для нас, но привычная для всего остального мира строительная психология, основанная на:

  • измерении количества не в квадратных метрах, а в жилых единицах — домах и квартирах;
  • анализе потребностей потенциальных покупателей и возникновении рынка потребителя взамен рынка продавца;
  • формировании различных сегментов рынка коммерческой жилой недвижимости.

Кризис дает возможность изменить строительную логику и психологию. При государственной политике, ориентированной на человека, на первый план выйдет качество при оптимальной цене. Появится разнообразная, отсутс­твующая ныне, типология жилья и разнообразные его ценовые категории. Образуется нормальный рынок. Такой шанс упускать нельзя.

Борис Кацев
Олег Кечин
Газета «Строитель. Енисей»

© ДЕЛА.ru

 

информация
новости

Красноярские взятки исчисляются десятками миллионов рублей Руководители трех надзорных ведомств – прокурор Красноярского края Роман Тютюник, начальник ГУ МВД Россиии по Красноярскому краю Александр Речицкий…

В Красноярске открылась стела трудовой доблести В Красноярске в день образования Красноярского края торжественно открылся мемориальный комплекс «Красноярск – город трудовой доблести»…

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»