статья

Бизнес на продажу

Сфера вляиния

Бегущая строка на красноярских теле­каналах переполнена объявлениями «Продам бизнес». Но покупатели не спешат откликаться на эти призывы, ожидая падения цен.

Летом 2008 г. ГК «КрасГрупп» (основной вид деятельности — переработка и производство пиломатериалов) вместе с московскими партнерами затеяла новый проект — агентство продажи готового бизнеса. Как в воду глядели. «Мы видим увеличение спроса на наши услуги как со стороны продавцов, так и со стороны покупателей», — констатирует Андрей Харченко, руководитель проектов ГК «КрасГрупп». Директор компании «Альянс-недвижимость» Галина Симон добавляет, что активность предпринимателей по продаже или ликвидации своего бизнеса заметно выросла с середины ноября.

Причина того, что люди готовы расстаться с тем, во что вложены душа, силы и деньги, проста. «Сейчас конкурентная борьба разворачивается не только на рынках товаров и услуг, но и — все острее — за доступ к капиталам. Доступ к финансированию становится ключевым конкурентным преимуществом компаний. Многие региональные игроки, которые вели агрессивную долговую политику, но при этом не сумели создать эффективную систему управления, уже оказались либо скоро окажутся в очень тяжелой ситуации, когда не смогут привлечь финансовые ресурсы для развития или банальной перекредитовки.

В таком случае выхода два: у кого есть возможность — продать бизнес или его часть, у кого нет такой возможности — ликвидация», — говорит Игорь Ладыгин, директор компании «БКС Консалтинг». Кроме того, сократилась покупательская способность населения.

«Причем желание накопить приобрело гипертрофированную форму. Сбере­гают даже те, кто раньше никогда этого не делал, и те, у кого уже есть достаточные сбережения. Люди стараются не тратить — в результате, достаточно сильно пострадала сфера потребления. У кого-то снижение продаж на 10-20% — это не критично. А у кого-то — в 2-3 раза, и тут, конечно, уже идет речь о том, что тех денег, которые компания зараба­тывает, ей просто не хватает на существование», — комментирует Сергей Наговицин, заместитель генерального директора по инвестиционной политике ИК «СМ.арт».

«Среди предложений по продаже бизнеса, безусловно, лидирует коммер­ческая недвижимость (торговые и бизнес-центры)», — заверяет Игорь Ладыгин. Андрей Харченко уточняет: «Наиболее часто предложения поступают из сферы производства, а также из ритейла товаров не первой необходимости: украшения, бижутерия и т.п.». Галина Симон добавляет в этот список кафе и салоны красоты. По словам директора агентства недвижимости и оценки «Профессионал» Ирины Паничкиной, активны также предприниматели, продающие фирмы со строительными лицензиями, парикмахерские.

точка зрения
Александр Анищенко
Александр Анищенко, руководитель представительства ПАУ ЦФО в Красноярском крае (некоммерческого парт­нёрства «Саморегулируемая организация арбитражных управляющих Центрального федерального округа»):

— Существует 4 способа ликвидации предприятий. Первый подра­зумевает добровольное принятие решения о ликвидации. При этом создается ликвидационная комиссия, проводятся соответствующие процедуры по установлению кредиторов, инвентаризации иму­щества, выявляется задолженность, продаются остатки, уволь­няется персонал. После чего предприятие снимается с регис­трационного учета юридических лиц РФ. Такой способ не очень распространен и используется, когда собственники не хотят или не могут заниматься бизнесом.

Наиболее часто встречающийся способ ликвидации предприятия – через банк­ротство, по решению суда. Здесь заявителями могут выступать как собственник предприятия, так и его кредиторы.

К третьему способу прибегают, когда организация накапливает проблемы непо­гасимых долгов — перед налоговой службой, по заработной плате и т.д. При этом топ-менеджеры пытаются применить различные незаконные методы ликвидации.

Четвертый способ: собственники предприятий просто перестают действовать, бросают предприятие, сдают отчетность, оно формально существует и практически ничем не занимается. Это сейчас очень большая проблема в России, в стране насчитывается несколько миллионов таких предприятий.

Трудность, с которой бизнесмены сталкиваются при ликвидации бизнеса, по сути, одна. Менеджеры очень поздно прибегают к процедуре ликвидации, доводя финансовое состояние предприятие до сверхкритического предела. Это делается либо преднамеренно, либо просто не просчитываются, не составляются бизнес-планы деятельности организации. Доводят предприятия до больших долгов, соответственно, возникают трудности, потому что погасить долги очень сложно, иногда практически невозможно. Если же ситуация просчитана, то никаких сложностей быть не должно.

Случаи, когда человек расстается со своим единственным бизнесом, — редкость. Как правило, избавляются от непрофильных, «лишних» напра­влений. Исполнительный директор строительной компании «Кедр» Максим Зыков рассказал «СВ»: «Недавно мы возвели торгово-офисный центр на ул. Весны. Строительство осуществляли на заемные у банков средства. Сейчас пришло время платить по обязательствам. Поэтому мы решили продать одну из станций АЗС (всего их у нас четыре, это дополнительный бизнес)».

Также, стремясь найти деньги на основную деятельность, собственники ГК «КрасГрупп» сейчас продают свой шиномонтажный бизнес. И таких примеров множество.

Фасад здания плакатом «Продам» Бизнесмены готовы рассматривать разные варианты:
продать только помещение, весь бизнес или обменять его на другие активы.

А вот избытка покупателей не наблюдается. Игорь Ладыгин: «Количество желающих приобрести бизнес сократилось. Причин две. Часть сделок по слияниям и поглощениям раньше осуществлялась на заемные деньги, теперь с этим стало сложнее. Вторая причина — многие потенциальные покупатели выжидают, когда цена на бизнес упадет еще ниже. Увеличили свою активность лишь фонды прямых инвестиций». «Реальных сделок на рынке покупки готового бизнеса очень мало. Для нашей фирмы сейчас три сделки за месяц считается нормальным», — добавляет Галина Симон.

В велоспорте такая ситуация называется сюрпляс (технико-тактический прием ведения спринтерской гонки, выражающийся в умении велоси­педиста сохранять равновесие при отсутствии поступательного движения, чтобы заставить противника двигаться вперед, а самому занять позицию сзади).

Противники застывают на месте и следят друг за другом, пытаясь поймать подходящий момент, чтобы рвануть вперед и победить. Помимо «выжида­тельного» аспекта, этот сюрпляс покупателя и продавца провоцируется разным подходом сторон к оценке стоимости бизнеса. «Продавец говорит: „Вот, когда я бизнес начинал, я вложил в него 10 млн руб. Я работал-работал… Сейчас мой бизнес имеет имя, персонал. Сейчас мой бизнес стоит 15 млн.“

Это идеология продавца. Покупатель думает иначе: „Ваш бизнес за год приносит 100 тыс. руб.? Больше, чем за 2 годовые прибыли я его покупать не буду. Даю 200 тысяч, не больше. “Тут у продавца наступает культурный шок: „Я вложил 10 млн, а мне за него 200 тыс. предлагают?!“. Примерно так заканчивается процентов 70% всех переговоров о продаже бизнеса в Красноярске», — иронизирует Сергей Наговицин.

Естественно, продавцы отступают первыми — им деваться некуда. Андрей Харченко: «Если еще в октябре-ноябре они выставляли свои предложения по достаточно высоким ценам, сейчас идет снижение почти в три раза». Но есть бизнесы, владельцы которых не намерены сдавать свои позиции. Например, автозаправочные станции.

По оценкам ИК «СМ.арт», их средняя рентабельность сейчас составляет около 60%. Спрос на заправки со стороны потенциальных инвесторов очень большой. А предложение практически отсутствует. «У нас есть заявка на покупку АЗС, но с середины лета мы не нашли никакого достойного варианта. Причем собственники просто не готовы вовсе рассматривать вопрос продажи этого бизнеса».

А если готовы, как в случае с компанией «Кедр», то и цена выставляется соответствующая. «Свою АЗС мы продаем уже месяц. Заявленная стоимость — 60 млн руб. Интересуются многие, но реальных покупателей пока нет. Предложение, как говорится, не для всех», — констатирует Максим Зыков.

Игорь Ладыгин среди наиболее востребованных сейчас для приобретения бизнесов называет также производство продуктов питания, производство и продажу обуви, ремонт и строительство дорог, автосервисы, производство удобрений, фармакологию, уникальные инновационные производства.

Говоря о ближайшем — в перспективе нескольких месяцев — будущем, эксперты «СВ» единодушны. Количество компаний, стремящихся быть проданными, возрастет. Как и число ликвидирующихся фирм. «У 30-50% компаний возникли или еще возникнут проблемы с платежами по кредитам. Банки будут получать имущество, которое было передано в залог на получение кредита. Оно будет продаваться», — отмечает Сергей Наговицин. «Буквально полчаса назад мне позвонил один из владельцев очень крупного сибирского предприятия с просьбой помочь в продаже его бизнеса. И таких звонков с каждой неделей становится все больше», — рассказывает Игорь Ладыгин.

Директор центра юридических услуг «Советникъ» Елена Журбик полагает, что пик сделок по покупке готового дела придется на лето. Большинство экспертов согласны: к середине текущего года «ценовое дно» будет дос­тигнуто, и покупатели активизируются. Но реализовать свои бизнесы удастся далеко не всем. И диктовать условия будут отнюдь не продавцы.

© ДЕЛА.ru

 

информация
новости

Как QR-коды влияют на новогодние корпоративы Меньше чем через месяц наступит главный праздник – Новый год. И, как обычно в начале декабря, красноярцы задумываются о проведении новогодних корпоративов…

Экология как драйвер инвестиций Работающая в Красноярском крае горно-металлургическая компания «Норникель» значительно увеличила свой прогноз по инвестициям до 2030 года…

 
Dела.ru

Сайт Красноярска
деловые новости

© ООО «Дела.ру»